“У меня секретов нет...”

Америка
№42 (652)

В моей бурной «доамериканской» биографии есть презабавнейшая страница преподавания в школе дисциплины под названием «обществоведение». Читатели «Русского базара» старшего поколения, наверное, еще помнят этот предмет. Школьникам «на пальцах» объяснялось принципиальное отличие экономики «развитого социализма», гордо застывшего на пороге коммунистического Светлого Завтра, от кризисной, смердящей экономики «загнивающего Запада».
Как все знают, развитый социализм СССР тихо скончался у так и не открывшихся дверей в коммунизм, а Запад знай себе смердит и смердит.
Недавно, будучи в гостях у своих друзей, мне пришлось объяснять нескольким ученикам старших классов американских школ суть и причины финансового кризиса в США и в мире.
Мне, стопроцентному гуманитарию, трудно судить об уровне знаний современных школьников по математике, физике, химии и прочим точным наукам. Но могу поручиться, что о политике и экономике они имеют представление приблизительно такое же, как папуасы времен Миклухо-Маклая о компьютерном дизайне.
Тем не менее мне, кажется, удалось объяснить, чем отличается известная формула «товар-деньги-товар» (простое товарное обращение) от более «продвинутой» формулы «деньги-товар-деньги».
Моим слушателям было совершенно непонятно, почему движение денег, порождаемое кругооборотом «деньги - товар – деньги», беспредельно. Но было хорошо известно, что такое кредитная карточка и что такое кредит.
Пришлось по аналогии объяснять, что потенциального покупателя – меня, вас, кого-то другого авансируют деньгами для покупки товара. Они снова возвращаются к своему первоначальному владельцу – кредитору, но уже с процентами, с прибылью. Что конечный (а, вернее, бесконечный) пункт и единственную цель этого кругооборота составляет не товар, а деньги.
Человек, банк, корпорация, ссудив вас деньгами, НИЧЕГО НЕ ПРОИЗВЕЛИ. Не вырастила хлеб, не сшила одежду, не починила крышу дома. Кредитор просто ПРОДАЛ ВАМ ДЕНЬГИ ЗА ЕЩЕ БОЛЬШИЕ ДЕНЬГИ. За это время – срок кредитования, деньги как бы «выросли». Предположим, с одного доллара до одного доллара 20 центов. И вернулись к кредитору уже «подросшими».
В этом нет ничего плохого. За этот одолженный доллар вы купили некий ТОВАР, а потом, заработав, отдали кредитору его доллар с небольшой прибылью. Все довольны. Кредитор заработал, производитель товара реализовал свой товар (или услугу), продав его вам, вы получили то, что вам было необходимо сегодня.
Заметьте, что во всем этом круговороте в самых выгодных условиях оказался кредитор. Производитель потратил силы, умения, время. Своим (одолженным) долларом вы скомпенсировали его материальные и прочие затраты. Вы, работая и возвращая долг, ПОТЕРЯЛИ свои дополнительно отданные 20 центов. И только кредитор, ничего не произведя и ничего не потеряв, ПРИОБРЕЛ как бы «ни из чего», из воздуха дополнительные 20 центов.
Этот кругооборот «деньги - товар – деньги» имеет смысл лишь в том случае, если денежная сумма в конце оказывается большей, чем вначале.
Для кредитора этот процесс получения денег из воздуха постоянно повторяется, уносясь все дальше и дальше. Авансированные деньги возвращаются назад с прибылью, чтобы снова быть брошенными в обращение и снова возвратиться назад,  и эта игра повторяется до бесконечности.
Примитивное объяснение? Согласен!
Можете возразить по сути? Сомневаюсь.
И все бы было хорошо и нормально, если бы современная погоня банков за прибылью не видоизменила эту формулу, подменив ее другой – «деньги-деньги-деньги»! Заметьте, что «товар» как некий результат трудовой деятельности уже отсутствует. Товаром стали сами деньги.
Как это произошло?
Вынужден начать с цитаты из Маркса. Просто другого определения не существует. «...Стоимость товаров определяется общественно-необходимым временем, затраченным на их производство» (“Капитал”). Естественно, сюда включается еще масса составляющих – сырье, транспорт, энергия, затраты на рекламу и пр. Но все крутится в основном вокруг затраченного времени. Ручная работа всегда стоит дороже конвейерной. Дизайнерское ювелирное изделие всегда дороже ширпотреба, даже при одинаковых расходах на драгоценные металлы и камни.
При формуле «деньги-деньги-деньги», как я уже упоминал, сам товар, время и ресурсы, потраченные на его изготовление, отсутствуют.
ТОВАРОМ СТАНОВИТСЯ САМ КРЕДИТ!
Производитель берет кредит (т.е. покупает у банка) на производство. Неважно чего – хлеба, дома, автомобиля или обручального кольца. Естественно, что цена кредита закладывается в цену товара и удорожает его.
Вы берете кредит (тоже покупаете у банка) на покупку этого товара. Банк авансирует покупателей товаров. Банку все равно, кого он финансирует – рабочего с постоянной зарплатой на приобретение автомобиля или миллионера на открытие нового производства. Это кредитование технически реализуется через различные кредиты - потребительские, ипотечные, через социальные программы и выплаты - и накапливается в виде пирамид различных долгов - частных, корпоративных – каких угодно. Эти кредитные деньги мы с вами тратим на покупку товаров. Поскольку закон стоимости в таком случае сильно искажается, то цены очень подскакивают вверх от реальной стоимости товаров.
И опять-таки деньги как таковые отсутствуют. Банк кредитными карточками, чеками, ценными бумагами только гарантирует, что у покупателя имеются какие-то деньги. И выдавая (продавая) кредиты, банк тоже не оперирует реальными деньгами. Только гарантиями. Другими словами – бумажками. Рано или поздно, но количество и суммы этих гарантий начинают превышать не только количество реальных денег, но и, САМОЕ ГЛАВНОЕ, количество товаров, соответствующее выданным кредитам.
И начинается торговля долгами...
Если совсем просто, то выглядит это приблизительно по такой схеме:
Предположим, я занял у вас 100 долларов, чтобы купить, допустим, пылесос. Обещал вернуть через год, но уже не 100 баксов, а 110.
Но по ряду причин не отдаю. Предлагаю в счет расплаты тот же самый, но уже не новый пылесос. Вам его никогда не продать и своих одолженных мне денег не вернуть. И тогда вы продаете мою расписку за 90 долларов некоему третьему лицу. При этом я точно знаю,  долг вам не верну. Вы тоже это знаете. И, что самое смешное,  тот, кому вы продали мою расписку за 90 баксов, тоже знает о том, что она ничем не обеспечена.
Но виртуальные проценты на этот мой виртуальный долг капают и капают. И когда таких расписок с «плохими долгами» набирается на пару сотен миллиардов, это становится источником наводнения мирового рынка «пустыми» и «горячими деньгами», давно не обеспеченными ничем, кроме непонятной, но подогреваемой банковскими отчетами уверенности людей в их ценности.
Вот конкретный пример: банкротство банка «Washington Mutual» (188 млрд. депозитов), который поглотил банк «JP Morgan Chase» всего за 1,9 миллиарда долларов. Этих своих 188 миллиардов «Washington Mutual» уже не увидит никогда. А за четыре месяца до того «JP Morgan» купил разоренный инвестиционный банк «Bear Stearns». То бишь налицо суперконцентрация банковских капиталов за счет общества. А, например, рухнувший «Леман Бразерс» или почти обанкротившийся «Голдман Сакс» ухитрились занять денег почти в 30 раз больше, чем размер собственного капитала! И это ни для кого не было тайной за семью печатями!
Теперь же по плану «стабилизации экономики» государство выделяет 700 миллиардов бюджетных, т.е. наших с вами долларов. По принципу главное - спасти финансовую систему и избежать коллапса сейчас, а дураками и преступниками займемся позже. Хотя изначально было понятно, что эти деньги – капля в море и никого не спасут. А то, что американская финансовая элита откровенно наживается на кризисе, спихивая плоды своей алчности и безответственности на налогоплательщиков, мало кого волнует. И так практически во всем мире.
«В 1994 году мировой валовый продукт, согласно оценкам А.Мэддисона , составлял примерно 11 трлн. долл., а совокупный производно-финансовый инструмент - около 70 трлн. долл. В 2005 году МВП достиг примерно 30 трлн. долл., однако производно-финансовый инструмент оценивался уже в 450 трлн. долл. То есть, только за период 1994-2005 годов на каждый доллар реально произведенных товаров или услуг было эмитировано 19 номинальных долларов. В результате вместо соотношения 1:7 мы получили соотношение 1:15, то есть сегодня свыше 90% циркулирующих в мире денег не имеют никакого реального покрытия».
Естественно, такая «экономика» не выливалась в создание прорывных технологий в промышленности, на транспорте и в сельском хозяйстве. Она не финансировала фундаментальных научных исследований, нацеленных на стратегические прорывы в развитии. Здесь царствовал один принцип - делать прибыли только из денег и спекуляций, причем как можно быстрее. И нет ничего странного в том, что такая нежизнеспособная конструкция теперь с грохотом рушится.
И что же дальше? Дальше – больше...
Нам всем еще предстоит расплачиваться бюджетом страны, нашими с вами деньгами за возмещение убытков финансово-спекулятивной сферы. Это в дополнение к непомерным затратам на обслуживание государственного долга Америки (грозит превысить 11,3 трлн. после выкупа «плохих» долгов), на войну и на социальные программы.
Это на фоне грядущего пенсионного обеспечения поколения «бэби-бумеров». И при учете того, что пенсионный фонд уже сдулся на более чем 2 триллиона баксов.
Из финансово-экономического кризиса мы рано или поздно обязательно выберемся - не впервой! Но на смену ему (типун мне на язык!), вероятнее всего, придет кризис общественно-политический. Особенно если нынешнее рейтинговое преимущество Обамы реализуется в реальное президентство...
Здесь, уважаемые читатели, я должен вернуться к началу статьи, к моим юным слушателям, которые совсем скисли из-за того, что я не оценил главного преимущества Обамы над Маккейном. Молодежь выбирает Обаму, потому что  «он прикольный»!
Наскоро скомкав политическую составляющую моего экономического «ликбеза» на уровне американской школы, я рассказал им в качестве наглядного примера одну из историй о мулле Насреддине. Это было лишним, т.к. требовало дополнительных объяснений, что такое «мулла» и кто такой Насреддин.
Поэтому обращаюсь к читателям «РБ», которым ничего объяснять не надо. Все помнят и знают не хуже меня...
Вспомните муллу Насреддина, когда он в ответ на требование продавца заплатить на запах пищи заплатил ему звоном монет.
Пожалуй, это самый показательный аналог того, что происходит сегодня в Америке и во всем мире. За несуществующие виртуальные товары расплачиваются несуществующими деньгами. Поэтому трансформация РЕАЛЬНО ДЕЙСТВУЮЩЕЙ формулы «товар-деньги-товар» в формулу ВИРТУАЛЬНЫЕ «деньги-деньги-деньги» не могла не продолжиться еще одной составляющей:
« деньги-деньги-деньги - ...РАЗБИТОЕ КОРЫТО”...

P.S. Не знаю, кто был больше поражен - я или мои слушатели - почти выпускники американской школы.
Они – тем, что, оказывается, бюджет США складывается из наших с вами денег.
Я – тем, что они были уверены, что у государства много денег, потому что «государство их само печатает».
Впрочем, в их рассуждении что-то есть...