Как новобранцы финнов напугали

История далекая и близкая
№32 (747)

Участником этого необычного военного события был мой питерский друг
и коллега по работе Илья Агулянский.
Да будет светла его память!

- На нашем участке Финского фронта, - рассказывал Илья, - в декабре 1943-го было затишье. Кругом, как и везде в Карелии, густой сосновый лес, горный кряж, огромные скалы и бесчисленные замерзшие озёра. И сверхтрескучий мороз. Ниже сорока градусов! В эти морозные дни в нашу сильно поредевшую стрелковую дивизию прибыло совершенно необстрелянное молодое пополнение. Всего пара сотен, но шум подняли невероятный: крики, звон котелков, треск веток, стук топоров, ругань. Всё было бы как обычно, кроме одного...
Наутро наши разведчики, которых мы ласково называли "глазки", доложили, что противника перед нами почему-то нет... Нет и все. Исчез куда-то, испарился. Финские окопы пусты. Тайна какая-то. Может ловушка? Да вроде, нет... "Глазки" вскоре уточнили: финны не испарились, а отошли на несколько километров и заняли прочную оборону в очень удобном для этого месте. Между двумя озёрами. Но почему отошли? Струсили, что ли? На финнов не похоже. Да и не угрожали мы им ничем. Сами едва держались.
Тайна открылась только после войны. Порядочно лет спустя. На дружеской встрече советских и финских ветеранов, состоявшейся в Санкт-Петербурге, которых тогда временно назывался Ленинградом.
На этой встрече Илья разговорился с бывшим финским солдатом, воевавшим на одном с ним участке фронта. То есть лоб в лоб. Этот солдат и поведал Илье, что финны, привыкшие действовать и ходить в лесу совершенно бесшумно, как индейцы, не могли представить, что этот грохот, крики и весь чудовищный шум на советской стороне подняли всего несколько сот вновь прибывших, а не целая дивизия, выдвинувшаяся для внезапного удара! Поэтому и решили быстро и бесшумно отойти на другую позицию, более удобную для обороны.
Всё это и многие другие малоизвестные события и подробности войны на Финском фронте Илья Агулянский талантливо описал в своей книге, которая так и не была издана в СССР при его жизни.

Теодор ГЕЛЬФАНД