Откуда берутся экстремисты

В мире
№8 (723)

Заезженный трюизм гласит: лучше поздно, чем никогда. Есть, однако, вещи, о которых так не скажешь, в некоторых случаях термины «поздно» и «никогда» по результатам определяемых этими терминами действий идентичны.
В начале этой недели министр национальной безопасности США Джанет Наполитано публично признала, что экстремисты, живущие внутри страны, представляют для США не менее серьезную угрозу, чем террористы, подготовленные за границей.
Поздно заговорила о наличии внутри страны экстремистов госпожа Наполитано. И это как раз тот случай, когда запоздалое начало размышлений над чем-либо равносильно тому, что такие размышления не начались вовсе.
И все же заявление министра симптоматично. Ведь именно с именем Наполитано связаны и отказ от термина «война с террором», и изобретение таких неологизмов, как «трагический случай по вине человека», кажется, вместо простого и ясного «теракт». И вот теперь, после того, как каденция Барака Обамы перевалила за год, именно в недрах президентской команды звучат призывы выяснить, какие факторы «заставляют молодых людей обращать свои взгляды в сторону экстремистских течений».
Может быть, членам демократической партии трудно сопоставить желаемое и действительное. Может быть, действительное при столкновении с желаемым вызывает у члена демократической партии, а особенно у очень видного члена партии нечто вроде когнитивного диссонанса. Факт остается фактом – о том, что терроризм существует, что носители этого явления существуют не только за рубежами США, но и внутри страны, среди людей, легально живущих в стране, обо всем этом говорить не рекомендовалось. И не говорилось.
Что повлияло на госпожу Наполитано? Что заставило ее признать то, чего очень не хотелось признавать? Наверное, ее заставили сделать это факты.
А факты шокируют. Даже те, которые становятся известными из обычных СМИ. Если же обладать доступом к данным силовых, как говорится, структур, то, как мне кажется, даже у высокопоставленного функционера демократической партии, каковой является Джанет Наполитано, волосы встанут дыбом.
В самом деле, вспомним майора Надаля Малика Хасана, расстрелявшего в ноябре прошлого года на базе в Форт-Худ своих сослуживцев. Сначала было объявлено, что его действия вызваны каким-то синдромом, связанным со скорой его отправкой в действующую армию. Однако вскоре стало известно о его связях (по крайней мере посредством электронной почты) с живущим в Йемене активистом  «Аль-Каеды» Анваром аль-Авлаки. Стоило потянуть за ниточку, называемую «аль-Авлаки», как на поверхности показался еще один персонаж. На этот раз – террорист Умар Фарук Абдул Муталлаб, пытавшийся взорвать в декабре прошлого года самолет, летевший из Амстердама в Детройт. Как оказалось, Муталлаб также близко знаком с аль-Авлаки, с которым встречался в Йемене.
Сам же Анвар аль-Авлаки имеет гражданство США, жил в этой стране, спокойно из нее выехал несмотря на то, что за ним закрепилась слава радикального исламиста. А ведь в 2002 году его задержали в аэропорту Джона Кеннеди в Нью-Йорке на основании ордера по уголовному обвинению. Задержали и отпустили, хотя его имя и фигурировало в базе данных розыска ФБР.
Другой террорист, Наджибулла Зази. Родился в Афганистане. Жил в Денвере, работал водителем. Планировал теракт в нью-йоркском метро. Мотив – протест против войны в Афганистане. По собственному признанию, был привлечен к экстремистской деятельности агентами «Аль-Каеды».
Ну, и так далее.
После того как узнаешь обо всем этом, предложение госпожи Наполитано «проанализировать, что именно ведет к росту радикальных настроений в обществе», кажется какой-то словесной игрой. Да очнитесь же, госпожа министр, хочется сказать, очнитесь и оглянитесь вокруг. Ничего не надо анализировать. Все видно, все ясно. И если только увиденное не вызовет у вас уже упомянутого когнитивного диссонанса, вы и сами можете поставить диагноз.
Но мы тут беседуем не с целью убедить в чем-то министра. Мы обсуждаем ситуацию. И потому нам простительна некоторая горячность, с которой мы, может быть, ведем беседу.
Тому, что происходит, есть несколько объяснений. Во-первых, мир стал глобален. Коммуникации между людьми, живущими даже в разных странах, максимально облегчены. Во-вторых, глобализация вместе с пресловутой политической корректностью сделали возможным проживание в США тем людям, которые, мягко говоря, не во всем согласны с этой страной. Эти люди, выходцы из африканских и азиатских стран, пользуются в США тем, что называется позитивной дискриминацией. Вы только послушайте, что означает этот бредовый термин: «Позитивная дискриминация - это совокупность политических мер, направленных на принятие во внимание пола, расы или этнической принадлежности субъекта с целью обеспечения равенства возможностей для представителей групп населения, подвергающихся или подвергавшихся ранее дискриминации».
И далее: «Считается, что она помогает увеличить до предела преимущества многообразия во всех слоях общества, а также компенсировать вред, причиненный ранее или причиняемый в настоящее время публичной, институциональной или непреднамеренной дискриминацией. Таким образом, основная идея позитивной дискриминации состоит в том, что общество, допустившее или допускающее дискриминацию отдельных социальных, этнических и прочих меньшинств, должно компенсировать нанесенный таким образом вред за счет большинства».
Вот в чем причина того, что в США все больше людей «обращают свои взгляды в сторону экстремистских течений», как об этом говорила госпожа министр. Представителям меньшинств предоставляются все возможности для любых действий. Все это мотивируется прошлыми «преступлениями белого человека». Это не только вседозволенность, но и помощь в самоидентификации «обиженного» - я обижен, именно поэтому мне можно все.
Говорить об этом можно очень долго. Но нужно не говорить, а делать. Менять законодательство. Отменить постыдную «позитивную дискриминацию». Признать, что народ Америки един, а навязывание обществу так называемого многообразия – не более чем попытка легализовать маргинальность некоторой части общества, из которой и черпают резервы экстремистские организации.
Делать это должно правительство, в том числе и министр национальной безопасности.


Комментарии (Всего: 1)

Согласен в целом с автором что пора отменить affirmative action как политику способствующую разжиганию межэтнической розни, но когда Джанет Наполитано говорила о доморощенных террористах, то она скорее всего имела ввиду не мусульманских экстремистов легально проживающих в США, а местных белых радикалов правого толка. Вообще это любимая тема среди политиков-демократов заострять внимание на мнимой угрозе белых праворадикалах. В девяностые годы при Клинтоне, ФБР тратило сотни миллионов долларов на разработку всяких "миллиций" зачастую игнорируя вполне реальную угрозу исламского террора, и регулярные взрывы американских авиалайнеров. Иммено так наши органы профукали терракты 11 Сентября.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *