Президентские шансы президента

Америка
№52 (767)

Как сказал поэт, «недолго музыка играла» – я о республиканской эйфории по результатам промежуточных ноябрьских выборов. Да, «слон» завоевал большинство в Палате представителей и несколько лишних мест в Сенате, оставшись там все равно в меньшинстве. Умеренный республиканец Джон Бонэр становится нашим новым спикером, а лидером республиканского большинства в Палате представителей - более воинственный (недаром его зовут «младотурком») Эрик Кантор. Однако совсем уж неистовые и оглашенные представители  консервативных чаепитий, хоть и прошли в Конгресс, но не в таком устрашающем количестве, чего республиканский истеблишмент боялся даже больше, чем демократы. Для обамовской партии это по любому поражение, но не такое катастрофическое, как демократы опасались, учитывая тяжелую экономическую ситуацию и непопулярную войну в Афганистане. Караул кричать рановато. А тем более писать преждевременный политический некролог Бараку Обаме, как заладились было ультраправые. Заезженная цитата из Марка Твена: слухи о моей смерти сильно преувеличены. Хоть Конгресс, который с начала января приступит к работе, сильно поправел и структурно изменился, но президент у нас остался прежним. И у него в запасе почти два года перед новыми президентскими выборами.

По аналогии: в 1994 году демократы тоже проиграли промежуточные выборы, и Билл Клинтон, в отличие от флегматичного Барака Обамы, куда более эмоционально реагировал на поражение, но спустя два года был преспокойно переизбран на второй срок. Правда, экономика была тогда на подъеме, безработица минимальна, Америка ни с кем не воевала, в мире стояла тишина. А что будет в 2012 году?

Возвращаясь к промежуточным выборам этого, уходящего, и того, 1994 года, отмечу только, что демократы опять наступили на те же самые грабли: тогда реформа здравоохранения была главной, а сейчас - одной из главных причин их поражения. Билл Клинтон полагал реформу здравоохранения одной из своих приоритетных задач и поручил ее своей жене - нашел кому! У Хиллари Клинтон не было никакого политического опыта, это потом она поднабралась, став сенатором. Короче, реформа вызвала широкомасштабное противодействие, не прошла Конгресс и сама ее идея похерена. Не навсегда. Бараку Обаме – хорошо это или плохо, другой вопрос – удалось, с помощью своего тогдашнего ближайшего помощника Рама Эмануэля, протащить с большим скрипом эту реформу сквозь из последних сил упирающийся Конгресс, но президент никак не ожидал, что она так дорого ему политически обойдется на промежуточных выборах. В чем потом сам признался.  А если бы знал заранее, не затевал бы эту реформу? Что ж, за всё надо платить. В том числе, в политике. 

Между прочим, коли продолжить сравнение одного президента с другим, - опять-таки по результатам в пользу нынешнего - то Бараку Обаме удалось отменить ограничения на службу в армии открытых гомосексуалов, тогда как подобная попытка Билла Клинтона провалилась из-за противодействия Пентагона в частности и общества в целом. В чем тут дело? В политическом везении Барака Обамы или в изменении общественных настроений в сторону большей, что ли, толерантности? А наш вице-президент Джо Байден недавно предрек, что скоро по всей Америке будут разрешены однополые браки.   

Что важно отметить, самые последние победы Барака Обамы в Конгрессе - помимо отмены дискриминации гомосексуалистов в армии, еще компромиссный закон о сохранении налоговых льгот и ратификация нового договора с Россией    о сокращении стратегических наступательных вооружений – произошли, когда старый Конгресс был уже на последнем издыхании, как здесь говорят, «хромая  утка». В рождественский отпуск к себе на родные Гавайи (пусть так называемые “birthers’ и утверждают, что он  родился не там, а в Кении) президент уехал с сознанием выполненного долга и в состоянии эйфории. “Все эти успехи означают, что тупик вовсе не предрешен, - заявил Обама на прощальной пресс-конференции. -  Мы очухались от ноябрьских выборов и поняли: мы можем добиться успеха, и, самое главное, добиться его вместе”. И пояснил, что не отличается наивностью и отдает себе отчет в предстоящих баталиях с республиканцами, но не боится и готов работать с оппонентами по самому широкому кругу вопросов: от энергетики до защиты границ и иммиграционной реформы. А готовы ли республиканцы к компромиссам с президентом? Ведь если они будут идеологически упрямиться любой президентской инициативе без разницы, с них тоже спросится через два года, и их победа на промежуточных выборах может оказаться пирровой. Электорат не дремлет!

Конечно, предсказывать, что случится на следующих президентских – это все равно, что гадать на кофейной гуще либо по внутренностям птиц, как было принято в древней Греции. Почему я и пишу скорее гадательную, чем предсказательную статью. Что касается футурологии, то – да простится мне этот парадокс – легче просчитать ситуацию на несколько десятилетий вперед, чем вперед всего на два года. Поди проверь модного ныне футуриста Джорджа Фридмана, который в книге «Следующие 100 лет» предсказывает, что Россия в текущем столетии исчезнет по демографическим и этническим причинам, а главными странами в Евразии будут Япония, Турция и Польша. Может «да», а может «нет». Зато никто не может со стопроцентной уверенностью сказать, кто станет  следующим президентом США.  

Угадываемы скорее политические тенденции, чем реальные факты.

Что более-менее вероятно - кандидатом в президенты от Демократической партии станет действующий президент, если только не случится какой-нибудь из ряда вон выходящей политической экстраваганзы. Какие-то совсем уж дикие гипотезы по добросовестности я могу упомянуть, но наотрез отказываюсь всерьез рассматривать. Ну, к примеру, муссируемый слух о том, что Хиллари Клинтон тайно надеется на кривую неудач Барака Обамы, чтобы снова бросить ему вызов и взять реванш за поражение 2008 года внутри Демпартии: выставить свою кандидатуру в президенты. Этого не может быть, потому что этого не может быть. Точка. Такие внутрипартийные бунты маловероятны, а если и случались в прошлом, то выливались обычно в демарши и кончались фиаско. Так было однажды на демократическом съезде, когда Тед Кеннеди бросил вызов Джимми Картеру, но тот, опираясь на большинство, победил. Анекдот помните? «Куда вы, меньшинство?» - «К большинству!»

Последние победы Барака Обамы в Конгрессе вовсе не значат, что он этакий везунчик навсегда и на его дальнейшем пути в ближайшее время не будет проколов. Тем более, он вынужден был нарушить  одно золотое правило – на переправе лошадей не меняют. Тем паче – людей. А ведь когда он вернется из своего гавайского отпуска, ему придется работать с обновленной командой, пусть новые люди – из его же или клинтоновской команды. Так что, особой проблемы адаптации ни у него, ни у его новых соратников не будет.  Ну, скажем, его старшим помощником вместо Дэвида Аксельрода станет другой Дэвид – Плафф. Оба возглавляли его предвыборный штаб в 2008 году – благодаря этим Дэвидам он и стал президентом. Что любопытно: Аксельрод уходит из Белого дома и уезжает обратно к себе в Чикаго, чтобы начать перевыборную кампанию, а пиарщик, стратег и политтехнолог он – гениальный. Единственный в своем роде. Таких у республиканцев нет и не предвидится. Однозначно.

А главное - у республиканцев нет еще ни одного кандидата в президенты: вакуум! Пусть кое-кто и высовывает голову и заявляет о своих президентских амбициях. Свято пусто не бывает, или как здесь говорят: была бы ниша, а статуя найдется. Не факт. К примеру, наши богачи, недовольные Обамой из-за его планов повысить налог на тех, чей годовой налог превышает четверть миллиона, уже собирают деньги для республиканского реванша, а один из «фандрайзеров»  поспешил выставить свою кандидатуру в президенты: Дональд Трамп. Шансов никаких – ни у избирателей, ни даже среди республиканцев. Тем временем, Барак Обама объявил поход против него толстосумов «попыткой захватить нашу демократию». И хоть на его стороне тоже есть мультимиллиардеры (один Джордж Сорос чего стоит!), президент надеется на рядовых избирателей, что те скинутся на его президентскую кампанию,  как было прежде. Здесь, однако, следует сделать небольшой корректив: ввиду неутешительных экономических показателей, на прежний энтузиазм Бараку Обаме рассчитывать не приходится.   
Достаточно взглянуть на результаты последних опросов общественного мнения. Хоть и с небольшим перевесом, но большинство не одобряет результаты деятельности Барака Обамы на посту президента. Однако – поразительно, но факт! – это не очень повляло на отношение избирателей лично к нему: большинству он нравится, а еще больше - его жена Мишель, которую называют «тайным оружием Барака Обамы». В чем здесь дело, пусть читатель решает сам. Что же до сравнения республиканцев и демократов, то хоть голоса распределяются приблизительно поровну, но все-таки в минус республиканцам. Тем более, большинство избирателей не связывают результаты промежуточных выборов с грядущими президентскими: те, кто голосовал в ноябре за республиканцев, вовсе необязательно будут голосовать за республиканского кандидата.
И совсем уж поразительные данные дают сравнительные опросы по персоналиям. Та же, к примеру, Сара Пэйлин с ее скандальной славой и уверенностью, как она недавно заявила, в победе над Бараком Обамой. Никаких оснований для ее оптимизма - один нахрап: по опросам она отстает от Обамы больше, чем  на 20%, не говоря уже о преимущественно отрицательном к ней отношении избирателей. Кто там еще проглядывает на республиканском горизонте? Упомянутый «младотурок» Эрик Кантор, с будущего года лидер респуликанского большинства в Палате педставителей? Он пока что помалкивает о своих президентских амбициях, как и наш новый спикер Джон Бонэр. Весьма вероятный, как многие считают, республиканский кандидат – бывший губернатор Массачусетса и бывший кандидат в президенты Митт Ромни. Одна слабина – он мормон, а мормонов в протестантско-католической Америке недолюбливают, приписывая им полигамию, хотя это дела давно минувших дней. И потом, после президента-мулата почему не президент-мормон? Однако если бы президентские выборы состоялись сегодня, Барак Обама выигрывает у Митта Ромни с 7-процентным отрывом.
Добавьте к этому властный ресурс – очень редко в американской истории действующий президент проигрывал претенденту. У президента всегда есть в запасе дополнительная возможность общаться со страной, не говоря уже о шансе  набрать лишние очки какой-нибудь суперакцией – скажем, объявлением о хирургическом блицкриге в Иране, чтобы предотвратить создание там атомной бомбы. Хоть это и палка о двух концах. В любом случае, президентские шансы президента не выглядят безнадежно. Хотя кто знает – всякое может случиться. Предсказуема только непредсказуемость.


Комментарии (Всего: 1)

Из пустого в порожнее

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *