Вечный страж Галилеи

История далекая и близкая
№30 (901)
Фото Владимира Плетинского


Исполнилось 75 лет с момента гибели Александра Зайда - одного из основоположников еврейской самообороны в ишуве времен оттоманского владычества и британского мандата
 

В тот день он отправился по тропинке в кибуц Алоним. Неожиданно из засады напал Касем Аль-Табаш из бедуинского клана Арб Эль-Хильф. Увы, не раз выходивший победителем, на этот раз Александр нападения не ожидал...


В те времена Галилея представляла собой малозаселенные территории. В небольших отдаленных друг от друга селениях проживали арабы (христиане и мусульмане), друзы, черкесы и евреи, жившие в маленьких сельскохозяйственных поселениях. Поселения находились на расстоянии десятков километров друг от друга, и между ними практически не было связи. Охрану поселений их жители брали на себя сами. Так появилось движение стражей - “А-Шомрим”, которые патрулировали поля и пастбища на лошадях, предупреждая набеги и диверсии. Многие стражники имели за плечами страшный опыт еврейских погромов в Европе, где они чудом уцелели, и были преданы идее создания еврейского государства. Они были первыми евреями в этих землях, взявшими в руки оружие, чтобы защитить свои дома. Они стали символами еврейской независимости, а их личные истории превратились в легенды.


Одним из них был уроженец сибирского городка Зима Александр Зайд (вспомним, именно здесь значительно позднее родился и Евгений Евтушенко). Сын ссыльного еврея и субботницы, он появился на свет в 1886 году. Когда ему было три года, его мать убили бандиты. Так что параллель напрашивается прямая...


После смерти жены Зайд-старший уехал с сыном в Иркутск, а затем в Вильно. Когда Александру было 15 лет, его отец скончался.


В 1904 году под влиянием одного из пионеров Первой алии Михаила Гальперина Александр репатриировался в Палестину, находившуюся тогда под властью Оттоманской империи. Поработав на винзаводе в Ришон ле-Ционе, он не без помощи одного из ведущих деятелей сионистского движения Исраэля Шохата разобрался в ситуации и пришел к выводу, что без отрядов еврейской самообороны ишув обречен тесниться в нескольких существующих городах. 


В 1907 году он вместе со своими единомышленниками создал подпольную организацию первых еврейских стражей - “Бар-Гиора” (в честь Шимона Бар-Гиоры, иудейского военачальника, участвовавшего в войне с Римом в 66-70 годах н.э.). Спустя два года организация слилась с новой организацией “А-Шомер”, созданной Исраэлем Шохатом и его женой Маней.


В 1916 году Александр и его жена Ципора основали в Галилее кибуц Кфар-Гилади, который стал центром подпольной деятельности “а-Шомер”. В дальнейшем, когда он стал смотрителем за землями ККЛ (“Керен кайемет ле-Исраэль” - Национальный земельный фонд Израиля) и, свободно владея арабским языком, вполне ладил с местными мусульманами. Нередко он выкупал у них ценнейшие артефакты еврейской истории, добытые ими при поисках сокровищ. 


В какой-то момент, увлекшись археологией, он пригласил из Еврейского университета археолога Биньямина Мазара, который начал здесь раскопки поселения начала первого тысячелетия н.э. - Бейт-Шеарим (“город мертвых”). Большинство еврейских могил здесь были разграблены, а останки - в том числе великих мудрецов, творивших историю, - выброшены на свалки. Кто это сделал, думаю, объяснять не надо...


Зайда нередко встречали в бедуинских стойбищах и арабских деревнях как дорогого гостя. Но хорошие отношения на Востоке мало что значат. Он следил за порядком, мешал местным бедуинам воровать скот из еврейских поселений, предотвращал нападения на евреев. И после нескольких “добрых советов”, чтобы он покинул свой пост, за ним началась форменная охота. Дважды он побеждал. На третий раз победителем оказался Касем Аль-Табаш... 

 
* * *

Как ни странно, представители нацменьшинств ненавидят Александра Зайда по сей день. И неоднократно пытались осквернить монумент, который в память о нем создал скульптор Давид Полюс неподалеку от Бейт-Шеарим. Однажды им даже удалось повалить конную статую вечного стража Галилеи.


А вот евреи чтят память Александра. В честь него были названы два кибуца - Гваот-Зайд и Бейт-Зайд.


В последние годы уставшие от участившихся набегов кочевников фермеры решили, что спасение ограбляемых - дело рук самих ограбляемых. И пример Зайда стал для них путеводной звездой. 


Здесь, в Галилее, было создано новое движение - “А-Шомер а-хадаш” (“Новый стражник”).


- У нас просто не было выбора, - рассказывает один из активистов движения, с которым мне довелось встретиться у памятника Зайду. - Наши полицейские не спешат нам на помощь точно так же, как и британские не хотели связываться с бедуинскими кланами. У нас крадут скот, технику и домашний скарб, поджигают поля, выкорчевывают деревья, иногда даже нападают на безоружных людей. И что, мы должны покорно подставлять голову под удар?


Основатель “Новых стражников” - Йоэль Зильберман, которому в момент создания этой организации было всего лишь 19 лет. Корреспондент газеты “Jerusalem post” Рон Фридман пишет, что Йоэль родился и вырос в мошаве, став представителем третьего поколения фермеров, отслужил в боевых частях ЦАХАЛа. Форпост Сандо, откуда начинают дежурство многие галилейские стражники, назван в честь его деда.


Когда его отец, уставший от набегов бедуинов из окрестных деревень и нападений на самих фермеров и сезонных рабочих, решил покинуть свое хозяйство, Йоэль понял: пришла пора ему самому предпринять решительные шаги. Он рассказал своим армейским командирам о том, что происходит с его домом, и они согласились временно освободить его от армейской службы ради того чтобы он мог помочь отцу справиться с налетчиками. 


Зильберман и его друзья установили израильский флаг на холме, и вокруг него стали собираться люди. В новую организацию записались в основном молодые люди с армейским опытом.


Защищая фермеров, стражники с удивлением узнали, что набеги совершаются не только ради грабежа. И в самом деле, а зачем поджигать поля и сады, убивать скот и уничтожать запасы кормов? Выгоды-то никакой...


Кто-то признался, что платит налетчикам отступные - и они какое-то время не трогают то или иное хозяйство. Но потом появляются представители другого клана, которым тоже хочется получить хорошие деньги - а как откупишься от всех? И вот тут-то появляется кто-то очень солидный, который вызывает фермера на разговор без свидетелей.


- Покоя тебе и твоим детям здесь не будет никогда, - обычно беседа, начавшаяся с разглагольствований о дружбе народов и отбившейся от рук молодежи, очень быстро перетекает в решительную фазу. - Поэтому я тебе предлагаю продать твое хозяйство и убраться отсюда подальше...


Это предложение из разряда тех, от которых отказаться нельзя. Идти в полицию? 


А где доказательства? Слово против слова - и из соображений политкорректности тебе постараются “не поверить”. А потом тебя снова и снова грабят, потом поджигают твой дом - “черных меток” у недобрых соседей не так уж много, но они весьма действенные.


По словам Зильбермана, за спиной “пиратов” стоят весьма богатые зарубежные спонсоры, цель которых - превратить Галилею и Негев в юденфрай. Но если фермеры окажутся под защитой решительных парней, как это было во времена Зайда, мечты наших врагов окажутся несбыточными.


Если же фермер решительно настроен на продажу своего хозяйства (не обязательно из страха), “стражники” просят его не спешить с заключением сделки и стараются как можно быстрее найти еврейского покупателя, готового предложить даже бОльшую сумму. И находят!


Сегодня “А-Шомер а-хадаш” объединяет несколько сотен добровольцев, каждый из которых выходит в ночной дозор по расписанию. Стражники несут вахту на четырех форпостах: один в Негеве и три в Галилее. При этом, разумеется, израильские “шерифы” не занимаются самоуправством - они получают разрешение на свои дежурства от местных властей. Стражи надеются, что со временем в их ряды вольются тысячи добровольцев.


Есть у этих ребят и традиция - собираться у памятника Александру Зайду, общаться друг с другом и обсуждать непростые фермерские дела. На первой из таких встреч почетным гостем был Авишай Зайд - внук того, кто стал вечным стражником Галилеи.

Авшалом КАЛУА
Журнал “Исрагео”