Между Сциллой и Харибдой

Америка
№42 (652)
Вихри финансового кризиса продолжают бушевать почти во всех регионах планеты. Эпицентр, откуда пошли губительные волны, известен – Соединенные Штаты Америки. Тем самым лишний раз подтверждено, что именно США на протяжении долгого времени остаются бесспорным финансовым центром всего мира.
Это может льстить нашему самолюбию, но одновременно налагает на нас безумно «тяжкий» груз ответственности еще и за судьбы иных стран и народов. Как выразился один мой знакомый, когда Америка чихает, у всех вокруг появляются признаки пневмонии. Потому так важно разобраться не только в непосредственных, но и глубинных причинах кризиса, разразившегося в американской финансовой системе.
Мнений на этот счет великое множество, недостатка в версиях не наблюдается. Число обвиняемых растет изо дня в день и скоро, возможно, сравняется с числом потерпевших. Жаль только, что список виновных часто диктуется чисто идеологическими пристрастиями обвинителей. Одни предъявляют претензии президентам-демократам Рузвельту и Клинтону, другие – республиканцу Рейгану, а все вместе – Джорджу Бушу-младшему.
Нынешний президент и его команда действительно погрузили страну в глубокую долговую яму, не сделали никаких обобщающих выводов из поучительного скандала с корпорацией «Энрон», сквозь пальцы смотрели на многочисленные факты мошенничества в финансовых корпорациях. Президент Клинтон беззаботно купался в волнах невиданного экономического бума, беспредельно расширил права банков на выдачу кредитов. Это очевидно.
С Рейганом сложнее. Ему ставят в упрек отказ от какого-либо государственного регулирования экономических процессов и безграничную веру в саморегулирование свободного рынка. Справедливости ради надо сказать, что для того времени «рейганомика» основывалась на верных позициях. Но вечного ничего не бывает. Изменился мир, изменилась страна. Численность населения США выросла с той поры чуть не в полтора раза, иной стала структура американской экономики, импортные нужды в значительной мере потеснили когда-то очень широкие экспортные возможности.
Принципы ж «рейганомики» утеряли свой потенциал еще в середине 90-х годов прошлого века. Об этом говорили многие эксперты, предупреждая о неизбежной опасности продолжения того же курса. Наследники Рейгана в Белом доме таких экспертов слушать не желали. Претворять в жизнь традиционную американскую мечту о собственном доме и власть, и население бросились во все тяжкие. Чуть раньше или чуть позже тот самый жареный петух должен был клюнуть. Он и клюнул. Все посыпалось разом.
Обвиняют в кризисе и алчность руководителей банковских институтов. Тоже верно. Советы директоров и топ-менеджеры крупных банков, пользуясь полным отсутствием контроля, а то и поддержкой властей, нагло, в открытую грабили вкладчиков и рядовых акционеров, прикарманивали львиную долю прибыли, если хоть какая-то прибыль появлялась.
А разве не несут своей доли вины миллионы американцев, жадно хватавших банковские ссуды в надежде либо как-нибудь выкрутиться, либо даже подзаработать на перепродаже приобретенного дома? Ведь все рассчитывали, что цены на жилье будут расти вечно.
Да, общая ситуация работает не в пользу традиционных ценностей Америки. Со старыми мерками новых проблем не решить. Тем не менее именно этим мы в последние годы только и занимались. Группа неоконсерваторов, окопавшихся в Пентагоне и администрации вице-президента, втянула страну в военные авантюры, не имевшие ничего общего с потенциальными возможностями государства.
Вице-президент Дик Чейни настойчиво внушал президенту, что рост национального долга не имеет большого значения. Консерваторы крайне правого толка без устали твердили, что основы американской экономики не подлежат реформированию, что у нас своеобразный и по-прежнему эффективный суверенный капитализм и нам пример иных государств не указ. Идеология во все времена была и остается врагом экономики, лозунгом которой по-прежнему является формула: хочешь жить – умей вертеться.
Вот тут-то мы и подходим к главному, стержневому вопросу нынешнего дня: что надо сделать, как поступить, чтобы не только преодолеть кризис, но и заручиться гарантией от подобных ударов хотя бы на ближайшие 10-15 лет?
Увы, этого, кажется, не знает никто. Мир впервые столкнулся с кризисом такого рода. Кризис ведь разрушил не одну только ипотеку, а всю систему кредитов, без которых не способно функционировать любое современное хозяйство.
Банковских хапуг и растратчиков можно приструнить – по примеру шведского правительства отобрать у них всё, что прикарманено неправедным путем. К сожалению, с биржевыми спекулянтами так не поступишь, хотя их вклад в нынешнюю сумятицу тоже не мал.
Продажу и перепродажу ценных бумаг не запретишь. Давно прошли те времена, когда акция свидетельствовала лишь о праве ее владельца участвовать в делах фирмы и дележе прибылей. Не более того. Теперь это право интересует только крупных акционеров. Для остальной массы портфель акций стал либо способом сохранить сбережения, либо товаром, который можно молниеносно купить-продать. А там, где торгуют, ухо нужно держать востро.
Разбираться с администрацией Буша по поводу допущенных ошибок уже поздно. Президент, которого американская пресса сегодня без всякого стеснения называет «хромой уткой с пустыми карманами», через пару недель покинет свой пост. Преемник, конечно, учтет его промахи, но вполне способен допустить новые. Откровенно говоря, победителю нынешней президентской гонки не позавидуешь. В наследство он получит кучу тяжелых проблем и ни одной толковой рекомендации, как их решать.
В самом деле, нельзя же всерьез воспринимать билль о 700 миллиардах как эффективное и долговременное решение. Билл дает передышку, причем очень короткую. Национализация нескольких финансовых учреждений тоже мера «пожарная», стержневых проблем она не решит. Тем более что крайне консервативное крыло общества отнеслось к факту национализации сугубо отрицательно.
И зря. В Англии, например, угольную промышленность дважды национализировали, дважды приватизировали, и ничего ужасного не произошло, основы свободного рынка не рухнули.
В Швеции известны случаи выборочной национализации. Если какое-то крупное предприятие терпит крах, туда направляют правительственную комиссию. Ее задача – определить, существуют ли возможности поправить положение. Если существуют, предприятие забирают под крыло правительства, а через год-полтора, когда дело налаживается, выставляют на открытые торги. Кто больше заплатит, тот и станет новым владельцем.
В нашем случае беспокойство вызывает не факт национализации, а то, что за этим последует. Если, скажем, те же «Фанни-Фреди» опять займутся скупкой обязательств сомнительных заемщиков, еще одного провала долго ждать не придется. Пока непонятно, чем эти финансовые тузы должны теперь заниматься и есть ли иной способ восстановить систему ипотечного кредита.
А может, и восстанавливать ее в полном объеме не стоит? Может быть, вообще умерить пыл в реализации пресловутой американской мечты о собственном доме? Сегодня население США владеет недвижимостью на общую сумму почти в 30 триллионов долларов. Это в пять-шесть раз больше, чем совокупная стоимость всех остальных секторов, составляющих национальное благосостояние страны. Вроде бы очевидный перебор. С другой стороны, сузить рынок нового жилья означает породить смертельную опасность для мощной американской строительной индустрии и примыкающих к ней отраслей. Мало того, резко снизится потребительская активность населения, что грозит упадком всей экономике. Вот и решай, как протиснуться между Сциллой и Харибдой. И где тот умник, который найдет способ соблюсти баланс интересов?
В дни, когда писалась эта статья, министры финансов семи ведущих стран мира собрались, чтобы выработать совместный план преодоления кризиса. Подробности пока неизвестны. Сообщают, что он состоит из пяти разделов и рассчитан на ближайшие два-три года. Так или нет - скоро узнаем. В любом случае правы те эксперты, которые предупреждают: возврата к благостному предкризисному состоянию кредитной системы не будет. Время щедрых банковских ссуд и доброжелательного взаимного доверия кончилось.
 Надолго ли – этого никто не знает. Сложнейшая, крайне запутанная система современной экономики не оставляет места убедительным прогнозам. Пример, способный стать классическим, - цены на нефть. Вот только что грозились, что она подскочит аж до 200 долларов за баррель, а цена взяла да стремительно упала почти до 80. И в причинах таких перемен пока еще не разобрались.
Некоторые обозреватели вспоминают сегодня о добром старом времени, о банкире Джоне Пирпойнте Моргане, слову которого доверяли гораздо больше, чем любым письменным обязательствам. Сожалеют, что ныне таких авторитетных фигур нет, но забывают, что с той поры обстоятельства круто переменились, все стало сложнее и жестче. Моргану тут не место. И тенденция вряд ли станет иной.
Известный философ Френсис Факуяма лет 20 назад написал книжку «Конец истории». Автор утверждал, что отныне в мире на очень долгий срок воцарится стабильность, никому ничто не угрожает. Однако на днях он же выступил со статьей под красноречивым заголовком «Падение корпорации Америка». Значит, признал, что мировые процессы еще далеки от завершения. Что-то никнет, что-то поднимается. Перемены, даже болезненные, неизбежны, и вовсе не факт, что они всегда ведут к худшему. Чаще наоборот – к лучшему.

 


Комментарии (Всего: 1)

!!!!!!!!!!!!!!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *