На распутье

Большая политика
№48 (344)

В том, что, готовясь к праздникам, люди чаще заглядывают в магазины, конечно, ничего нового нет. В светлые и торжественные минуты хочется и близких одарить чем-нибудь этаким, и себя покупкой порадовать. Но вот что интересно. Многолетние наблюдения экономистов и социологов показали: в период со Дня Благодарения до Рождества и Нового года американская система торговли делает почти половину всей годовой выручки. Это за месяц с небольшим! Замечательная щедрость со стороны покупателей, великолепная прибыль для тех, кто продает.[!]
Однако в нынешнем году, как предсказывают эксперты, ни то, ни другое в полной мере не проявится. Ожидают, что объем покупок в эти предпраздничные и праздничные дни будет на четверть, а то и на треть меньше обычного. Целиком доверять прогнозам не обязательно, хотя основания для столь нерадостных ожиданий у экспертов, действительно, существуют. Население не обнищало, деньги и кредиты у людей пока есть. Нет другого: настроения покупать, сорить деньгами без особой надобности. Иными словами, того, что обычно поддерживало бурное развитие американского внутреннего рынка. А он – основа экономики государства, и потребитель своей щедростью всегда поддерживал ее, как мифический Атлант, на своих плечах.
За минувший год мы изрядно подыстратили запас уверенности в завтрашнем дне. Возрастающая угроза новых террористических актов, беспокойство, вызванное предполагаемой войной с Ираком, не поднимают настроения и, естественно, отрицательно сказываются на покупательской активности. Но это все привходящие обстоятельства. Есть и глубинные, внутренние причины, отнюдь не добавляющие обществу оптимизма. Некоторые из них сформировались закономерно, некоторые были созданы искусственно, хотя и без злого умысла, и, наверняка, при желании и настойчивости могут быть устранены.
Рецессию в экономике США остановить все-таки было невозможно, она не могла не произойти. Последнее десятилетие ушедшего века оказалось на редкость благоприятным для страны. Ее победой завершилась холодная война, исчез, развалился опасный военный соперник, общая ситуация в мире становилась все более стабильной. Американские деньги и американская деловая хватка вкупе с военной мощью принесли экономике США небывалый расцвет. Достаточно того, что на протяжении четырех лет подряд государственный бюджет наращивал солидный профицит, инфляция скатилась почти к нулю, а уровень безработицы оставался на вполне приемлемом уровне.
Но – увлеклись! Непомерно восхитились возможностями электронной технологии, бездумно и даже безответственно до невероятных пределов расширили круг акционеров, в результате чего биржевые индексы рванули в поднебесье. Грамотные экономисты знали (или, во всяком случае, подозревали), что и то, и другое – не более, чем мыльные пузыри, которые когда-нибудь лопнут. Однако помалкивали, подчиняясь неписаным законам политкорректности. Пузыри лопнули, успев обогатить одних и обчистить других. Индексы на финансовой бирже пошли вниз и сейчас то падают, то поднимаются, крутятся вокруг одних и тех же величин. Солидно выиграть сегодня на биржевых операциях так же трудно, как и проиграть. Непрофессионалы в этих играх теперь почти не участвуют. Они, может быть, и не торопятся расставаться с уже приобретенными ценными бумагами, надеясь, что все еще может поправиться, однако и пополнять свой портфель акций особо не спешат.
И дело тут не только в двух одиозных мыльных пузырях, упомянутых выше. Инвесторы напуганы. Весь нынешний год прошел в Америке под знаком разоблачений тех колоссальных махинаций, которые долгое время прокручивались в крупных, мирового значения, корпорациях. Там менеджеры высшего разряда попросту обкрадывали рядовых акционеров, присваивали себе их деньги. Украдены миллиарды долларов. А результат разоблачений? Корпорации объявлены банкротами, виновные публично пристыжены, украденного пока никто не вернул и под справедливое судебное преследование никто не попал. Хуже того, первоначальный запал негодования у всех трех ветвей власти постепенно иссяк, принятый закон о наказании за подобного рода преступления по существу повис в воздухе. Возможно, расследование все еще продолжается, а возможно, и нет. Никто толком этого не знает. Как же в таких условиях вкладывать свои кровные в ценные бумаги? В игре на бирже и без того хватает риска, а тут еще пугающая тень нечистого на руку топ-менеджера. А у того завидный пример коллеги: украл, попался, фирма рухнула, но он-то остался с миллионами и на свободе. Есть, чему поучиться!
Инвестиции в производство сегодня сведены к минимуму. Крупным бизнесменам, избалованным прошлым легким успехом, не хочется тратиться на новое оборудование, технологию, строительство. Проще ужаться в расходах, освободиться от части персонала, сократить масштабы дела. Не помогло и безудержное снижение банковских ставок, проведенное в спешном порядке Федеральным резервом то ли 11, то 12 раз за год. Предприниматели все равно избегают брать новые кредиты для обновления и расширения производства. Недавно базовую ставку еще раз урезали, на этот раз до 1,25 процента. Никто из экспертов даже не предполагает, что это может хоть в какой-то ощутимой степени повлиять на ситуацию.
Низкая плата за кредит гораздо больше заинтересовала значительные слои населения. Стало больше продаваться автомобилей, дорогих ювелирных изделий, особенно – жилья. Интенсивная покупка автомобилей кончилась довольно быстро. Их приобретают для собственного пользования, как объект выгодного вложения капитала автомобиль не годится. Его цена на рынке уже на следующий день после покупки резко падает. Другое дело – дом или квартира. Цены на жилье поднимаются, а в последние полгода – с неимоверной скоростью. Их уровень пришел в полное несоответствие с ценами на все другие товары и услуги. По утверждению ряда специалистов, в Нью-Йорке они завышены не менее, чем в полтора раза. Вопрос в том, как долго продлится этот бум, не очередной ли это мыльный пузырь, готовый лопнуть в самый неподходящий момент.
В прошлые годы казалось, что внутренний рынок США будет расширяться безгранично. Не получилось. Если оставить за скобками реализацию нового жилья, пока удается сохранять в прежних масштабах продуктовый рынок. С этой целью расширен круг получателей фуд-стемпов. Ими сейчас пользуются 19 миллионов человек, на 2 миллиона больше, чем в 2000 году. Продажа большинства других товаров несколько сократилась. Падает и объем импорта из других стран, а экспорт и в прошлые времена был не очень велик.
И в этой связи уместно коснуться проблем доллара и налогов. Как известно, евро устойчиво сравнялся с американской валютой, несмотря на недавние заверения некоторых экспертов, что этого не произойдет никогда. За наличный доллар в мире уже дают не более 0,8 – 0,7 евро. В таких условиях экспорт продукции становится выгоднее импорта. Однако далеко не все американские бизнесы готовы использовать открывшиеся возможности. Делу могло бы помочь государство – скажем, налоговыми послаблениями для тех предпринимателей, которые наращивают выпуск товаров на вывоз за рубеж. Президент Буш предпочитает по-прежнему настаивать на общем снижении налогов. Это разные вещи.
Позиция президента, надо сказать, находит массовую поддержку – кому охота отстегивать в казну часть своих доходов? Послушать многих американцев, особенно русскоязычных, так налоги вообще хуже войны. Будто в других развитых странах налогов никто не платит. Платят, да еще побольше, чем в Америке. Экономисты и политики, далекие от популизма, к этим планам президентской администрации относятся скептически. Возросший до 159 миллиардов долларов государственный долг, необходимость огромных затрат на защиту от возможных терактов, подготовка к войне в Ираке, явные признаки нестабильности в мире и спад в отечественной экономике – все это отнюдь не оптимальные условия для облегчения налогового бремени. Расчет на то, что такая мера, как во времена президента Рейгана, заставит предпринимателей расширить производство, а потребителей – больше покупать, строится на песке. Времена другие, да и размеры налогов иные, совсем не те, что были перед вступлением Рейгана в Белый дом.
И еще один немаловажный момент. Президент готовится снизить федеральные налоги, а в ряде штатов и крупных городов готовятся ощутимо поднять налоги, поборы и штрафы местного значения. Ничего не поделаешь, в местных бюджетах обнаружились крупные дыры. В Нью-Йорке только и разговоров, что о намерении мэра Блумберга снять с населения и бизнесов деньги по максимуму. В городском бюджете сегодня не хватает 1 миллиарда, а завтра, как обещают, не хватит уже 6 миллиардов долларов. Бюджетные трудности характеры и для ряда других крупных городов. Получается, что реальный смысл президентских планов сводится лишь к одному: чисто популистским жестом завоевать симпатии электората на будущих выборах. Отчитаться в исполнении обещанного, сорвать аплодисменты, а там хоть трава не расти.
Ради объективности, надо признать, что нынешняя затянувшаяся рецессия носит сравнительно мягкий характер. Если не заняться поиском новых, неординарных решений, а уповать лишь на испытанные в прошлом, рецессия может перерасти в кризис. От него не избавишься заплатками, какими бы симпатичными по цвету и форме они ни были. Стране требуется не сумасшедший бум в отдельных сегментах экономики, а более или менее сбалансированный подъем всего хозяйства или, по меньшей мере, сохранение его стабильности. Принципам, на которых строится современный свободный рынок, нисколько не противоречат комплексные административно-экономические меры, если они проводятся продуманно и последовательно.