Теодор Рузвельт – в сердцах, в памяти, в бронзе

Досуг и Культура
№44 (863)
Однажды опытный и всегда удачливый охотник, прицелившись, – не выстрелил. Пожалел красавца-медведя. Дал ему уйти. Эпизод этот из богатой приключениями охотничьей биографии Теодора Рузвельта стал достоянием гласности и как-то по-новому высветил образ американского президента.
 
Особенно полюбился он – большой, сильный, добрый – детям, своих игрушечных медвежат ставших называть Тэдди. Так по-свойски, но уважительно звали в стране главу государства.
 
Подумайте, как же должны были уважать и любить американцы своего президента, чтобы по сию пору, т.е. в течение столетия, звать плюшевых мишек только этим именем.
 
Всего лишь трогательная подробность? Да нет. Скорее, всё-таки одна из граней всенародной оценки его деятельности и его по-настоящему крупной личности. Недаром о тех годах, когда стоял он у руля государства, говорили:
 
«Президентство, отмеченное личностью президента».
 
«Мы принадлежим к новой нации», – говорил он. Был подлинным патриотом, политиком умным, напористым, многосторонне образованным. Честным. «Я за честную сделку».
 
Да, прагматик, умелец, экономист, дело знающий глубоко и заинтересованно. Оттого задуманный и воплощённый в жизнь Тэдди Рузвельтом ряд реформаторских – и экономических, и военно-политических мероприятий был так нужен и полезен стране.
 
Он и использовал её потенциал как в экономическом, так и в политическом аспекте, вознеся авторитет Америки на невиданные высоты, добившись и внутриполитического триумфа тоже.
 
Больше всего занимала Тэдди тема американизма. Собственно, это именно он ввёл это слово в политическую терминологию, взяв курс на становление Америки как мировой сверхдержавы. Ратовал за честную свободную конкуренцию в её идеальном варианте, т.е. был, на поверку, в изрядной доле утопистом: верил в гармонию интересов труда и капитала, чему всячески способствовал, так и не осознав призрачности самой идеи.
 
Однако, это именно он, Теодор Рузвельт, боролся за 8-часовый рабочий день, за меры по охране женского и детского труда, за всяческие социальные льготы. Которыми, кстати, пользуемся сейчас и мы с вами.
 
Это он, он  начал в Америке борьбу с социальной несправедливостью. Отсюда и его имидж национального героя и «своего парня».
 
Личностью был харизматической, умел привлекать к себе самых разных людей. Да он и не скрывал свою убеждённость в том, что «самая главная формула успеха – это знание, как обращаться с людьми».
 
Итак, политик, государственный и военный деятель (единственный из президентов удостоенный высшей военной награды), экономист-практик...
 
А ещё юрист, историк, писатель, учёный-натуралист. Крупный учёный, не по-дилетантски, а на научной основе изучавший природу родной страны и внесший в природоведение Америки огромный вклад. Оттого и мемориал 26-ого американского президента Теодора Рузвельта открылся сейчас во всемирно знаменитом нью-йоркском Музее Естественной Истории.
 
И друзья мои, и коллеги подтвердят, что любого толка похвальба мне не свойственна. Но тут – как не похвастаться: на празднование торжественного открытия мемориального рузвельтовского зала и памятника великому президенту  из русскоязычных изданий приглашён был только корреспондент «Русского Базара».
 
Народу была тьма тьмущая, журналисты и представители разных музеев съехались едва ли не из всех пятидесяти американских штатов. 
 
Открыла собрание Иллин Футтер, президент музея. Следом за ней – первый заместитель мэра Пэтти Харрис. Обе – на удивление, молодые женщины, что радует: блещущая профессионализмом и знаниями инициативная молодёжь в почёте.
 
Кстати, именно эти качества, традиционно ценимые в Америке, более всего  ценил в людях Тэдди Рузвельт.
 
После Футтер и Харрис, отметившей высокий уровень нужнейшей и детям, и взрослым деятельности одного из старейших и популярнейших музеев страны, эстафету приняли биограф Рузвельта и научный консультант проекта Дуглас Бринкли, затем проректор музея по науке Майкл Новачек, президент корпорации по развитию Имперского штата Кеннет Адамс...
 
Они говорили о своевременности реорганизации и обновления дизайна мемориала, первая «очередь» которого открыта была в 1924 году, через 5 лет после смерти экс-президента, которого абсолютно серьёзно и в той же степени правомерно называли главным биологом Америки.
 
Отмечали, как много сделал Рузвельт для этого музея, для американских краеведения и науки, для сохранения уникальной природы страны: ведь это по его инициативе и его усилиями возникли 5 национальных парков, объявлены заповедными 150 лесных массивов, спасены от исчезновения десятки видов птиц и животных...
 
Но наступил торжественный момент: все те, кто был причастен к 40-миллионной, сделанной по проекту Кевина Динкелоо реставрации и  модификации мемориального и прилегающих к нему залов, подошли к скамье, накрытой алым шёлком, и – по команде сдёрнули покрывало.
 
Перед нами на скамейку присел сам президент-исследователь, его бронзовый двойник. Так вот каким был этот неординарный, полифонически талантливый, невероятно энергичный, мужественный, благородный и честный человек. Настоящий мужчина.
 
Монумент сохранил не только портретное сходство (что подтверждают документальные телеинсталляции), он глубочайше психологичен, выявляя характер, редкостную решительность и настойчивость, старание броситься на помощь, отметать несправедливость... И не бояться труда. Никакого.
 
Родился Тэдди в семье зажиточной. Был слабеньким, болезненным ребёнком, измученным астмой. Только совершенно невероятная сила воли и фанатичная приверженность спорту, столь же фанатичная любознательность помогли ему стать сильным, быстрым, целеустремлённым. Не умеющим отступать, но умеющим, непостижимым каким-то образом, шагать по нескольким дорогам сразу. И по всем – успешно.
 
Часто задаются вопросом, был ли он родственником другого великого президента, Фрэнклина Делано Рузвельта? Был. Дальним. А ещё – родным дядей его жены. Все они потомки старых голландских переселенцев.
 
Самому Тэдди пришлось пережить тяжкую трагедию: смерть молоденькой первой жены во время родов, причём в этот же день умерла его горячо любимая мать.
 
Выстоял. Выдержал. Встретил милую тихую женщину, воспитавшую его дочь и родившую ещё пятерых. Семья была дружной, сплочённой. Как монолит.
 
А в музее, которому президент отдавал много сил и времени, сейчас ещё одно событие: открылась череда новых залов, где разместилась коллекция американских (сугубо американских) млекопитающих, которых изучал Теодор Рузвельт, и которых передали музею Джил и Льюис Бернард.
 
Олени, бизоны, аляскинские бурые медведи-рыболовы, гризли, ягуары, горный американский лев... Будто живые, мастерски сотворённые, динамичные, они помещены в удивительные по красоте ниши.
 
Каждая диорама (а их более десятка) – подлинное произведение искусства, дающее нам ощущение реального знакомства с самыми заветными уголками Америки.
 
Museum of Natural Historyрасположен в Манхэттене, на углу Central Park Westи 81 улицы (поезда метро В и С до 81 Street). Давайте же поблагодарим этот замечательный музей за всё, что делает он для нас, особенно для юношества, которому Теодор Рузвельт завещал: «Важно, чтобы ты был готов умереть за свою страну. Но ещё важнее, чтобы ты был готов прожить ради неё жизнь».