БОЛЬШАЯ ГРУЗИНСКАЯ свадьба

В мире
№9 (671)

Многолюдными свадьбами в Грузии никого не удивишь. Но 3 тысячи приглашенных за свадебный стол в роскошной тбилисской гостинице «Шератон Метехи палас» и еще больше собравшихся посмотреть на венчание не где-нибудь, а в кафедральном соборе Святой Троицы – событие, уже из ряда вон выходящее. Однако знаменательность этой свадьбы отнюдь не в обилии гостей, главное, что в результате ее Грузия должна получить... будущего царя. Ибо браком сочетались представители двух ветвей древнего царского рода Багратиони.
С IX века титул Царя грузин получали только представители этой династии. А когда единое грузинское государство распалось, Багратиони продолжали править в образовавшихся самостоятельных царствах, разделившись соответственно на Картлийских, Кахетинских и Имеретинских. Отдельным уделом  владела ветвь Багратиони-Мухранских. Так продолжалось до 1801 года, когда  Грузия вошла в состав Российской империи. Представителей знаменитого рода насильственно вывезли в Россию, но их герб включили в общий российский гербовник, а в середине XIX века они были официально признаны «членами бывшего Царского Дома Грузии», получили титулы «светлейших» и уравнялись в правах с российскими князьями. Багратиони положили в России начало фамилиям Имеретинский и Грузинский, а под своей исконной фамилией вошли в историю могучего северного соседа. Князь Петр - герой войны 1812 года, его брат Роман прославился на русско-иранской войне 1827 года, первым ворвавшись в Ереван. Племянник и тезка героя Бородина руководил крестьянской реформой в Пермской губернии, был губернатором Твери и Остзейского края, открыл способ извлечения золота из руд цианированием. Князь Дмитрий во время Первой мировой войны  командовал знаменитой «Дикой дивизией», в 1917-м участвовал в выступлении генерала Корнилова, а потом перешел на сторону красных и возглавил Высшую кавалерийскую школу РККА… 
Но большинство Багратиони после революции эмигрировали. В СССР остались немногие, и лишь единицы пережили репрессии. А в 1942-м  грузинская эмиграция вдруг задумалась о возрождении династии и на съезде в Риме признала законным претендентом на престол князя Ираклия Багратиони. Тот женился на девушке, носившей не только пышное имя Мария Мерседес де Бурбон-и-Бавьер, но и титул принцессы-инфанты - она была кузиной нынешнего испанского короля Хуана Карлоса I. Так что семья обосновалась в Испании, а  после смерти  престолонаследника его права достались сыну Георгию, известному, как лихой автогонщик Хорхе, трехкратный чемпион Испании по ралли. Именно к нему в 1991 году и приехали посланцы из Грузии, в которой тогда впервые возникла мысль о возрождении монархии. Как свидетельствуют очевидцы, лишенный царской казны Хорхе заявил, что согласен «лететь в Тифлис», если ему купят билет туда и обратно, а потом подчеркнул: «Бизнес-классом!»... На исторической родине он побывал лишь через 4 года после этого, а спустя еще 10 лет в Грузию переселился его сын Давид. И Михаил Саакашвили тут же предоставил грузинское гражданство и отцу, и сыну. Георгий-Хорхе в 2006-м тоже переехал в Тбилиси, где и  умер в прошлом году от гепатита. Так наследником престола стал Давид - главный герой нынешней царской свадьбы.
Естественно, при нынешнем государственном строе он может считаться лишь потенциальным царем. Но в разгар политического кризиса 2007 года самый авторитетный в стране человек – Патриарх Илия II вдруг заявил, что  именно конституционная монархия приведет к прекращению борьбы за власть и установит спокойствие в стране. «Монарх, который правит, но не управляет, мог бы стать гарантом целостности Грузии, - сказал он. - Наш народ  уже более 200 лет мечтает о восстановлении правления династии Багратиони... Для  этого необходимо тщательно готовиться,  с детства воспитывать достойного представителя  династии, чтобы подготовить его к царствованию, если установится конституционно-монархическая форма правления». При этом пресс-служба Патриарха уточнила, что его высказывание – «не какая-то конкретная политическая инициатива, а общие соображения». Но очень многие, и в первую очередь оппозиционные партии, восприняли рассуждения Патриарха как четко поставленную цель. Лидер вполне здравой парламентской фракции «Новые правые» даже заявил: «Мы не убивали своего царя, не свергали царское правительство и поэтому имеем моральное право на восстановление   конституционной монархии. Она положит конец большевизму и советскому мышлению в верхних эшелонах власти».
В общем, прекрасно понимая, что возрождение царской династии  - весьма отдаленная перспектива,  в Грузии решили сначала заиметь такого претендента на престол, которого можно будет с малолетства растить на национальных и православных традициях,  готовя к высокой миссии не только его самого, но и весь народ. А для этого, по мнению Патриарха, нужна молодая, полностью независимая  царская семья, « которая никому не будет в тягость, а наоборот, ее миссия  будет заключаться только в том, чтобы сеять добро и помогать стране и людям».
Поэтому-то и пришли к алтарю Давид Багратиони-Мухранский и Анна Багратиони-Грузинская. Исаак Бабель мог бы сказать свое традиционное: «Молодая была немолода», но на это с полным основанием можно возразить, что по нынешним  меркам 32 года - вполне подходящий возраст для невесты. А привередам, которым может показаться странным, что женщина, уже побывавшая замужем и имеющая двух детей, идет к венцу в платье белого цвета невинности, можно ответить словами другого классика – Евгения Шварца: «Не ваше свинячье дело!». Потому что выглядела она великолепно, княгиня, дочь  режиссера прославленного театра имени Руставели  и внучка Петра Грузинского, написавшего слова самой знаменитой песни о Тбилиси – «Тбилисо».
Князь Давид венчался, имея немало громких званий и скромную на первый взгляд должность. Наследник Грузинского престола - еще и суверенный глава и великий магистр грузинских династических орденов: Грузинского орла и Священной туники Иисуса Христа, Царицы Тамары и Царицы Кетеван. А работает он всего лишь стихарием, иподиаконом (прислуживающим в храмах), но зато у самого Илии II.
Только ради этой одной свадьбы была создана специальная комиссия Патриархии Грузии –  уж очень хотелось, чтобы все было точь-в-точь, как у предков. Но оказалось, что история не сохранила ни одного обряда представителей грузинской царской фамилии, известен только церемониал освящения свадебного венца. Поэтому пришлось просматривать фильмы, знакомиться со свадебными ритуалами испанской, датской и других королевских фамилий...
Так появилась собственная церемония  «согласно православной и грузинской традициям». Правда, получилось очень торжественно. На могильные плиты в древнем мцхетском храме Светицховели - родовой усыпальнице Багратиони легли цветы, по возвращении молодые отдохнули в старинном дворце, превращенном сейчас в монастырь, в собор Анна поднималась по длинной лестнице от центральных - Невестиных ворот. А после венчания на специально подготовленном пьедестале звучал не свадебный марш, не церковное песнопение, а Государственный гимн Грузии...
Увы, в объемистой свадебной бочке меда не обошлось без увесистых ложек дегтя. Во-первых, тетя венценосца Мария Багратиони-Мухранели сообщила из Испании, что не признает племянника претендентом на  престол. Как, впрочем, и его отца, которого коронованный в Риме Ираклий, оказывается, «изгнал из семьи». Во-вторых, Патриарх, инициатор этой свадьбы, не смог венчать новобрачных - он лечился в Германии. В-третьих, приглашенный на церемонию самый главный родственник - король Испании - отделался лишь письменным поздравлением. И, наконец, на свадьбе не появился никто из представителей грузинских властей, а церемонию, вопреки обещаниям, ни один телеканал не транслировал в прямом эфире.
Впрочем, последнее можно понять: власти не раз заявляли, что “на данном этапе развития Грузии считают нецелесообразным переход к монархии”. Да и Саакашвили не скрывает, что не поддерживает конституционно-монархическую идею, несмотря на то, что избрал гербом Грузии герб Багратиони. Пока что в этом с ним согласна большая часть общества, хотя сторонников возвращения царя тоже немало. Опрос, проведенный Первым каналом Грузинского телевидения, показал: за эту идею - 41, 09% респондентов, а против нее – 55,1%.
Между тем в стране помимо политических партий монархистов и традиционалистов, существуют еще и общественные организации, стоящие за батюшку-царя. Это - Монархическое движение, в которое входят известные представители интеллигенции, в том числе автор знаменитого «Отца солдата» кинорежиссер  Реваз Чхеидзе и конечно же «Собрание исторических фамилий, дворян и их единомышленников».  Все они считают историческим этот первый за 200 лет династический брак. Ведь он исключит возможность практических конфликтов различных ветвей вокруг теоретического трона.
Впрочем, одной теорией дело уже не ограничивается – на полном серьезе планируется создать Совет регентов во главе с Ильей II, который будет воспитывать будущего монарха до его совершеннолетия в стенах Патриархии. А вот  в народе, стоящем на более приземленных позициях, даже сторонники монархии  задаются другим вопросом: кто будет содержать царский двор? 
Что ж, и на это есть ответ. С благословения Патриарха уже создан «Фонд монархии», чтобы люди добровольно перечисляли туда деньги, а государству не пришлось тратить ни лари. Несколько бизнесменов уже изъявили желание сделать взносы, в их числе - владелица крупнейшей строительной компании и пивной король. Имен рядовых жертвователей пока не слышно.
В том, что они появятся, сомнений нет, но дело ведь совсем не в том, сможет ли далеко не богатая страна накопить к совершеннолетию гипотетического монарха средства на содержание и его самого, и свиты из князей, которых здесь исстари, хоть пруд пруди. Не надо забывать, что для государя главное - не прописка, регистрация или религиозность, а опыт и умение руководить, образование, способности, харизматичность. Так что регентам в стенах Патриархии придется очень постараться и на чисто светском поприще.