АБСУРД В КОЛЛЕКЦИИ АБСУРДОВ

В мире
№22 (632)

Каждый из нас строит свой дом. Чтобы затем запереться в стенах собственных противоречий и стереотипов. Джермейн Грир, австралийская актриса, пробующая силы и в драматургии, не без намека заметила: «Фрейд - отец психоанализа. А матери у психоанализа нет». Но при всем своем старании на роль этой самой матери Джермейн все-таки не тянет. Если бы она познакомилась с трудами Иммануила Великовского, может быть, и нашла бы ответы на волнующие ее вопросы.
Впрочем, Грир наверняка даже и не слышала ничего о Великовском. Ей простительно. Она не играет мужских ролей. Но ее женщины чаще всего почему-то мужеподобны. Как и сценарии. “Женщина-евнух”, например. Простим актрисе эту ее слабость. Политики тоже не заглядывают в “зеркало” доктора Великовского: кто же захочет посмотреть на себя без маски?  В своей книге “Человечество в амнезии” он дал удивительно точный портрет современного общества.
Посудите сами. Вас вряд ли примут на ответственную работу без психологической проверки. Это стало нормой даже в отношении к сравнительно “спокойным” профессиям, не связанным с руководством большими коллективами и перегрузками психики. Разве можно, скажем, доверить автобус неопытному и слишком эмоциональному водителю? Военный летчик-ас при переходе в гражданскую авиацию вынужден снова проходить психологический тест. И это нельзя назвать чем-то необычным. Но в то же время никому и в голову не придет проверять на психическую полноценность и психологическую устойчивость рвущихся к власти политиков. Иммануил Великовский называл это «еще одним абсурдом в коллекции абсурдов, окружающих человека от рождения до смерти».
Люди - всего лишь люди, даже если они и гении. В 1922 году Альберт Эйнштейн в разговоре с Великовским небрежно заметил: «Мой юный друг, если вы имеете в виду кучку крикунов в мюнхенских барах, то это лишний раз демонстрирует вашу тенденциозность или, я бы сказал, присущую сионистам неспособность адекватно оценивать реальную действительность». 33 года спустя он признался Великовскому: «Просто удивительно, как я мог сказать такую глупость?». Это была не глупость, а, как образно выразился Великовский, мантия еврейского сострадания, которая, как пелена на глазах, не дает увидеть реальный мир.
Она, эта мантия, и сегодня опутывает нас, словно паутина. Недавно, к примеру, семья американского ученого, автора бестселлера “Сны Эйнштейна”, Алана Лайтмана построила мечеть в глухой камбоджийской деревне. На большее, видимо, еврейской фантазии не хватило. Нет, не случайно все-таки изучал Великовский психологические причины коллективной амнезии. И постоянно проецировал их на власть предержащих. Иначе как понять странные, мягко говоря,  побудительные мотивы поступков тех или иных властителей умов? И не какой-нибудь там мафии, пусть даже научной, а первых лиц государств, от которых зависят судьбы миллионов людей.
Израиль в этом плане - государство просто уникальное. Там все шиворот-навыворот. По всем британо-арабским планам он должен был быть уничтожен еще 60 лет назад. Но живет и даже процветает. Когда Центральное статистическое бюро сообщило, что рост экономики страны в первом квартале составил 5,4%, даже видавшие виды экономисты развели руками - такого просто быть не может. И в самом деле, что же это за экономика такая, которая плюет на бесконечные теракты и обстрелы, запредельные цены на нефть и даже на собственного премьер-министра, который проводит больше времени на допросах в полиции, чем в собственном кабинете?
Вот где нужен гений Великовского. Без его подробного психоанализа просто не обойтись. Но кто отважится на исповедь без отпущения грехов? Ципи Ливни, которую еще совсем недавно почти все израильские средства массовой информации прочили в преемники Эхуду Ольмерту? Ее «непрямые мирные сирийско-израильские переговоры» впору изучать в дипломатических академиях. Это нечто напоминающее бесконтактные бои, если говорить спортивным языком.  Или попытка выразить словами то, чего ими выразить нельзя.
На встрече с Бернаром Кушнером Ципи Ливни, похоже,  представляла его не французским, а сирийским министром иностранных дел. И не Бернаром Кушнером, а Валидом Муалимом. Сирийский режим, внушала она Кушнеру, должен понять: мирные переговоры обязывают Дамаск разорвать союз с Тегераном и прекратить поддерживать “Хезболлу”, ХАМАС и прочие террористические организации. Что при этом думал Кушнер, чьи подчиненные все еще самым активным образом контактируют и с “Хезболлой”, и с ХАМАСом, - догадаться нетрудно. Что касается Валида Муалима, то его реакция была вполне прогнозируема. В интервью выходящей в Лондоне арабской газете “Аль-Хаят” он заявил, что «Сирия отвергает какие-либо предварительные условия».
Вообще-то уже пора бы понять, что арабским условным рефлексам ставить условия бесполезно. «Все премьер-министры говорили, на какие уступки они готовы пойти, но “партнеры”, будь то Асад или Абу Мазен, отказывались даже признать Израиль, - посетовал министр промышленности и торговли Эли Ишай. -  Так стоит ли опять начинать? Чтобы снова разочароваться?». Конечно, стоит, уверен Эхуд Ольмерт, но не спеша, осторожно. По  “рецепту”, так сказать, министра внутренних дел Меира Шитрита, предложившего взять Голанские высоты у Сирии в аренду на 25 лет. Почему бы тогда не арендовать у ХАМАСа и Иерусалим?
Опять невольно вспоминается умница Великовский. «Мы храним в подсознании травматический опыт, пережитый нашими далекими предками, - писал он. - И только опытный психиатр знает, что этот упрятанный глубоко в подсознании опыт нередко ищет выход в повторении ситуации, приведшей к травме. И этот травматический опыт может быть причиной тяжелого патопсихического состояния». Впрочем, не надо быть психиатром, чтобы поставить диагноз Ольмерту и его команде.
Пока израильская делегация в Стамбуле обменивалась через турецких посредников посланиями с новыми “партнерами” по переговорам, сирийский министр обороны Хасан Туркмани поспешил в Тегеран, чтобы загладить откровенно выраженное иранцами недовольство. Судя по всему, он достаточно легко убедил Махмуда Ахмадинеджада в том, что только таким образом можно безболезненно передвинуть ирано-израильскую границу к озеру Кинерет. Тегерану понравилась эта идея, и иранский министр иностранных дел Манучер Моттаки вдруг заговорил языком Валида Муалима: «Голанские высоты принадлежат Сирии и должны быть возвращены без каких-либо предварительных условий».
Отвергнув “ультиматум” Ципи Ливни, Дамаск отрядил в Москву делегацию во главе с командующим военно-воздушными силами генералом Ахмадом Ратибом. Иран выделил Сирии 5 миллиардов долларов на закупку новых видов оружия. Аппетит у “мирных” сирийцев явно не младенческий. В заявочном списке - новейшие российские тактические ракеты средней дальности Iskander-E , считающиеся лучшими в своем классе. Кроме того, Сирия не прочь приобрести 50 истребителей-бомбардировщиков MiG-29SMT, 75 легких тренировочных истребителей “Як-130” и две дизельные подводные лодки “Амур-1650”, а заодно пополнить парк зенитно-ракетных комплексов “Панцирь”. В общем, как ни крути, а дружба с Тегераном и Москвой гораздо выгоднее каких-то там Голанских высот.
Начальник аналитического отдела израильской военной разведки бригадный генерал Йоси Байдац, которого заслушали на заседании комиссии Кнессета по иностранным делам и обороне, камня на камне не оставил от “мирной инициативы” Эхуда Ольмерта со товарищи. «Дамаск не откажется от сотрудничества с подкармливающим его Ираном, - отметил генерал. - Он продолжает активно снабжать оружием “Хезболлу”. Часть этого оружия, в том числе и баллистические ракеты, ускоренными темпами перебрасывается к северным израильским границам». В принципе ничего нового Байдац не сказал. Еще раньше черту подвел Махмуд Ахмадинеджад, заявивший после встречи с Хасаном Туркмани, что «Сирия продолжит борьбу с сионистами, несмотря на мирные переговоры между Дамаском и Иерусалимом».
Реакция Соединенных Штатов была на первый взгляд слишком вялой. В заявлении Госдепартамента говорится, что Вашингтон не возражает против переговоров, но Сирия в любом случае должна прекратить  поддерживать терроризм. На самом деле Белый дом был крайне возмущен тем, что его не поставили в известность (это было одним из условий Турции). Особенное негодование вызвало то, что сирийскую сторону представляют Рияд Дадауи, непосредственно замешанный в разработке плана по устранению ливанского премьера Рафика Хариири, и генерал, отвечающий за связи сирийской армии с иранскими “Стражами исламской революции” и “Хезболлой”.
Джордж Буш воспринял это как плевок. Ведь во время последнего визита он сказал Ольмерту, что «Америка поддержит Израиль в его отказе вести переговоры с террористическими режимами». Израильские дипломаты в Вашингтоне опасаются серьезного охлаждения двусторонних отношений. Это может повлечь за собой не только задержку поставок вооружений, но и пересмотр всей доктрины политического и стратегического сотрудничества. Успокаивает лишь то, что эти “переговоры”, если они и продолжатся, зайдут в тупик еще до того, как в Израиле состоятся очередные досрочные выборы.
Сколько еще абсурдов пополнят коллекцию абсурдов? И как долго придется нам изучать психологические причины коллективной амнезии? Да и поможет ли это? Психоаналитик не обязан обслуживать всех, у него в отличие от политиков профессия не самая древняя.