Интервенционная радиология сегодня – это индустрия здоровья

Ваше здоровье
№15 (886)

 

О новом направлении в медицине и о   ученых - врачах его  создавших,   увлекательно  рассказывает один из творцов интервенционной радиологии профессор  Иосиф Рабкин в своей новой книге  «Эффект памяти».


- В медицине немало случаев, когда врачи, пытаясь доказать какую-либо гипотезу, испытывали ее на себе. Но до сих пор трудно представить, как решился на эксперимент в 1929 году  немецкий врач Вернер Форсман, который проник катетером в собственное сердце.  Вы были лично знакомы с Форсманом и подробно описываете встречу с ним в своей новой книге «Эффект памяти». Что побудило Форсмана на этот крайне опасный опыт, и  почему  его открытие оценили только через  27 лет?                                                                                                                                                              


- Это был рискованный эксперимент на себе, на  грани смерти. Форсман надрезал вену у локтя и ввел в нее урологический катетер длиной 65 см. Глядя в зеркало напротив рентгеновского экрана,  он продвинул катетер в правое предсердие сердца, а затем ввел контрастное вещество и сделал снимок. Форсман  это совершил, стремясь проникнуть в тайны организма, ради спасения жизни людей. На пути нового  противники  часто создавали препятствия первооткрывателям,  поэтому только через 27 лет его эксперимент нашел отклик  в медицинской практике и признание в виде Нобелевской премии. 


- В чем преимущества интервенционной радиологии по сравнению с традиционной хирургией?
-   Феноменальность нового открытия в медицине заключается в том, что осуществление сложнейших лечебных вмешательств достигалось путем простейших доступных средств и методов (баллонный катетер и стент).    Логика науки в сочетании с вдохновением искусства создает гениальную простоту, будь–то полотно художника или чудо исцеления. Исторически недолго набирало силу новое направление в медицине.


 1929 год. Верни  Форсман  в Германии,  впервые в мире проводит катетеризацию сердца на самом себе.     


1964 год.   В Америке Чарльз Доттер проводит расширение кровеносного сосуда с помощью бужей (расширителей) и восстанавливает кровоснабжение на ноге. Он признан отцом интервенционной радиологии.


1977 год.  В Швейцарии Андреас Грюнциг производит баллонную  ангиопластику коронарной артерии.


1984 год.   Мною было проведено стентирование кровеносных сосудов, желчных путей, пищевода, трахеи и матки с помощью созданного нами совместно с металлофизиками стента  « Rabkin Nitinol Stent», обладающего эффектом памяти формы. Была открыта эпоха стентирования.


 - Действительно ли катетер заменил скальпель, как мечтал об этом Чарльз Доттер?


- Баллонный катетер, стент – вместо скальпеля, режущего « по живому» - самый сберегательный метод лечения. Ничего не удаляется, не ампутируется, не резецируется. Интервенционная радиология сегодня – это индустрия здоровья. Более 50 млн. больных  спасено и им продлена жизнь на сегодняшний день. Это больные с инфарктом миокарда, универсальным атеросклерозом и пр.


- Вы были  хорошо знакомы с врачами, создавшими интервенционную радиологию. Каким образом эти люди совершили прорыв в медицине? 

- Это действительно было  вторжение в  «святая  святых» - в сердце человека. Уже в то время ученые понимали, что хирургия - это терапия отчаяния. Новое направление в медицине возникло благодаря мечтателям, инициативным и креативным людям, которые осмелились разрушить традиционные убеждения врачей и создать новое,  идущее в разрез  с понятиями того  времени самое гуманное направление в медицине - лечить больного без травмы, безболезненно, бескровно. 


- Недавно трое моих  знакомых перенесли операции по восстановлению кровоснабжения на ноге  под общим наркозом.  Они ничего не слышали об интервенционной радиологии как альтернативе хирургическому вмешательству. Как же пациентам узнать об этом направлении?

- Практически в каждой больнице есть отделения интервенционной радиологии, в которых работают как хирурги, специализирующиеся в этой области, так и интервенционные радиологи.


В  книге поднимается  авторитет  интервенционной радиологии в глазах общественности.  Широкому кругу людей известны имена ученых, изобретателей атомной и водородной бомбы, тех же, кто  открыл  направление интервенционной радиологии, мало знают. Хотя число спасенных жизней с помощью этого метода во много раз превосходит число погибших от атомных взрывов. Хотелось бы, чтобы читатель задумался о людях науки, которые сделали свои открытия, пройдя через трудности, интриги и неприглядное заимствование идей, противоречащее нравственным постулатам. 


- На какого читателя рассчитана Ваша книга, и где ее можно купить?

- Надеюсь, что книга представит интерес не только для профессионалов, но, в большей мере, - для любознательного человека, поэтому  старался выполнить требование общедоступности языка. Хорошие, думающие читатели нужны так же, как и хорошие писатели.


Хотя написал 25 книг, но не отношу себя к числу писателей. Обычно писатель придумывает свой мир, не участвуя в жизни героев книги, все главное происходит за письменным столом. А у меня все родилось за операционным столом: и замысел, и воплощение идеи. Я не из тех, кто влюбляется в свое литературное творение.  Важно, чтобы читатель меня понял, потому что читатель в какой–то мере и исполнитель произведения. Для меня книга является одним из поводов общения с читателем. Книгу можно приобрести в бостонском магазине «Книжный мир».  


Тел. 617-739-5768
  
Беседовала Евгения Народицкая
Вестник Род-Айленда