Борьба с коррупцией: процесс пошел!

Будни Большого Яблока
№12 (987)
Генеральный прокурор Эрик Шнайдерман обнародовал план борьбы со взяточничеством в высших кругах нью-йоркской власти. По его мнению, настало самое время «вылечить больную политическую систему в Олбани» и «нанести удар по фундаментальным коррупционным схемам». 
 
Шнайдерман отмечает, что коррупция в Олбани существовала во все времена. В последнее время, однако, федеральные спецслужбы и нью-йоркская прокуратура стали чаще наблюдать за теневой деятельностью чиновников и народных избранников.
Благодаря активности СМИ, каждое уголовное дело становилось достоянием общественности и порой раскручивалось до национальных масштабов. 
Сегодня нью-йоркская столица в глазах рядовых американцев имеет очень плохую репутацию. Это объясняется эффективной работой служителей порядка, а не тем, что политики стали «больше воровать». Впервые за многие десятилетия власть имущих коррупционеров начали сурово наказывать. 
Итак, что же предлагает Шнайдерман.
Во-первых, запретить или ограничить бизнес-деятельность политиков, работающих в нью-йоркской Легислатуре. 
Сегодня многие члены Сената и Ассамблеи зарабатывают основную часть денег за пределами Олбани в юриспруденции, образовании, торговле и других сферах. Для них важный политический пост является средством развития собственного бизнеса и увеличения дохода. 
По мнению генерального прокурора, бизнес «на стороне» лишает политиков объективности при разработке важных биллей и во время голосований. Они лоббируют чужие интересы, пренебрегая интересами народа, и нередко вступают в преступные сговоры, которые приводят к коррупции.
Во-вторых, Шнайдерман намерен пересмотреть систему «суточных» (per diems), которая давным-давно себя изжила. Сегодня рядовой сенатор получает ежегодную заработную плату в размере $80 тысяч и около $200 в сутки на «повседневные расходы» в Олбани. Вместо «суточных» следует ввести «систему возмещения расходов» (actual reimbursement for actual expenses). При такой схеме, сенаторы будут подробно отчитываться, куда потратили деньги, а потом получать компенсацию. 
В-третьих, генеральный прокурор мечтает привлечь на работу в Олбани новых энергичных политиков, которые смогут самостоятельно разрабатывать и выдвигать законопроекты. Предложение очень здравое, поскольку сегодняшняя нью-йоркская легислатура напоминает однородную серую массу. Ни в Сенате, ни в Ассамблее нет харизматичных лидеров. Многие жители имперского штата узнают по лицам или вспоминают имена только тех политиков, которые десятилетиями занимают свои должности.  
Для борьбы с коррупционной составляющей очень важно, чтобы Олбани ассоциировалась не с демократической и республиканской партией, а с конкретными людьми, которые в одиночку смогут получить существенную народную поддержку. Было бы совсем неплохо, если бы в Легислатуре появилось хотя бы несколько десятков представителей мелких партий и общественных движений. 
Четвёртое предложение Шнайдермана – усовершенствование системы сбора денег на предвыборные кампании. Сегодняшнее законодательство пестрит многочисленными лазейками, которые позволяют кандидатам договариваться с большими корпорациями и получать от них миллионы долларов. Когда такие кандидаты побеждают на выборах, они начинают «отрабатывать» полученные миллионы и нередко нарушают закон. 
Также прокурор намерен ограничить сбор средств от частных лиц. Например, собрать народные пожертвования политику, выдвигающемуся на второй срок, сегодня значительно легче, чем его конкуренту-новичку. Здесь, кстати, стоит вспомнить Эндрю Куомо, собравшего астрономическую сумму перед вторыми губернаторскими выборами. 
В-пятых, прокурорский план подразумевает увеличение рядового законодательного срока для члена Легислатуры с двух до четырёх лет. «Народные избранники должны больше работать и меньше заниматься политиканством», - отмечает Шнайдерман. 
На мой взгляд, предложение совершенно абсурдное. Вся история нью-йоркской политики демонстрирует: чем дольше народный избранник засиживается в своём кресле, тем больше шансов, что его уличат в коррупции. Все громкие аресты связаны с именитыми демократами, которые занимали свои должности долгие годы и даже десятилетия. Два года – вполне достаточный срок, чтобы продемонстрировать свою эффективность. Тот, кто ничего не сделал за это время, обязан освободить должность другим. 
В целом, антикоррупционный план Шнайдермана заслуживает дальнейшего обсуждения. В нём есть очень здравые предложения, хотя и пустословия хватает. К сожалению, прокурор не упомянул, что одной из главных причин коррупции в Олбани является тотальное доминирование демократической партии. Влияние «ослов» на СМИ, а также штатные законопроекты, сегодня настолько сильно, что даже «слоновье» большинство в нью-йоркском Сенате ничего не меняет. Монополия, как известно, порождает произвол, а произвол – коррупцию. 
Евгений Новицкий