За Что будем дружить?

В мире
№29 (639)

В Париже объявлено о создании новой организации для развития сотрудничества между Европейским союзом и средиземноморскими государствами «Союз для Средиземноморья» (СДС). В отличие от предшественника СДС, Евро-Средиземноморской ассоциации сотрудничества, учрежденной в Барселоне в 1995 году и даже не приблизившейся к основной своей цели - созданию зоны свободной торговли, новая организация уже на момент создания имеет около ста конкретных проектов, связанных с загрязнением Средиземного моря, продовольственным кризисом, нехваткой питьевой воды, урегулированием проблем с нелегальной миграцией в страны ЕС и т.п. Под все эти проекты создается финансовый фонд в размере около шестисот миллионов евро.
Надо признать, что идея создания СДС выглядит весьма интересной. Во-первых, новая организация успешно замещает уже упоминавшуюся ЕСА, а во-вторых, снижает остроту вопроса о принятии в Евросоюз Турции (переговоры были заморожены еще в декабре 2006 года). Таким образом, на месте аморфной и чрезмерно политизированной Ассоциации появляется вполне работоспособный, а самое главное, имеющий четкие практические цели “Союз”, имеющий к тому же финансовое подкрепление, Турция же, пусть и не став формально членом Объединенной Европы, получает доступ ко многим механизмам Евросоюза. У новой организации есть и еще один плюс: несмотря на то, что среди ее первоначальных задач не обозначено решение ближневосточного конфликта, она все же может сыграть в этом вопросе важную роль, так как многие участники конфликта смогут воспользоваться механизмами “Союза” как для общения с ЕС, так и между собой.
Следует отметить, что идея создания СДС, возможно, была инициирована проблемой вступления Турции в Евросоюз. Дело в том, что одно из первых заявлений по этому вопросу Саркози сделал в феврале прошлого года, когда был еще кандидатом в президенты. «Турция — крупная средиземноморская страна, вместе с которой средиземноморская Европа могла бы продвинуться к союзу. Это общее стремление я хочу предложить Турции», - сказал Саркози. Именно в той речи впервые была озвучена идея, согласно которой новый союз имел бы общие институты, а также совет, действующий подобно Совету Европы, в котором участники могли бы регулярно проводить встречи на уровне глав государств. Последнее в корне отличало предлагаемый союз от ЕСА, в рамках которой за десять лет прошел лишь один саммит.
Мнение Саркози относительно приема Турции в Евросоюз разделяли и разделяют большинство европейских лидеров. Никто из них не знает, с какой стороны подойти к вопросу о том, как интегрировать семьдесят два миллиона мусульман, составляющих население Турции, в Объединенную Европу с ее открытыми границами. После прошлогоднего выступления Николя Саркози, в котором он предлагал Турции компенсировать членство в ЕС участием в СДС, один из экспертов брюссельского Центра исследований европейской политики, Махмут Тексе, оценил шансы на вступление этой страны в Евросоюз следующим образом: «Членство Анкары в Евросоюзе — вопрос, открытый как минимум 15 лет. С каждым годом у Турции остается все меньше надежд».
Как бы то ни было, Саркози довел свою идею до стадии реализации.
Членами “Союза” стали двадцать семь государств Евросоюза и десять других стран: Алжир, Египет, Израиль, Иордания, Ливан, Марокко, Мавритания, Сирия, Тунис, Турция, Албания, Хорватия, Босния и Герцеговина, Черногория и Монако. Палестинская автономия также участвует на правах полноправного члена. Для Ливии, возглавляемой неукротимым Каддафи, зарезервирован статус приглашенного члена.
Да, Николя Сарокози пожинает лавры успешного организатора. Сам он считает, что саммит СДС является главным дипломатическим событием французского председательства в Евросоюзе, которое началось первого июля. Другие отмечают, что встреча руководителей государств, которые  до сих пор считают друг друга врагами, уже сама по себе является дипломатической победой.
На этом следует остановиться особо. В последнее время много говорят о переговорах между Израилем и Сирией. Эти две страны до сих пор формально находятся в состоянии войны. Основным препятствием для заключения мирного договора между ними является противоположный подход к Голанским высотам. Этот район, относившийся до 1948 года к Подмандатной Палестине, был захвачен Сирией в ходе Войны за независимость Израиля и возвращен последним во время Шестидневной войны. В ходе войны Судного Дня Сирия попыталась вновь захватить высоты, но потерпела неудачу. В июне прошлого года премьер-министр Израиля через посредников предложил президенту Сирии вернуть Голанские высоты в обмен на заключение мирного договора. В настоящее время между Сирией и Израилем ведутся непрямые переговоры при посредничестве Турции. И именно на саммите “Союза для Средиземноморья” руководители Израиля и Сирии впервые оказались в одном зале.
Ну и что, может сказать человек, совершенно не знакомый не только с дипломатической практикой вообще, но и с дипломатией Ближнего Востока, что изменилось из-за того, что эти два руководителя оказались в одном зале?
Изменилось очень многое. Президент Сирии тем фактом, что не просто участвовал в саммите наравне с премьером Израиля, но даже в одно и то же время с ним находился в зале заседаний, косвенно подтвердил свое намерение продолжать переговоры через посредников. Что же касается перехода к прямым переговорам, то Асад считает, что до окончания каденции Джорджа Буша на посту президента США они не могут быть начаты. Тем не менее, как он заявил в интервью французскому телевидению, «на то, чтобы подписать мирный договор, нужно от полугода до – максимум – двух лет. Если стороны серьезно настроены взять на себя обязательство вести прямые переговоры».
Не следует думать, что для того, чтобы враги сидели за одним столом на саммите или перед ним, специально предпринимались какие-то усилия. Я привел этот факт лишь для того, чтобы подчеркнуть мысль о том, что и сам “Союз для Средиземноморья”, и его саммиты могут стать удобной площадкой для таких встреч, о которых в ином месте не могло бы быть и речи. Население стран, входящих в “Союз”, составляет 765 миллионов человек, географически он включает в себя большую часть Европы и огромные территории Азии и Африки, его членами являются более сорока государств. Ближний Восток, на территории которого уже более полувека не прекращается арабо-израильский конфликт, почти целиком входит в сферу действия СДС. Тот факт, что основной целью новой организации являются проекты, участвуя в которых даже конфликтующие между собой страны будут иметь возможность сближать свои позиции, может сделать его уникальным инструментом для поддержания мира, несмотря на то, что об этом, в общем-то, среди целей организации не упоминается.
И еще одна важная деталь – СДС может стать своеобразным мостом между развитыми странами Европы и государствами южного побережья Средиземного моря, многие из которых испытывают острую необходимость в современных технологиях. «СДС может стать основой движения к миру, программ сотрудничества между двумя берегами Средиземноморского бассейна. Участие в СДС не ограничивается только рамками Европы, его масштабы гораздо шире, и страны Юга будут участвовать в нем на равных со странами Севера. Объединение двух берегов Средиземноморья означает объединение двух цивилизаций, двух таких культур, как ислам и христианство», - заявил министр иностранных дел Франции Бернар Кушнер.
Не будем вслед за господином Кушнером делать прогнозы относительно сближения культур ислама и христианства, но тот факт, что сопредседателями саммита от Севера и Юга стали президент Франции Николя Саркози и президент Египта Хосни Мубарак, которые первое время будут и сопредседателями “Союза”, позволяет надеяться на то, что заявления руководителя Ливии Каддафи о «вредности» СДС для арабов, не приведут ни к каким последствиям. Решения будут приниматься этими сопредседателями коллегиально, что позволит учитывать позиции как Европы, так и остальных его членов.
И, наконец, последнее. Похоже на то, что новая организация представляет собой действительно уникальное явление: ее члены не будут дружить против кого-то, они будут просто работать вместе. А совместная работа, хочешь не хочешь, сближает.