ОДЕССИТЫ - ЛЮДИ СОЛНЦА

Культура
№19 (734)

Интервью с главным режиссером театра “Анкор”. 23 мая в театре “Миллениум” этот театр покажет спектакль “Пара фраз за Одессу”. Я побеседовала с Анной Лось, которая любезно согласилась дать интервью по телефону.

- Анна, вы - художественный руководитель театра “Анкор”, гастроли которого вскоре  будут проходить в Нью-Йорке. Расскажите, пожалуйста, о себе.
- В Союзе я много лет работала на телевидении, училась в Одесском театральном училище, потом - в Киевском государственном институте театрального искусства им. И.Карпенко-Карова. Любовь всей моей жизни - телевизионная режиссура. А с драматической я встретилась,  когда пришла в этот театр.
Я уехала в Америку в 1992 году. В 1993-м  начала работать на американском телевидении в Филадельфии, где была русскоязычная программа «Мост». Потом программу закрыли, но через два года открылось другое ТВ - RTV-Philadelphia, где я занималась творческой частью, была главным режиссером. Проработала четыре года, вела программу “Посиделки” -  это был  рассказ о наших соотечественниках, вела цикл “Это вам интересно” - новости из мира медицины, науки, кулинарии.  «Самые любимые и бесконечно верные» - программа о домашних питомцах. Это были  информационно-познавательно-обучающие программы для людей, которые по-английски не читают, как говорится, “в Америку не выходят”.  У меня в эфире частенько бывали очень интересные люди. Один из них - известный сценарист  Менджерицкий Иван Александрович, с которым мы подружились.
А потом пришли новые хозяева, им нужен был другой стиль, и я ушла. Эти люди не имели никакого отношения к телевидению,  они призывали работать  экономно - на  нелицензионных фильмах, и мы расстались.
Затем мне предложили руководство театром им. Соломона Михоэлса.
- Этот еврейский театр был создан в  1992 году, его основателем и режиссером  была  Ида Вайншток, ученица Михоэлса. Что вы можете рассказать о ней, о начальных годах театра?
- Когда-то в театре было 28 человек, а когда я пришла - только семь.  Иде Вайншток тогда было около 70-ти. Это была шикарная женщина,  красавица. Я с ней сделала один спектакль  “Menshion” (Люди).  В детстве я ее знала, поскольку она из Одессы и работала в Одесском ТЮЗе, где работала моя мама. У Михоэлса она училась, кажется, в Киеве, точно не знаю, но она очень трепетно относилась к его памяти, и весь репертуар театра состоял из еврейской драматургии.
Я бывала на всех премьерах этого коллектива, а как телевизионная ведущая освещала их деятельность, приглашала в программы. Театр был очень популярен, но за пределы Филадельфии не выезжал.
Тогда театр был в процессе постановки пьесы “Мирэлэ Эфрос”, которую Ида перевела с иврита на идиш. В театре многие актеры, говорили на идиш. А публика, как понимаете, тоскует по языку, который многие иммигранты знают с детства. Вот и тут - половина  говорила на русском языке, половина - на идиш. К тому времени, когда я пришла, над пьесой работали уже два года, поскольку некоторые актеры не знали идиш и учили язык по ролям. Бросать же эту идею было жалко, и я решила продолжить работу.
Пришлось привлечь новых людей, и думаю, в декабре мы выпустим этот многострадальный спектакль.
- Почему вы изменили название театра?
- Театр живет и меняется, мы уже вышли за пределы одной культуры, одной традиции. У нас в труппе много людей других национальностей. Репертуар стал разнообразнее. Мы поставили три одноактные пьесы А.П. Чехова, Нора Файнберг написала для нас пьесу “Поговори со мною, мама”, которая прошла с колоссальным успехом.
Были и причины административно-финансового характера, которые требовали, чтобы изменения в политике театра были отражены в его названии.
- Труппа театра “Анкор” состоит из непрофессионалов или  из тех, кто в процессе практики, самообучения, работы уже стал профессионалом? Расскажите о своих актерах: Ларисе Цижовкиной, Лине Сапельниковой, Фаине  Вендланд, Наталье Костюковской, Леониде Шехете, Давиде Гинзбурге, Лазаре Айбиндере, покойном Анатолии Клурфельде.
- Те, кого вы назвали, - прекрасные актеры, старейшие сотрудники театра. В театре работает 38 человек, хотелось бы назвать всех, но в рамках интервью это сделать невозможно. Приходите на спектакль – увидите всех. Труппа состоит не только из любителей. У нас есть и профессионалы.  Но все они сотрудники нашего театра - на сцене всю жизнь, и у каждого за плечами громадный театральный опыт.
- То есть актеры - немолодые уже люди?
- Так когда-то и было.  Но на спектакль, который мы привозим, пришло много молодежи. После выпуска спектакля “Поговори со мною, мама” к нам стали приходить молодые люди. Одного актера  Григория Маркина пригласила я сама - на роль Бени Крика, я с ним работала на телевидении. Он архитектор, художник.  Он  не был актером, но роль  сыграл потрясающе.
Многие люди, которые приходят нас посмотреть, остаются, и театр превращается в их дом. Мы вместе празднуем дни рождения, четыре года подряд мы гуляем Новый год. У нас есть свое помещение «Дом искусств», зал на 70 человек – наш дом, наша репетиционная база. К сожалению, большие спектакли на этой сцене мы играть не можем.
По воскресеньям мы устраиваем разные мероприятия. Отмечаем важные даты - прошел литературный концерт в честь 65-летия со Дня Победы. Театр живет  не только на сцене, не только спектаклями - он живет еще семейной жизнью. Актеры приходят не только на репетиции - приходят поговорить, побеседовать...
- В репертуаре театра - пьесы еврейских авторов Арье Ротмана  - “Гешефт” (Сделка) и Якова Гордина, инсценировка повести Дины Рубиной “Визит к редактору”.  Сейчас театр обратился к  творчеству   Антона Павловича Чехова. В конце 2010 года вы планируете “Чеховский вечер” - три одноактные комедии  “Юбилей”, “Медведь” и “Драма”.  Как вам удается  репетировать, строить декорации, шить костюмы... Одним словом, как удается выживать?
- Все сами. У нас нет абсолютно никакой финансовой поддержки.  Была фирма Fresh Made, ее хозяин, к сожалению покойный, к нам очень хорошо относился и помогал - купил нам прекрасную звукоаппаратуру.  Увы, это единственный случай за 17 лет жизни театра.
Актеры вносят свои деньги, настолько любят театр и хотят, чтобы он существовал. Наши спектакли недешевые,  мы стараемся минимизировать расходы, но...
Очень редко бывает, что кто-нибудь пожертвует нам 100-200 долларов, спасибо большое. Однако для театра это - капля в море.
-Билеты на ваши спектакли платные. Я понимаю, что они ничего не окупают?
-Платные, но сбор покрывает только аренду сцены. Время репетиций у нас стабильное: понедельник и среда. На каждую репетицию я назначаю, кто должен прийти. Ведь все люди работают - кое-кто встает в пять утра, чтобы добраться на службы. 
Когда я чувствую, что отдельные куски сделаны, репетируем весь спектакль. Перед премьерой мы репетируем целые дни: суббота, воскресенье.
У нас превосходная художница, которая оформляет наши спектакли, - Мила Зарх. Она делает своими руками и декорации, и костюмы, и реквизит.  Ходит по блошиным рынкам, присматривает, покупает...
- Каковы планы театра?
- Мы работам над пьесой Дюрренмата “Визит старой дамы” . Нашим актерам настолько понравилось петь и танцевать, что и этот спектакль будет музыкальным. Композитор - Игорь Дранко. Как я уже говорила, заканчиваем работу над “ Мирэлэ Эфрос”. В процессе - инсценировка сказки Андерсена для взрослых. В ней занят молодежный состав. Ставит ее очень интересный режиссер Наум Соломонов.  А в январе, я надеюсь, мы проведем Чеховские дни: покажем вместе три одноактные пьесы.
Недавно умерший сотрудник нашего театра Анатолий Клурфельд, (ему было 88 лет), поставил очень интересно Дину Рубину. Сейчас мы восстанавливаем этот спектакль, немного переделаем.
- У театра и раньше были гастроли  в Нью-Йорке. Есть ли разница в том, как принимают спектакли в Филадельфии и здесь?
- Разница одна: в Филадельфии нас знают и любят, в Нью-Йорке - сначала настороженное отношение. Что это еще за театр... Народный... Но к концу спектакля это  проходит - овации, цветы. Здесь очень благодарная  публика. Наше дело - растопить лед зрительного зала.
- В Нью-Йорк вы привозите спектакль “Пара фраз за Одессу”. Сценарий и музыка С. Палея. Вы - режиссер этого спектакля. Расскажите, пожалуйста, о пьесе, о музыке, о связях с литературной и реальной Одессой, о связи с Бабелем, с реальными людьми.
- Я бы обозначила жанр этого спектакля как инсценировку.  Я бы назвала его  “музыкальной комедией”. Интересная музыка, текст - на 80 процентов - Бабель. “Одесские рассказы”.
Наше название - это информация для зрителя, которому мы рассказываем  не о Бене Крике, а о старой Одессе, о людях старой Одессы. Как они жили. О юморе Одессы.
- Как бы вы сформулировали, чем Одесса и одесситы отличаются от всех остальных?
-   В ментальности, в характере одесситов отразилась/преломилась природа этого южного города и вольность духа, которая всегда была присуща  моему любимому городу его атмосфере. Чувство юмора - это жизнь Одессы. В любой ситуации - тяжелой, мрачной, серой - они всегда подшучивают и смеются. Мы об этом и говорим в спектакле: они не унывают, они выживают в любой ситуации. Это не те люди, которые “сидят” на Вэлфере.
Одесситы - солнечные люди.

 


Комментарии (Всего: 1)

Не бывать олимпиаде в рашке. Ее или бойкотируют или чеченцы устроят пару взрывов перед играми и никто туда не поедет. И правильно сделают. Весь мир против игр в империи зла.___________ рашка проведет игры сама с собой и "завоюет" максимальное количество золота, серебра и бронзы. Соревнования пройдут по биатлону, где чеченские снайперы будут стрелять по москальским солдафонам. Лыжники пересекут границу России с Грузией и попросят политическое убежище в Тбилиси. Хоккеисты будут выходить на лед с бутылками водки и будут выпивать с горлышка а затем покажут как нужно попадать шайбами по пустым бутылкам. Фигуристы получат 10 баллов по всем видам программы. Прыгуны с трамплина покажут мировые рекорды стараясь долететь до территории Грузии с просьбой о политубежище. _______Путин и Медведев организуют заградотряды из нашистов. Вот будет смеху. Не бывать этим играм. рашка жидко обкакается. Все цивилизованные страны хотят именно таких игр. Рашка - империя зла и получит по заслугам!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *