Чужие среди нас

В мире
№42 (861)

 

Сразу семь правозащитных организаций подали в Иерусалимский окружной суд иск против решения министра внутренних дел Эли Ишая арестовывать и принудительно депортировать из страны всех граждан Южного и Северного Судана, которые не покинули до 15 октября Израиль добровольно. Называя решение Ишая “варварским”, “истерическим” и “бесчеловечным”, правозащитники отмечают, что оно не только противоречит позиции Управления ООН по делам беженцев, но и не имеет никакой правовой базы в израильском законодательстве.
 
Нравится это кому-то или нет, но юридически их позиция выглядит обоснованно. Чем дальше, тем яснее становится, что в Израиле практически нет законодательных механизмов, позволяющих избавиться от незаконно проникших в страну африканцев. Да и, по большому счету, механизма, позволяющего остановить их проникновение в Израиль, тоже нет.
 
 
 
Ложь и правда о заборе
 
В последнее время как премьер-министр, так и другие израильские политики не раз заявляли, что после строительства забора на границе с Египтом поток беженцев будет остановлен. Забор, обошедшийся казне в миллиарды шекелей, представляют как кардинальное решение проблемы мигрантов, и статистика вроде бы подтверждает это. В последние месяцы число африканцев, проникших на территорию Израиля, снизилось с 1600-2500 в месяц до 180-220, причем подавляющее большинство из них попали в страну через те участки границы, где забор еще недостроен.
 
У многих читателей наверняка остались в памяти и события месячной давности, когда группа мигрантов уселась возле забора, заявив, что не сдвинется с места, пока не получит разрешения на въезд. Так как речь шла о людях, сидящих под палящим солнцем без еды и питья, и возникла реальная угроза для их жизней, правозащитники обратились в БАГАЦ с требованием удовлетворить “просьбу” африканцев. В итоге до суда дело не дошло, так как двум женщинам и детям было разрешено войти на территорию Израиля, а мужчины согласились вернуться на территорию Египта.
 
Однако, думается, многие, как и автор этих строк, обратили тогда внимание на утверждения правозащитников о том, что “эти люди уже находятся на территории Израиля, поэтому Израиль несет ответственность за их жизни”. Как же так, возникал резонный вопрос, если африканцы находятся за разделительным забором, то почему нас уверяют, что они на территории Израиля? Как можно так беспардонно лгать?!
 
В поисках ответа я стал звонить в разные инстанции, и в итоге выяснил, что никто не лжет... Забор действительно практически достроен, однако очень немногие знают, что строится он не на официальной линии границы с Египтом, а в нескольких метрах от нее. То есть как только граждане Эритреи, Судана и других стран подошли к забору, они и в самом деле, с точки зрения международной маркировки границы, уже находятся на израильской территории, но еще не в Израиле. С этого момента на них начинает распространяться решение БАГАЦа, запрещающее насильно выгонять их назад, на территорию Египта, так как Верховный суд признал, что там существует угроза для их жизни и безопасности. Но признал этот суд и то, что израильские власти вовсе не обязаны пропускать их за забор, так как каждое государство вправе решать, кого оно желает видеть своими жителями, а кого нет.
 
Но, как доказывает жизнь, и эта истина не бесспорна, тем более что ситуация возле забора и в самом деле сложилась парадоксальная. Месяц назад израильские правозащитники попытались создать прецедент, после которого еврейское государство вынуждено было бы впускать африканцев по гуманитарным соображениям. Нет никакого сомнения, что в ближайшем будущем они повторят эту попытку, и если прецедент все-таки будет создан, пресловутый многомиллиардный забор уже никого не остановит.
 
А пока правозащитники разворачивают борьбу против объявленной МВД Израиля политики арестов и принудительной депортации мигрантов из Судана. Если учесть, что они добились немалых успехов в борьбе за права африканцев, которые, с их точки зрения, были и остаются беженцами, то не исключено, что и на этот раз им удастся одержать победу.
 
Во всяком случае, в последнее время мигранты из различных стран Африки чувствуют себя вполне привольно, а вот занимающиеся ими сотрудники подразделения “Оз”, напротив, зачастую действуют со связанными руками
 
 
“Не бойся, мы с тобой!”
 
Еще один взгляд в прошлое, теперь уже почти на 10 лет назад... Учитывая все увеличивающееся число нелегальных гастарбайтеров, в Израиле создано подразделение эмиграционной полиции. При всех первоначальных ошибках и просчетах новой структуры эффективность ее действий не вызывает сомнения: в течение двух лет из страны было депортировано 145 тысяч нелегалов.
 
В 2009 году при Управлении по эмиграции МВД Израиля создается специальное подразделение “Оз”, которое, по идее, должно было заменить эмиграционную полицию. К тому времени основной проблемой становится проникновение в Израиль тысяч нелегалов из Африки, и почти тут же возникает целый ряд помогающих им правозащитных организаций. В одном из интервью тогдашний глава подразделения отставной генерал Чико Села заявляет: “Те, кто устраивает демонстрации в защиту мигрантов, являются преступниками, желающими уничтожить еврейский характер нашего государства”. Эти слова вызывают резкую критику в адрес Селы со стороны правозащитников и ряда израильских политиков. Тогдашний лидер партии МЕРЕЦ депутат Хаим Орон объявляет слова Селы “угрозой израильской демократии”. Депутат Шломо Мула (“Кадима”) обвиняет Селу в “бесчувственности и бесчеловечности”. Министр внутренних дел Эли Ишай вроде бы встает на защиту командира “Оза”. Он заявляет: “Села сказал то, что на самом деле думает большинство израильтян”, но при этом спокойно принимает прошение Чико Селы об отставке.
 
С тех пор проблема африканских мигрантов усугубляется. Их суммарная численность доходит до 60 тысяч человек. Они становятся доминирующей частью населения некоторых кварталов Южного Тель-Авива и ряда других израильских городов, заметно повышают уровень преступности в стране и вытесняют израильтян с рынка неквалифицированной рабочей силы. Однако при этом численность сотрудников подразделения “Оз” в рамках сокращения бюджета уменьшается с 400 до 200 человек. Одновременно заметно суживается круг их полномочий. Как следствие, за последний год из Израиля было депортировано только 3 тысячи нелегалов и еще 3200 покинули страну добровольно, при том что вместе с африканцами в стране по-прежнему обретаются десятки тысяч нелегалов из стран Юго-Восточной Азии и Восточной Европы.
 
Отвечая на вопрос, почему они до сих пор не предпринимали активных действий по задержанию и депортации нелегалов из Африки, сотрудники “Оза” напоминают, что правозащитные организации добились постановления суда, согласно которому гражданам Эритреи и Судана (до раскола этого государства) предоставлялась так называемая коллективная защита. То есть государство обязано было предоставлять гражданам этих стран убежище автоматически, не проводя каких-либо расследований относительно того, действительно данному конкретному человеку на родине угрожала опасность или он прибыл в Израиль в поисках лучшей жизни.
 
По окончании гражданской войны и разделения Судана с мигрантов из этой страны “коллективная защита” вроде бы была снята. Однако когда сотрудники “Оза” приступили к их арестам для дальнейшей депортации, в дело снова вмешались правозащитники. Теперь адвокаты правозащитных организаций добиваются в суде, чтобы дело каждого депортируемого рассматривалось отдельно, а пока оно рассматривается, гражданин Судана получает официальное разрешение на нахождение в Израиле. Таким образом, в случае задержания его сотрудниками “Оза” африканец предъявляет им постановление суда и спокойно отправляется гулять дальше.
 
Еще одним относительным новшеством является появление у десятков африканских нелегалов израильских жен и подруг. Нередко сразу после ареста нелегала из Судана, Того, Берега Слоновой Кости или другой африканской страны в участке появляется интеллигентная жительница Герцлии или Северного Тель-Авива и утверждает, что речь идет о человеке, с которым она живет уже несколько лет или сочеталась браком за рубежом. Один раз защищать 17-летнего африканского нелегала пришла 40-летняя дама из Рамат-Авива, заявившая, что она намерена усыновить юношу. В “Озе” до сих пор гадают, о реальном усыновлении шла речь или эти двое все же находились в интимных отношениях. Впрочем, не всегда ясно, на самом деле эти израильтянки являются подругами африканцев или речь идет о фиктивных отношениях (разумеется, за исключением тех случаев, когда имеется свидетельство о браке, а порой и дети, рожденные в этом браке). Кстати, молодые мигранты из Африки стали в последнее время еще и главными поставщиками сексуальных услуг как для активных, так и для пассивных тель-авивских гомосексуалистов, но это уже, как говорится, тема для отдельного разговора.
 
Таким образом, когда несколько месяцев назад глава МВД Эли Ишай заявил, что граждане Судана, которые до 15 октября не покинут страну добровольно, будут депортированы в принудительном порядке, в “Озе” понимали, что выполнить указ министра на практике будет непросто, если не сказать невозможно. Что касается очередного демарша правозащитников, он был ожидаем.
 
 
Закон есть закон
 
В Израиле сегодня проживают 15 тысяч мигрантов из Северного Судана. В своем иске против их ареста и принудительной депортации, как уже говорилось, правозащитники напирают на два аспекта.  Первый - гуманитарный. Управление ООН по делам беженцев по-прежнему утверждает, что на родине жизням этих людей угрожает опасность, и “Врачи без границ”, Центр помощи беженцам и многие другие организации намерены предоставить судьям доказательства этого тезиса. Аресты суданцев, считают правозащитники, будут представлять собой “охоту на людей по расовому признаку” и сопровождаться попранием прав человека.
 
Второй аспект - юридический. Дело в том, что, с точки зрения существующих законов, для ареста мигрантов и в самом деле нет никаких оснований. Во-первых, указ о проведении таких арестов может издать только глава министерства внутренней безопасности, а не министр внутренних дел. Таким образом, по мнению адвокатов правозащитных организаций, издавая указ о 15 октября, Эли Ишай явно превысил свои полномочия. Во-вторых, действующий с 1950 года и учитывающий реалии того времени закон позволяет арестовывать нарушителей израильско-египетской границы лишь в том случае, если последние представляют угрозу для безопасности Израиля (то есть являются террористами или их пособниками). Так как суданцы такой опасности не представляют, то и арест их незаконен. В-третьих, депортировать людей из страны, как известно, следует на их родину, но Северный Судан - враждебное Израилю государство, и потому куда именно будут депортировать северных суданцев, пока непонятно.
 
Эли Ишай в ответ на это заявил, что, несмотря на все усилия правозащитников, он добьется депортации из страны сначала суданцев, а затем и всех мигрантов из Африки. На карту, по словам главы МВД, поставлена сама судьба еврейского государства, а потому он намерен действовать предельно жестко, и пусть потом история рассудит, кто был прав
 
 
 
А тем временем в Кфар-Нетере
 
Одновременно с иском правозащитников против депортации суданцев в полицию поступила жалоба жителей расположенного неподалеку от Нетании поселка Кфар-Нетер, утверждающих, что двое мигрантов из Африки, проникших в их поселок, сделали жизнь в нем невыносимой. Как указывается в жалобе, мигранты заняли один из домов, хозяева которого в настоящее время находятся за границей. Несмотря на противозаконность их действий, жители поселка поначалу пытались наладить добрые отношения с незваными гостями и даже приносили им еду и одежду. Однако очень скоро стало ясно, что мигранты отнюдь не собираются быть добрыми соседями. Они стали отбирать на улицах у детей сотовые телефоны, воровать все, что попадалось под руку, корежить машины, подсматривать за принимающими душ женщинами и т.д. Словом, в течение короткого времени эта парочка совершенно распоясалась. Наконец один из жителей поселка не выдержал и вызвал полицию. Полицейские явились, проехались по улицам и, “не заметив ничего подозрительного или угрожающего безопасности жителей”, уехали. Мигранты в отместку выбили камнями все стекла в доме человека, вызвавшего полицию Чем закончится эта история, пока неизвестно, но в ней, как в капле воды, отражается весь тот круг проблем, с которыми сталкиваются израильские обыватели, не по своей воле обзаведшиеся в последние годы соседями из Африки.
 
Недавно мне довелось побеседовать с жительницей тель-авивского квартала Шапира.
 
- Наш район наводнен суданцами, которые постоянно нападают на подростков, как на девочек, так и на мальчиков. Иногда с целью ограбления, иногда для совершения развратных действий, и пока сын проходит от дома до автобусной остановки или от автобуса до дома, я буквально обмираю от страха, - сказала эта женщина. - Мы, как и многие наши соседи, хотим отсюда уехать, но продать квартиру в шхунат Шапира сегодня невозможно
 
 
 
Кому это выгодно?
 
Не раз задавался я вопросом о том, какие мотивы движут правозащитными организациями, выступающими за то, чтобы т.н. беженцы из Африки оставались на территории Израиля. Разумеется, среди этих причин есть и альтруистические. Многие добровольцы, да и штатные сотрудники этих организаций, верят, что они помогают угнетенным, преследуемым и обездоленным и, таким образом, служат делу гуманизма и великого общечеловеческого братства. Однако если заглянуть на сайты этих организаций, можно убедиться, что большинство из них существуют на немалые пожертвования из-за рубежа, прежде всего от различных европейских фондов, что позволяет этим организациям платить своим сотрудникам зарплату, мягко говоря, значительно превышающую среднюю по стране. Все это невольно наводит на мысль, что определенные круги в Европе заинтересованы в том, чтобы в Израиле были силы, которые привечали бы мигрантов из Африки и таким образом сдерживали их дальнейшую миграцию на Запад.
 
Вместе с тем, в руководстве партии ШАС считают, что дело не только в этом. Партийные лидеры говорят, что определенные круги израильского общества (в том числе и политические) откровенно нацелились на разрушение еврейского характера государства и превращение его в “государство всех граждан”. Опасаясь увеличения численности религиозного населения, чувствуя, что влияние партий, представляющих их интересы, уменьшается до 2-3 мандатов, а затем может вообще сойти на нет, эти люди, называющие себя правозащитниками, готовы на любые шаги, которые могут предотвратить такое развитие событий. Именно поэтому они упорно добиваются предоставления гастарбайтерам и мигрантам статуса временных жителей, а затем и полноценных граждан страны (вспомним борьбу против депортации нелегалов и их детей), которые, по их расчетам, в итоге станут электоратом ныне малых партий. Вот почему Эли Ишай и многие другие убеждены, что борьба идет именно за будущий демографический расклад и сохранение еврейского характера Израиля.
 
 
 
Вчера, сегодня, завтра...
 
Как уже отмечалось, африканцы - далеко не единственная эмиграционная проблема страны. Борьба с нелегальными иностранными рабочими по-прежнему актуальна, и подразделение “Оз” ежедневно проводит операции по их розыску и возвращению на родину. При этом уловки, к которым прибегают нелегалы, чтобы избежать ареста или, в случае такового, добиться разрешения на пребывание в нашей стране, носят порой самый неожиданный характер. К примеру, нелегалы из Иордании, попав в Израиль в качестве туристов, дружно утверждают, что они гомосексуалисты и на родине их грозят убить. Разумеется, в дело тут же вмешиваются правозащитники, и начинается судебный процесс.
 
Надолго позволяет задержаться в Израиле также жалоба в полицию на сексуальные домогательства или изнасилование со стороны бывшего работодателя. Адвоката в данном случае обеспечивают феминистские организации.
 
В одном из недавних инцидентов супружеская пара нелегалов из Румынии поселилась в Бней-Браке под видом новых репатриантов и так ловко загримировалась под ультраортодоксов, что стала частью местной общины.
 
Когда сотрудники “Оза” пришли арестовывать эту пару, соседи долго отказывались поверить, что те не только не ультраортодоксы, но и вообще не евреи.
 
По словам специалистов, одним из самых болезненных моментов в борьбе с нелегалами является отсутствие законодательной базы, которая отвечала бы требованиям сегодняшнего дня. К примеру, если сегодня бизнесмен задействует нелегала в своем бизнесе, он в худшем случае отделается штрафом, а вот если он будет использовать его для работы по дому, ему грозят и штраф, и тюремное заключение.
 
Именно такая логика, а точнее, полное ее отсутствие в нынешнем законодательстве, и породила знаменитые дела домработниц Эхуда Барака и Иегуды Вайнштейна.
 
Так что, судя по всему, начинать борьбу с нелегалами надо именно с изменения законов. Сформулировать их следует так, чтобы они стояли на страже интересов государства и граждан этого государства. Этого, а не какого-либо другого!
 
 “Новости недели”