Не отделяться и не укреплять границ?

Спорт
№1 (297)

Продолжающиеся террористические акции палестинских боевиков ставят вопрос ребром: как обезопасить граждан Израиля от бомбистов-самоубийц? Самый радикальный способ – вновь занять переданные Ясиру Арафату земли, отложив образование палестинского государства до лучших времен. Если такие времена вообще когда-либо наступят.
Идея упразднения автономии, с которой выступают крайне правые элементы израильского общества, на первый взгляд очень заманчива и теоретически возможна. А практически?[!] Скорее всего, нет, что и видно по действиям премьер-министра Ариэля Шарона, то вводящего войска на контролируемые территории, то выводящего их оттуда. Вся эта игра «железному Арику» явно не по душе, но былой свободы рук он не имеет, понимая, что нынешняя ближневосточная политика делается на берегах Потомака. И в ней ответные действия Израиля на террор исламских боевиков загоняются в строго определенные рамки.
Арик может сколько угодно величать «раиса» палестинским бен Ладеном, но если саудовца ищут и рано или поздно до него доберутся, живого или мертвого, Шарону прихлопнуть Арафата не позволят. Если кто и поставит «раиса» к стенке, так это свои, но в том случае, если между борцами за независимый Фалестын начнется междуусобная свара.
Так что же выходит? Вернуть себе полный контроль над Западным берегом и сектором Газа практически невозможно из-за европейских союзников «раиса» и интересов «стратегического союзника». Но коли так, не лучше ли раз и навсегда отделиться от автономии, или, на худой конец, закрыть границу с ней «на замок». Ведь сегодня она, граница, практически «прозрачная» и усилий 8 тысяч полицейских-пограничников явно недостаточно, чтобы прикрыть все 200 миль кордона с Западным берегом.
К сожалению, трудно надеяться, что оба варианта состоятся. После террористического акта в иерусалимской пиццерии Sbarro в августе нынешнего года, в результате которого погибли десятки израильтян, армейское командование приняло решение приступить к реальному укреплению границ, создав для этого специальную структуру. Увы, идея, которую преподнесли с большой помпой, отмечает обозреватель журнала «Джерузалем рипорт» Митчелл Гинсбург, оказалась недолговечной.
Созданию мощной, укрепленной пограничной зоны мешают два обстоятельства.
Первое носит дипломатический характер, мол, к такой мере могут отнестись на Западе со скепсисом, как же отделяться в одностороннем порядке, а договор-то где. Второе уже сугубо внутреннее, связанное с идеологией, точнее - с сионистской доктриной. Установление разделительной линии между Израилем и ПА в границах 1967 года будет означать признание де-факто существующего положения вещей. Но тогда на той стороне остаются поселения, которые, выходит, остаются вне рамок еврейского государства. Кроме того, возмущаются ревнители сионистской доктрины, мы ведь фактически отказываемся от Иудеи и Самарии – сердца еврейского государства в древности. Что же тогда от сионизма останется кроме внешней оболочки? Суть-то исчезнет.
Сложная дилемма, согласимся, хотя, кроме настроенных крайне националистически граждан Израиля, остальные готовы примириться с потерей Иудеи и Самарии.
За укреплением границы, опасаются сторонники сохранения статуса-кво, наверняка последует размежевание между Израилем и ПА. Движение в этом направлении сегодня активно поддерживают два лидера партии «Партии труда», бывшие министры в кабинете Эхуда Барака - Хаим Рамон и Шломо Бен-Ами. Идея размежевания довольно популярна в израильском обществе, поэтому Рамон и Бен-Ами предлагают положить ее в основу новой партийной платформы своей партии.
Правые относятся к идее отделения скептически, левые – положительно.
Мнение центра? Многие центристы вроде бы идею не отвергают, но, как пишет в Jewish Week известный израильский журналист Йоси Халеви, относящий себя к центристам, сейчас для ее реализации не самое лучшее время. В чем же дело?
«Дело в том, - указывает Халеви, - что Израиль может быть втянут в серьезный региональный конфликт, причем не в отдаленной перспективе, а в самое ближайшее время, с некоторыми соседними арабскими странами. Израильские военные уверены, что если США начнут боевые действия против Ирака, Саддам может отдать приказ нанести по еврейскому государству ракетный удар.
Как сообщила газета «Едиот Ахронот», начальник генерального штаба Шаул Мофаз отдал приказ быть готовыми к такому развитию событий и подготовиться к ответным мерам против Багдада.
Существует также информация, что и «Хезболла» стремится резко обострить ситуацию на израильско-ливанской границе, попытавшись втянуть в конфликт Сирию.
Угроза широкомасштабного столкновения ведет к повторению обстановки накануне Шестидневной войны – таково мнение некоторых политических аналитиков.
В этих обстоятельствах одностороннее отделение и фактическое возникновение палестинского государства может иметь самые негативные последствия для обороноспособности Израиля, ведь враждебные ему режимы получат удобный плацдарм для нанесения удара по еврейскому государству с территории Фалестын.
Трудно сказать, насколько обоснованы эти предположения. Ирак действительно еще может что-то предпринять, но Сирия? Сомнительно. В условиях контртеррористической операции, проводимой США, американцы вряд ли допустят большой войны.
В Дамаске это хорошо понимают. Другое дело, вопросы морального плана. Во-первых, начав отделение, говорят правые, и в этом с ними согласны центристы, придется ставить вопрос ребром касательно поселений. Неизбежно, что сказав «а», придется сказать и «бе».
Принятие же решения о демонтаже поселений, к идее создания которых приложил руку не кто иной, как нынешний премьер, будет болезненным шагом и для него, и для 200 000 жителей Западного берега. И не надо сбрасывать со счетов, в каких условиях будет приниматься решение о размежевании – в условиях непрекращающейся интифады, что напомнит израильтянам вывод войск из Южного Ливана. «Хезболла» до сих пор считает, что лишь благодаря ее усилиям удалось заставить евреев уйти.
Итак, что же делать? Мое мнение: если вопрос о поселениях решится не скоро, а полного контроля над Западным берегом установить Израилю не позволят, то остается одно - вернуться к вопросу укрепления границ, поставив во главу угла безопасность граждан еврейского государства, забыв и о дипломатии, и об идеологии. «Прозрачные» границы – это новые теракты, новые жертвы среди мирного населения Израиля. Сколько же еще людей должно погибнуть, сколько пиццерий взлететь на воздух, чтобы политики в Иерусалиме поняли – страна, находящаяся в состоянии перманентной борьбы с палестинцами, не может, не имеет право давать их боевикам беспрепятственно пробираться на территорию Израиля?