Быть или не быть?

Америка
№25 (635)

Извечный вопрос «Что делать?» привел к яростной дискуссии законодателей и тех, кто распоряжается бюджетом при обсуждении темы  «<Быть или не быть тюрьмам?». Преступность в штате резко сократилась. Как поступить? Закрывать тюрьмы и направлять высвобождающиеся средства на  гуманитарные нужды или не закрывать, чтобы  не лишать работы тюремщиков? Является ли наличие угрозы тюрьмы фактором, снижающим преступность, или этот фактор колеблется  независимо от количества тюрем?
По данным Pew Center on the States, за последние 20 лет американские штаты в четыре раза увеличили расходы на содержание тюрем - с 11 млрд. долларов в 1987  году до 44 млрд. долларов в 2007 году. В тюрьмах находятся 2.3 млн. человек – один из каждой сотни взрослых американцев. И хотя ряд криминологов объясняют это определенным спадом преступности в 1990-х годах, многие из них убеждены, что расширение и строительство тюрем следует  прекратить и использовать сэкономленные деньги на здравоохранение и образование.
Подобные идеи стали появляться даже в головах законодателей  консервативных штатов, таких, как Канзас и Техас. Поэтому нет ничего удивительного в том, что идея экономить на тюрьмах поддержана Мартином Хорном – главой Управления исправительных учреждений Нью-Йорка (NYC Probation and Corrections Department). По его словам, «отчет  Pew Center on the States внушает  оптимизм в отношении сокращения расходов на тюрьмы».
Для штата Нью-Йорк идея сокращения таких расходов порождает ряд вопросов. Нужно ли закрывать тюрьмы, которые играют важную экономическую роль в северных округах штата? И если все же их закрывать, то как освободившиеся средства использовать для дальнейшего снижения преступности?
Эти вопросы возникают потому, что штат Нью-Йорк в отношении  преступности является уникальным. В нем число преступлений сокращается отнюдь не потому, что растет число мест для заключенных. Как раз  наоборот. Сокращение преступности дает возможность сократить число мест для заключенных. Оказалось, что между тем и другим нет причинно-следственной связи. Именно очевидное для всех отсутствие этой связи и порождает споры о тюремной и исправительной политике в штате.
Статистика говорит, что сейчас в тюрьмах штата на 9 тысяч заключенных меньше, чем 10 лет назад. К концу 2007 года там находилось 62260 человек. В городских тюрьмах Нью-Йорка число задержанных и заключенных сократилось с 23 тысяч в 1993 году до 13 тысяч в 2007 году. В городе с 1991 по 2004 год число жестоких преступлений сократилось на 75 процентов. В штатные тюрьмы сейчас город посылает около 8 тысяч человек по сравнению с 20 тысячами 15 лет назад. Число условно освобожденных лиц в Нью-Йорке сократилось с 50870 в 1998 году до 45844 в 2007 году. В рамках всего штата такое сокращение составило 18 процентов за тот же период.
Все это ослабило давление на бюджет штата Нью-Йорк, в то время, как в других штатах ситуация противоположная. Например, в Калифорнии тратят в год до 8,8 млрд. долларов на нужды тюрем (рост за 20 лет чуть ли не на 200 процентов). А это  8.8 процента всего бюджета штата. В Нью-Йорке на эти же цели тратят 2.6 млрд. долларов, что составляет лишь 5.1 процента  бюджета.
Вся эта в целом благоприятная для Нью-Йорка ситуация с сокращением расходов на тюрьмы, порождающая, правда, дебаты относительно направлений использования сэкономленных средств на реабилитацию и приспособление к свободной жизни бывших заключенных, за последние годы стала выглядеть более пессимистичной.
Например, в 2006 году был принят закон штата, требующий предупреждать работников тюрем о предстоящем закрытии за год до такого события. В этом году губернатор Д, Паттерсон без лишнего  шума отменил план закрытия четырех штатных тюрем, с которым выступал его предшественник Э.Спитцер. Этот план должен был за два года сэкономить 70 млн. долларов.
Против идеи Э.Спитцера выступили республиканцы в Сенате, представляющие  северные округа штата, где эти тюрьмы находятся. В условиях общего спада  экономики этих округов тюрьмы являются местом  работы  жителей. Хотя большинство заключенных в этих тюрьмах бывшие жители города Нью-Йорка, по правилам переписи они считаются жителями данных округов, что дает последним дополнительные финансовые и законодательные преимущества. Начались протесты.  Свое возмущение выразил Роберт Ганджи – директор, который надеется, что нынешняя позиция Д.Паттерсона изменится в будущем. Он напомнил, что в 2002 году нынешний губернатор был даже задержан  за участие в демонстрации против законов, ужесточающих наказания за преступления с наркотиками.
Неудача с закрытием тюрем  разочаровала тех чиновников штата, которые надеялись использовать освободившиеся средства на усиление контроля за поведением освобожденных преступников, за условно освобожденными. Предполагалось использовать эти деньги на  воспитательные цели, которые и дальше способствовали бы снижению преступности и привели  бы к сокращению надобности в тюрьмах.
Но этого не произошло.
Еще в 2005 году организация Urban Institute выпустила социологический отчет, который показал, что склонность к рецидиву у преступников и условно освобожденных  одинакова. В пределах двух лет после освобождения 60 процентов  представителей тех и других групп возвращались в тюрьму. Многие из условно освобожденных возвращались  в тюрьмы из-за нарушений правил поведения. Это происходило в том числе и по причине недостаточности финансирования. Контролеры предпочитали сокращать свою нагрузку путем возврата подопечных в тюрьмы. В результате надобность в узилищах  не сокращалась, а возрастала. М.Хорн  считает, что нужно тратить деньги не на усиление контроля за условно освобожденными преступниками, а на выдачу им ваучеров таких размеров, которые позволили бы им быстрее входить в нормальную жизнь, находить работу и жилье, отвыкать от тюремных привычек.
Против предложения М.Хорна выступает Джереми Травис – президент John Jay College of Criminal Justice. Он считает, что систему контроля за поведением условно освобожденных нужно ужесточить, а судьбу тех из них, кто нарушает правила,  должны решать не контролеры, а специальные суды. Подобные диспуты говорят о том, что нынешняя система работы  с теми, кто  вышел из тюрьмы, не влияет  на сокращение преступности.
В этом отношении штат Нью-Йорк даже выглядит лучше других. В нем введены правила определенного ужесточения содержания заключенных в тюрьмах, которые позволяют тем, кто проходил через подобные режимы, надеяться на освобождение раньше срока. Некоторые изменения в законодательстве о наркотиках в 2004 году также дали возможность выпустить из тюрем определенное количество людей. Были введены новые программы лечения бывших зеков  от наркотической зависимости, а также введены  переходные режимы пребывания на свободе, во время которых освобожденных постепенно приобщают к полезному труду. В 2007 году судьбой освободившихся 15 тысяч заключенных озаботились общественные организации. Исследования показали, что чем раньше с момента выхода из тюрьмы человек окажется окруженным заботой этих организаций, тем меньше у него шансов возвратиться за решетку.
Настроения среди законодателей в Олбани таковы, что тратить сотни миллионов долларов на штатные тюрьмы придется, несмотря даже на то, что полностью они заполнены не будут.