Гладко было на бумаге...

В мире
№53 (715)

“Синдром Гилада Шалита” снова со всей силой напомнил о себе на этой неделе. Переговоры между Израилем и ХАМАСом при немецком посредничестве продолжились, а параллельно как на дрожжах росло напряжение. Спекуляции, противоречивая информация, многочисленные заседания “форума семи” (членов узкого кабинета министров по вопросам безопасности и внешней политики) все это взвинчивало настроение в обществе. Поэтому и по другим причинам создавалось впечатление, что дело близится к развязке, что вызывало дополнительные ожидания.
В то же время со стороны ХАМАСа раздавались угрозы: если Израиль не согласится с требованиями организации, то Гилад не увидит белого света еще много лет.
В израильском руководстве развернулись напряженнейшие дискуссии между сторонниками и противниками сделки. Причем речь идет не только о верхшке политической, но и о руководителях системы безопасности. Так, согласно источникам  в израильских СМИ, начальник генерального штаба Габи Ашкенази выступает за заключение сделки на обсуждаемых условиях, в то время как глава “Мосада” Меир Даган против. Сведения о позиции главы ШАБАКа Юваля Дискина к публикации запрещены.
Постараюсь, насколько это возможно, внести ясность во всем потоке это противоречивой информации, поступающей из самых разных источников. При внимательном изучении материалов приходишь к выводу, что, несмотря на информационное безбрежье, по большому счету все мы знаем о происходящем очень мало. Причина в том, что стороны, особенно израильская, очень жестко соблюдают секретность. Так, с многочисленных заседаний “форума семи” (Нетаниягу, Барак, Либерман, Яалон, Меридор, Бегин, Ишай) практически не было информативных утечек, хотя в этих совещаниях участвовал и ряд высокопоставленных чиновников, членов армейского командования и руководители спецслужб.
Итак, переговоры при немецком посредничестве не сдвигались с мертвой точки в течение целого месяца. Камнем преткновения стали 170 заключенных из представленного ХАМАСом списка, которых Израиль выпускать отказался.
Около 10 дней назад посредник, осознав, что переговорные условия полярно противоречивы, представил сторонам двухнедельный ультиматум, до начала рождественских каникул. Если в их позициях за это время не будет подвижек, он вернется на родину и переговоры застопорятся на месяцы. Такой сценарий оказался не по душе ни руководству Израиля ни ХАМАСа, которые находятся под серьезнейшим давлением сторонников заключения сделки.
Следующим шагом посредника было предложение ХАМАСу внести в свой список из 170 террористов изменения. Из них для Израиля были “приемлемы” имена 125-и заключенных. Это стало огромным шагом вперед. ХАМАС внес в список своих претендентов на вызволение существенные изменения, и по поступившей информации Израиль не приемлет лишь 7 особо “одиозных” имен.
Первый из них глава ФАТХа в Иудее и Самарии Маруан Баргути, приговоренный за планирование терактов к 5 пожизненным срокам.
Не менее почетное место занимает в списке его однофамилец 37-летний Абдалла Баргути - член ХАМАСа, конструировавший взрывные устройства, принесшие гибель многим израильтянам в серии чуть ли не самых страшных терактов второй интифады: взрывы в иерусалимском филиале “Сбарро” и кафе “Момент”. Насколько в крови руки этого Баргути показывает вынесенный ему приговор: 66(!) пожизненным сроков.
Аббас А-Сайед, командир ХАМАСа в Туль-Кареме, непосредственный организатор серии кровавых терактов, в том числе пасхальной бойни в гостинице “Парк” в Нетании: тогда в результате взрыва террориста-самоубийцы погибли 30 человек. А-Сайед прговорен к 35 пожизненным срокам.
Еще один из тех, кого Израиль отказывается выпускать на данный момент, – это генсек НФОП Ахмед Саадат, ответственный за убийство министра Рехавама Зеэви, приговоренный к пожизненному заключению.
На этом этапе израильский куратор переговорного процесса Хагай Адас доставил руководству ответ ХАМАСа, после чего “форум семи” был созван на очередное длительное заседание с участием глав спецслужб и представителей других релевантных структур. Совещание проходило в очень непростой обстановке – главы спецслужб разъяснили министрам, что именно значит выход на свободу многих сотен террористов, чьи руки по локоть в крови. Обсуждение продолжалось до поздней ночи, и, не учитывая премьера, завершилось своего рода ничьей: трое министров - Либерман, Яалон и Бегин по-прежнему последовательно выступали против заключения сделки. В этот момент Хагай Адас пригрозил, что снимет с себя полномочия, если кабинет отвергнет сделку. В этой связи было принято решение передать немецкому посреднику предназначенный ХАМАСу ответ.
Согласно арабской газете “Аль-Хайат”, он содержит два твердых условия: более 100 из освобождаемых террористов должны быть депортированы за границу или на худой конец в Газу, и не выйдут на свободу семь террористов, о которых говорилось выше. Другими словами, никто из тех, кого Израиль считает по-настоящему опасными, не сможет вернуться в свои дома в Иудее и Самарии.
Израильский ответ через немецкого посредника был передан руководству ХАМАСа в Газе во вторник. На момент сдачи номера в печать ответа от исламистов не поступило. Согласно источникам в Газе, местное руководство, особенно заинтересованное в заключении сделки, склонно принять израильское предложение. Однако последнее слово не за ними, а за главой политбюро этой террористической организации Халедом Машалем, у которого свое мнение и который весьма прислушивается к рекомендациям из Дамаска и Тегерана.
Серьезные разногласия в нашем обществе вызывает намечающаяся сделка. Так представители комитета родителей жертв терактов встретились с Биньямином Нетаниягу и выразили свою огромную обеспокоенность предстоящим выходом на свободу огромного количества записных убийц.
Среди тех, кто последовательно выступает против сделки, и советник премьер-министра по национальной безопасности доктор Узи Арад. Именно его поведение стало причиной скандала, взорвавшего и так напряженную атмосферу.
Рассказывая о происходящем нескольким журналистам (они должны были процитировать Арада в качестве анонимного высокопоставленного источника из канцелярии премьера), он подверг резкой критике подход начальника генштаба Габи Ашкенази. По его словам, Ашкенази вел себя как глава родительского комитета, а не как начальник генштаба, озабоченный в первую очередь безопасностью страны. Возникла крайне напряженная ситуация, вынудившая премьера сделать специальное заявление о своем резком несогласии с процитированным СМИ высказыванием. Анонимность была столь прозрачной, что авторство Арада стало всем известным, и советник по национальной безопасности добился встречи с Ашкенази, когда принес свои извинения за нанесенное оскорбление начальнику генштаба.
В среду поступила информация, что список заключенных, на освобождение которых Израиль не может согласиться, пополнился еще тремя террористками, а количество тех, кто должен быть депортирован, составляет 123 имени. Их готовы принять Катар, Кувейт, а также государства Европы...
Состоится сделка или нет, но глава правительства Биньямин Нетаниягу оказался в очень непростой ситуации. Он всегда был последовательным противником такого рода переговоров, что, кстати, подробно отразил в написанных им книгах. Теперь же премьер вынужден поступить с точностью до наоборот своей многолетней позиции. Кроме того, поддерживаемый правыми политиками премьер понимает, что большинству его электората не по душе сделка, когда в обмен на одного солдата на свободе окажутся сотни убийц...
Буря, в эпицентре которой оказался Нетаниягу в эти дни, может очень серьезным образом дестабилизировать возглавляемое им правительство.
Эфраим Ганор