Если в самолете стало плохо

Лицом к лицу
№44 (340)

...В неудобном самолетном кресле корчилась от боли молодая беременная женщина. Приступ начался неожиданно, сопровождался кровотечением, но больше всего её испугало то, что она перестала ощущать движения шестимесячного плода. Экипаж авиалайнера, направляющегося в Лос-Анджелес, немедленно обратился к пассажирам с просьбой прийти на помощь. В салоне нашелся педиатр, который осмотрел женщину и установил, что ребенок мертв и сделать уже ничего нельзя. Поэтому врач предложил продолжить полет до аэропорта назначения.[!]
Однако летчики не взяли на себя ответственность и связались по радио с наземной группой медицинской поддержки в Фениксе. «Наш доктор ответил однозначно, - вспоминает Дэвид Стрейтвизер, директор Глобального центра MedLink , который обеспечивает медицинское обслуживание на сорока авиалиниях по всему миру. – Он предложил командиру экипажа срочно изменить маршрут».
С помощью обширной базы данных тут же был определен ближайший подходящий аэропорт, и за считанные минуты MedLink связался с находящимся недалеко от него акушером, который имел большой опыт помощи в экстренных случаях.
К моменту вынужденной посадки прямо на взлетном поле самолет ждала соответствующим образом оборудованная машина «скорой помощи» и готовая к действию команда врачей. «Мы были готовы сделать все, чтобы спасти жизнь ребенка», - рассказывает Стрейтвизер.
Никто не считал, скольким пассажирам за год становится плохо во время полетов. Однако работники авиакомпаний уверены, что по мере увеличения размеров авиалайнеров и старения населения это количество возрастает. Раньше забота о заболевших пассажирах возлагалась только на обученных приемам первой помощи членов летных экипажей, однако сейчас такая практика считается недостаточной.
Хотя это и не требует закон, сегодня большинство, если не все, авиакомпаний имеет какой-нибудь вид медицинской подстраховки. Одна из организаций этой системы - действующая с 1986 года MedLink, которая обслуживает не только авиа-, но и морские линии. Дежурящие в отделении «скорой помощи» регионального центра Добрых самаритян в Фениксе 18 врачей этой компании отвечают в среднем на 60 радиотелефонных звонков в день. В прошлом году к ним обращались с неба более 12 тысяч раз.
По результатам наземных консультаций более пяти процентов авиарейсов изменили маршруты и приземлились досрочно. В 1999 году таких случаев было несколько больше - свыше семи процентов. Вынужденно свернувшие со своего пути самолеты повышают стоимость рейсов и увеличивают потери времени у пассажиров и экипажей, но этого можно избежать, обеспечив соответствующую наземную медицинскую поддержку и имея на борту правильно скомпонованные бортовые аптечки и минимальный набор необходимого медицинского оборудования.
Медицинский директор компании American Airlines Дэвид МакКенас рассказывает о случае, когда во время перелета через Атлантику одну из пассажирок настиг тяжелейший приступ астмы. Как правило, в более чем половине летящих самолетов среди пассажиров находится врач, медсестра или фельдшер. Однако на этот раз никого из них на борту не было. МакКенас посоветовал стюардессе использовать имеющийся в аптечке ингалятор. «Два впрыскивания тут же остановили приступ, - вспоминает Дэвид. – Это не только избавило экипаж от необходимости совершить экстренную посадку, но и очень возможно, что спасти жизнь этой женщины. Как выяснилось потом, ее при подобных приступах обязательно отправляли в госпиталь».
В отличие от других авиакомпаний, American и United Airlines имеют собственный штат медицинских работников. Причем первая из них была инициатором комплектования всех своих машин автоматическими дефибрилляторами. По этой причине МакКенаса даже называют «отцом» движения за широкое использование этих приборов. «С 1997 года, когда дефибрилляторы стали стандартным оборудованием для наших машин, они спасли 34 жизни, - говорит он. – Как ни странно это прозвучит, но мы спасаем в воздухе больше людей после неожиданного инфаркта миокарда, чем во многих местах на земле».
...Одним из таких возвращенных к жизни клиентов American Airlines четыре года назад стал Майкл Тай. «Я был практически уже мертвым, - вспоминает он тот трагический полет из Бостона в Лос-Анджелес. – Мы находились в небе уже три часа, на подвешенных к потолку экранах подошел к концу какой-то фильм, моя жена, дремавшая во время его демонстрации, открыла глаза, потянулась и положила ногу на мое колено. Я столкнул ее и тут же потерял сознание. Она подумала, что я шучу, но, встряхнув меня и похлопав по лицу, поняла, что дело плохо. И тут же громко позвала кого-нибудь на помощь».
Это был тяжелейший инфаркт. Первым на зов прибежал бортпроводник Кевин Данн. Вместе с женой Майкла они положили его в проход между креслами и начали делать ему искусственное дыхание. Но, несмотря на все их усилия, он не подавал признаков жизни. Тут же появился второй бортпроводник, державший в руках прибор, напоминавший по виду переносной компьютер. Это и был портативный дефибриллятор, всего несколько дней назад доставленный на борт самолета.
Первые три высоковольтных разряда не дали никакого результата, и жена обратилась к пассажирам с мольбой спасти ее мужа. А члены экипажа продолжали бороться. Еще один разряд, и Майкл вздохнул и открыл глаза. Самолет посадили в Денвере, где больной провел неделю в госпитале.
После этого происшествия Тай, который раньше никогда не страдал никакими сердечно-сосудистыми заболеваниями, стал активным пропагандистом прибора, вернувшего его с того света. Он даже выступил по этому поводу в Конгрессе, ратуя за обязательное наличие дефибрилляторов во всех общественных местах. Живущий сейчас в Вермонте, Тай остается близким другом Кевина Данна. «У меня нет никаких сомнений в том, что он спас мне жизнь», - говорит Майкл.
Когда речь идет об инфаркте, все определяет время. «Каждая минута задержки помощи, - говорит МакКенас, - уменьшает шансы на выживание на 10 процентов. Поэтому наши экипажи учатся действовать быстро и применять дефибриллятор тогда, когда пациент теряет сознание, перестает дышать и у него пропадает пульс».
В распоряжении компании American имеется восемь врачей, трое из которых размещаются в Далласе, а остальные - в других аэропортах страны. Они могут оказывать консультационную помощь в очень широком диапазоне – от сильных головных болей, тошноты и повышенной тревожности до передозировки наркотиков и других угрожающих жизни состояний. «Обычно нас вызывают по радиотелефону от пяти до семи раз в неделю», - говорит МакКенас.
United Airlines, как правило, получает то же количество вызовов ежедневно. «Понятно, что это объясняется большим объемом пассажирских перевозок нашей компании – до 200 тысяч человек в день, - говорит ее медицинский директор доктор Гэри Кон. - Это же население среднего города». Соответственно United располагает и вдвое большим числом врачей-консультантов, работающих в семи городах и в основном являющихся специалистами по авиационной медицине. Впрочем, если у них возникает нужда в других специалистах, они всегда ждут в отделении «скорой помощи» Медицинского центра Пресвиторианского госпиталя Питсбургского университета.
Поставить диагноз без непосредственного контакта с пациентом, особенно при нечетко выраженных симптомах, как это чаще всего и бывает в подобных ситуациях, - весьма трудно даже для очень опытного профессионала. Решающим здесь является правильная постановка вопросов. «Наша главная задача – стабилизировать состояние пациента, - говорит Кон. – Мы не пытаемся создать в воздухе настоящий госпиталь. Если возникает срочная необходимость в серьезной помощи, идеальным решением является посадка самолета как можно быстрее. К сожалению, это не всегда возможно, поскольку тяжелые машины не могут приземляться в каждом аэропорту». Поэтому компания имеет специальную регулярно пересматриваемую и дополняемую базу данных, включающую все аэропорты, куда можно отправить самолет с тяжелым больным, а также все госпитали вблизи них и их лечебные возможности в экстренных случаях.
В Соединенных Штатах почти каждый крупный аэропорт соответствует необходимым медицинским требованиям. Гораздо труднее найти нужное место посадки вне страны.
Отвечая более чем на 2000 звонков в год, United только в ста случаях решает изменить маршрут самолета. При этом лишь 10-15 рейсов отклоняются от намеченного пути «по медицинским показаниям». Объясняется это тем, что по большей части возникающие в небе вопросы удается решать с помощью средств, имеющихся на борту. Однако так бывает не всегда.
Недели три назад на рейсе United случилась беда. Когда самолет, следовавший из Европы в Чикаго, подлетал к берегам Канады, пожилой человек пожаловался на сильную боль в груди. Врача на борту не оказалось, но по словам самого больного можно было прийти к заключению, что у него развивается инфаркт миокарда.
Наземный консультант предложил экипажу немедленно садиться в канадском аэропорту. Решение в таких случаях всегда остается за командиром воздушного корабля. Самолет приземлился в Канаде, и пациента срочно отправили в местный госпиталь, где диагноз инфаркта полностью подтвердился.
Несмотря на трудности диагностирования на расстоянии, по данным Федеральной авиационной администрации, в 70 процентах случаев заключения, сделанные врачами-консультантами, подтверждаются потом на земле. Это же правительственное агентство сообщает, что в результате медицинских усилий авиакомпаний у 60 процентов заболевших в воздухе состояние улучшается, хотя всех пострадавших уберечь все же не удается. 15 авиапассажиров погибло во время полета, на пути к госпиталю или уже после того, как было начато лечение в стационаре.
В настоящее время даже такая небольшая и молодая компания, как JetBlue, оценила достоинства медицинских консультантов. В прошлом году она 78 раз использовала связи с MedLink, и шесть ее рейсов были приостановлены. «Наличие постоянного доступа к медицинским профессионалам повышает уверенность летного состава, - говорит представитель JetBlue Брайен Мэнабей. – Мы не имеем возможности обучить всех его членов навыкам медсестер. Поэтому мы полагаемся на MedLink».
Эксперты считают, что уже в ближайшем будущем «воздушная» медицина будет действовать с гораздо большим успехом. American Airlines, в частности, уже делает следующий шаг вперед в этом направлении. Она разрабатывает программу SkyCAAre, которая предусматривает медицинское сопровождение воздушных путешественников, нуждающихся во врачебном присмотре во время полета. «Это очень удобно для пассажиров, страдающих болезнью Альцхаймера или перебирающихся поближе к семье пациентов домов престарелых, - говорит медицинский директор компании. – В соответствии с условиями этой программы такой пассажир покупает с 30-процентной скидкой соседнее с ним кресло и платит сбор в 90 долларов в час за сопровождение его «личной» медицинской сестрой».