Осадок с академическим запахом

В мире
№2 (769)

Вслед за группой актеров, шоуменов, режиссеров и писателей, бойкотировавших Дворец культуры в городе Ариэль (см. корреспонденцию “На гастроли – в Ариэль или в Газу”, “Русский базар”, №37(752) 16 – 22 сентября с.г), сто пятьдесят ученых и преподавателей высших учебных заведений Израиля подписали петицию, призывающую к академическому бойкоту Университетского центра Иудеи и Самарии. Акции очень похожие, так как и культурный, и академический центры находятся в одном и том же городе. Схожая и аргументация: Ариэль расположен на “оккупированных территориях”, и уважающему себя интеллигенту и либералу грех там появляться и уж тем более дарить “захватчикам” свои таланты и знания.

Однако есть и различия. Дворец культуры в Ариэле совсем новый, а учебный и научный комплекс в этом городе существует давно, хотя он и получил университетский статус лишь в прошлом году. До того он, основанный еще 19 лет назад, назывался Региональным колледжем Иудеи и Самарии и действовал под эгидой Бар-Иланского университета. И если в недавно открытом Дворце культуры, может быть, и ждали бы тех звезд театра, эстрады и литературы, которые наотрез отказались выступать перед ариэльцами, то колледж, а потом и университет вполне обходились все эти два десятилетия без услуг левой профессуры. Потому, что, во-первых, всегда знали об отношении либеральной научной публики к себе, а во-вторых, успели вырастить собственные достойные кадры.

Вот справка из Интернет-презентации Университетского центра Иудеи и Самарии: “Центр имеет право присуждать своим выпускникам степень бакалавра по биотехнологии и химической инженерии, электронике, инженерии и менеджменту, физиотерапии, гражданской инженерии, архитектуре, экономике и управлению бизнесом, социальной работе и управлению медицинскими учреждениями. В 1990 г. в нем было создан департамент по научно-исследовательской работе, в 1992 г. под эгидой колледжа возникла «Технологическая теплица», с 1994 г. выпускаются научные периодические издания в области естественных и гуманитарных наук”.

О самодостаточности центра говорит и такая цифра: в начале 2010-11 учебного года в Университетском центре Иудеи Самарии обучалось более 10 тысяч студентов, что ставит его в один ряд с крупнейшими университетами страны. Среди студентов отнюдь не только жители так называемых “поселений”, но и молодые люди из самых разных городов Израиля, а также немало арабских юношей и девушек из дальних и ближних к Ариэлю городов и деревень.

На этническом составе студентов и преподавателей Университетского центра в Ариэле придется остановиться еще и потому, что этот фактор особенно волнует и самих инициаторов бойкота. В петиции, которую на днях подписали полторы сотни деятелей науки, говорится: “Рядом с этим роскошным университетом находится палестинская территория, жители которой нищенствуют, а инфраструктура находится в заброшенном состоянии. Поэтому любое сотрудничество с оккупационным университетом недопустимо, и необходимо отвечать отказом на любые приглашения оттуда”.

Иудея и Самария весьма неоднородны. Всем известно, что здесь есть действительно недостаточно развитые, а то и просто бедные населенные пункты. Однако печаль за них академические либералы вполне могли бы разделить с властями Палестинской автономии, несущими  ответственность за состояние этих городов и деревень. Но даже с трассы видны и более чем благополучные анклавы, по богатству своему превосходящие самые престижные районы “внутреннего” Израиля. Такие арабские населенные пункты, как, например, Турмус-Айя или Сенжил, вообще сплошь состоят из огромных многоэтажных дворцов. Выросшие в тамошней роскоши юноши и девушки действительно не учатся в Ариэле, так как зажиточные родители отправляют их в университеты арабских стран и Европы. А в колледже, ставшем Университетским центром, получают профессии как раз арабские ребята из обычных семей. Это ведь к ним, собрав большую аудиторию, обращался в 2008 году тогдашний министр культуры и спорта Израиля, выходец из арабского сектора Ралеб Маджадла. Он заявил, что в каждом университете, в котором учится хоть один мусульманин, должна быть сооружена мечеть. Призыв, конечно, спорный, но сам факт посещения”оккупационного” университета министром от партии “Авода” вряд ли можно приравнять к бойкоту, которого ныне добиваются еврейские ученые из того же левого лагеря.

И уж кому-кому, а опытным израильским преподавателям ведомо, что далеко не всякому еврею, живущему в бедных кварталах Южного Тель-Авива или Иерусалима, в Сдероте или Нетивоте, в Офакиме или Кирьят-Гате, по карману отдать сына или дочь в университет. Они-то знают, сколько стоит высшее образование в стране “народа Книги”.

Что же касается большого числа арабов, живущих в Иудее и Самарии, то уровень их жизни в среднем значительно выше, чем в Иордании, Сирии или Египте. Даже западные СМИ отмечали, что объем внутреннего валового продукта на душу населения на территориях, готовящихся отойти будущему независимому Палестинскому государству, является одним из самых высоких среди соседних арабских стран.

Это – к вопросу о “роскошном университете” и “нищенствующей территории”. А теперь о том, о чем авторы петиции деликатно умолчали.

Ариэль – один из самых “русских” городов  Израиля. Репатрианты из бывшего СССР, которых в начале 90-х активно убеждали поселиться в этом городе, сегодня составляют здесь более половины населения. И правые, и левые лидеры твердили им: «При любых соглашениях и при любом правительстве Ариэль останется неотъемлемой частью государства Израиль!» Не отказываются власти от этих слов и сегодня, когда чехарда с “замораживанием-размораживанием” строительства стала главной игрой во внешней и внутренней политике. “Русские” ариэльцы твердо верят, что выбрали верное место для новой жизни. И университетский центр – одно из проявлений этой уверенности.

Большая часть студентов и костяк профессорско-преподавательского состава центра – выходцы из бывшего СССР или уже родившиеся в русскоязычных семьях израильтяне. Два года назад ректором Университетского центра Иудеи и Самарии стал профессор Михаил Зиниград, репатриировавшийся в 1992 году. Это – первый ректор из “большой алии” конца прошлого века.
Среди профессоров и преподавателей  такие известные всему научному миру имена, как профессор Эдуард Бормашенко, профессор Семен Сутовский, доктор Валерий Гриншпун и многие другие. И не исключено, что подспудно противниками университета в Ариэле порой руководит нежелание видеть “русского” профессора за кафедрой, “русского” доктора, возглавляющего лабораторию, “русского” выпускника, работающего над диссертацией. Ведь в Израиле, к сожалению, как нигде актуальна шутка о том, что “сын полковника никогда не станет генералом, ибо у генерала есть свои дети”.

Также вполне может быть, что академическую знать вывело из себя и недавнее присоединение Университетского центра в Иудее и Самарии к специальному проекту правительства Израиля и Еврейского агентства “Сохнут”.

В рамках этой программы, получившей название “Маса” (путь, путешествие), в которой участвуют еврейские студенты из России, Украины, Молдовы и других стран СНГ, в Израиль уже прибыли более 70 студентов с постсоветского пространства. Они проходят вместе со своими израильскими сверстниками курсы по экономике, международной торговле и управлению бизнесом. А кроме того изучают историю Израиля и сионистского движения, учат иврит и английский. Часть из этих ребят затем остается для завершения образования в Израиле, а для некоторых он становится родной страной.

Не без раздражения, видимо, было воспринято и то, что именно в Ариэле не так давно прошла международная конференция по металловедению и нанотехнологиям, в которой участвовали руководители и исследователи из ряда российских и европейских университетов. При этом гости так высоко оценили достижения своих израильских коллег (многие из них долгие годы работали вместе в Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирске, Екатеринбурге), что предложили договориться о долгосрочном сотрудничестве, научном обмене, совместных исследованиях. Ну как тут не возревновать? Элите, наверное, все же куда угоднее позорящий Израиль на весь мир образ “русского профессора с метлой”...

...Может быть, все это не совсем так и бойкотирующими Ариэль коренными израильскими деятелями культуры, науки и искусства на самом деле движет “химически чистый” гуманизм. Но осадок, как говорится, есть. И его отчетливый запах и вкус репатрианты ощущают в Израиле вот уже двадцать с лишним лет...