Самая серьезная проблема Нью-Йорка

Будни Большого Яблока
№10 (985)
Последние коррупционные скандалы в Имперском штате лишний раз доказали, что проблема взяток и использования служебного положения в корыстных целях являются ахилессовой пятой Нью-Йорка. 
 
Напомним, что текущее расследование сомнительной деятельности местных политиков, которым занимается федеральная прокуратура под руководством Приита Бхарары, уже привело к обвинениям одного из самых влиятельных политиков штата - бывшего спикера местной легислатуры Шелдона Силвера. “РБ” уже писал (№980), что этому политику предъявлено несколько обвинений в коррупции и использовании служебного положения. Прокуратура утверждает, что Силвер нажил преступным путем 4,5 миллиона долларов.
“На самом деле предъявленные Силверу обвинения - лишь верхушка айсберга, - рассказал на условиях анонимности один из  сотрудников федеральной прокуратуры.- Это лишь несколько пунктов, которые фигурировали в расследовании комиссии Мориленда,  за которые ухватились следователи. Это лишь  факты, которые удалось прояснить и доказать членам большого жюри присяжных”.
Спикер, по некоторым данным, кроме всего прочего использовал и свое влияние в гражданских судах штата чтобы проталкивать решения, необходимые его клиентам. 
И это всего лишь одна из граней его побочной деятельности. 
Главным в расследовании является то, что этот влиятельный политик был и остается не единственным “слугой народа” в Олбани, который не брезговал подобными приработками. 
“Вся политическая система штата, - заявил на одной из пресс-конференций прокурор Бхарара,  разгребающий сейчас нью-йоркские авгиевы конюшни, - это прогнивший механизм, который нуждается в серьезной перетряске”.  
Сейчас в поле зрения прокуратуры находится несколько высокопоставленных политиков из Олбани, в том числе губернатор штата Эндрю Куомо, несколько его бывших сотрудников, лидер республиканцев в сенате штата  Дин Скелос и еще несколько влиятельных членов сената и легислатуры. 
Если верить утечкам из прокуратуры, плотнее всего манхэттенские следователи занимаются лидером сената Скелосом.  Хотя, скорее всего, это совсем не так, и у Бхарары - другие приоритеты. 
Мне кажется, что расследование в отношении Скелоса можно считать политической заказухой - Бхараре важно, чтобы в списке обвиняемых появились представители обеих партий, а не только проворовавшиеся демократы.  Поэтому против главы сената, третьего (после Куомо и Силвера) по влиянию политика штата,  пытаются нарыть обвинения в получении денег за лоббирование интересов своих клиентов. 
В позапрошлом году сенатор, подрабатывающий, как и большинство “слуг народа” (это разрешено законами), в адвокатской конторе на Лонг-Айленде  - Ruskin, Moscou Faltischek - заработал от 150 до 250 тысяч долларов. 
Теперь прокуратура пытается доказать, что эти деньги (или их часть) были получены Скелосом за продвижение некоторых проектов его клиентов в законодательном собрании. 
Основания для таких подозрений вроде есть, компания Moscou Faltischek, кроме юридической деятельности, уже много лет занимается лоббированием интересов различных компаний. Но Скелос никогда не имел отношения к этому направлению деятельности, а потому доказать его причастность подчиненным федерального прокурора вряд ли удастся. 
Бхарара, как известно, достаточно упрям и всегда старается довести до успешного завершения начатое им дело, но в этом случае ему будет трудно что-либо доказать.
Гораздо перспективнее для честолюбивого прокурора, а он планирует перейти в большую политику и потому так озабочен скандальными делами,  расследование деятельности нынешнего губернатора.
Сейчас прокуратуру заинтересовал бывший глава администрации штата Лоуренс Шварц, которого не без оснований считали главным силовиком (enforcer) Куомо. Именно со Шварцем, кстати, связан преждевременный конец комиссии Мориленда, которая должна была покончить с сомнительными заработками нью-йоркских политиков.
По некоторым сведениям, члены комиссии тогда всерьез занялись не только спикером Силвером, но и некоторыми компаниями, которые достаточно плотно работали с администрацией Куомо. После этого главный enforcer Олбани устроил следователям скандал, а еще через неделю деятельность комиссии была досрочно прекращена.
В начале этого года Шварц якобы покинул свой пост начальника губернаторской администрации и перешел на работу в частный сектор. Однако, по данным NYPost, он до сих пор продолжает получать в Олбани  приличную зарплату - 181 650 долларов (на 2,5 тысячи больше, чем губернатор). 
По словам инсайдеров, Куомо специально оставил его в штате администрации, хоть и на другой позиции, чтобы иметь возможность помочь ему в случае “наезда” Бхарары. Губернатор также нанял частным образом известного адвоката, чтобы тот помог ему разобраться с прокурорскими следователями. Так что администрация штата тщательно подходит к борьбе с коррупцией.
После этого стоит ли удивляться, что пару недель назад Куомо заявил, что справиться с нынешними порядками в Олбани будет очень сложно. 
“Власть развращает, а работа во властных структурах, - заявил губернатор, - всегда связана с искушением использовать свои возможности в личных целях. Поэтому всегда будут находиться люди, хоть в горсовете, хоть в администрации штата, которые будут пытаться использовать свое положение для личного обогащения”.
Короче, как говорил классик, решить проблему нельзя, но мы постараемся. 
Сейчас Куомо, который еще в начале своего первого срока клятвенно обещал покончить с финансовыми махинациями в политических кругах штата, придумал свой план борьбы с экстра-заработками нью-йоркских законодателей. Он предложил “слугам народа” официально декларировать побочные заработки и указывать имена своих клиентов.
Пока что этот этический почин особого энтузиазма в Олбани не вызвал. И это притом, что побочные заработки большинства законодателей (официальные) достаточно невелики. (35 из 53 сенаторов и 97 из 134 членов нижней палаты штата декларируют побочный доход, не превышающий 20 000 долларов). 
Подобное прохладное отношение к предложениям губернатора может быть вызвано еще и тем, что Куомо хочет значительно уменьшить расходы политиков на свои поездки, а для многих это - существенная графа бюджета. 
Кроме того, он предлагает урезать расходы на политическую кампанию. (Подобная модель принята в Конгрессе, где отношение к побочным доходам гораздо серьезнее). Но именно это и не устраивает истеблишмент Имперского штата, который за последние десятилетия не привык ограничивать себя в таких “мелочах”, как траты на выборы. 
“Я думаю, что предложения Куомо - это реальный шаг в нужном направлении, - считает Чарлз Хорнер, глава общественной организации, занимающейся этическими проблемами законодателей. - Но шаг очень робкий, и очень нерешительный.
Кроме того, я сомневаюсь, что такие половинчатые меры смогут решить эту давнюю проблему. 
В предложениях губернатора нет главного - не указан потолок доходов, которые могут получать законодатели от посторонней деятельности. 
Именно поэтому такие полумеры, даже если они и будут приняты, не принесут особого результата. 
Законодатели и лоббисты достаточно быстро научатся их обходить. И нынешний уровень коррупции не изменится. 
Даже если прокурору Бхараре удастся предъявить обвинения еще нескольким взяточникам”.
М. Ветров