Взлет и падение комиссара Браттона

Будни Большого Яблока
№32 (1059)
На этой неделе комиссар Департамента полиции Нью-Йорка (NYPD) Уильям Браттон ушёл в отставку по собственному желанию. Это решение стало неожиданностью для всех городских политиков и журналистов, поскольку ровно неделю назад главный полицейский Большого Яблока заявлял, что останется в должности до конца 2017 года и, как следствие, поддержит кандидатуру Билла ДеБлазио на мэрских выборах.  
 
Официальная причина ухода 68-летнего Браттона со своего поста – новая должность в частной консалтинговой компании Teneo, которая предоставляет широкий спектр услуг крупнейшим бизнес-империям мира. Браттон, как предполагается, возглавит подразделение, специализирующееся на защите конфиденциальных данных и разведывательной деятельности. За свою работу он будет получать около $300 тысяч в год – немногим больше, чем на посту комиссара NYPD (около $260 тысяч со всеми надбавками). 
 
Неофициальная причина добровольного увольнения Браттона из рядов полиции – нежелание больше являться публичной персоной и абсолютная бесперспективность дальнейшей работы с действующим мэром-социалистом ДеБлазио. 
 
Естественно, публично Браттон об этом говорить не стал. В немногочисленных интервью на этой неделе он постоянно сухо повторял, что благодарен градоначальнику за доверие и положительно оценивает свою 32-месячную работу на посту комиссара NYPD.
 
Провожая Браттона в Teneo, можно с уверенностью сказать, что он является одной из самых неоднозначных фигур в истории американской полиции. 
 
Он начал карьеру в начале 70-х годов в должности обыкновенного патрульного и дослужился до руководящих должностей: Бостон (1993 – 1994), потом в Нью-Йорке (1994 – 1996), затем в Лос-Анджелесе (2002 – 2009) и снова в Нью-Йорке (2014 – 2016).
 
Именно Браттон помог нью-йоркскому мэру Рудольфу Джулиани превратить Нью-Йорк из самого криминального мегаполиса Америки в самый безопасный. 
 
«Я не пришёл сюда, чтобы проиграть, - решительно заявил он, заступая на свой первый комиссарский срок в Большом Яблоке. – Мы собираемся воевать с преступностью до победного конца». 
 
Тогда Браттон проявил себя как один из самых жёстких руководителей полиции в истории Америки. Он лично принимал участие в спецоперациях, без предупреждения приезжал с проверками в участки, увольнял коррумпированных и трусливых полицейских. Подчинённые откровенно побаивались Браттона, а он без конца повторял им  теорию разбитых окон, которую в 1982 году озвучили учёные Келлинг и Уилсон. 
 
У этой теории есть несколько интерпретаций. 
 
Например: «Люди выбрасывают мусор на тротуар. Его никто не убирает. Со временем, на тротуаре образуются мусорные горы. Бродяги начинают справлять здесь нужду. Ещё через некоторое время они начинают вскрывать вблизи припаркованные автомобили и воровать из них ценные вещи. Вскоре в грязном и мрачном районе увеличивается количество убийств, изнасилований, грабежей...»
 
Браттон всегда проводил длинную логическую цепочку между брошенной на тротуар сигаретной пачкой и тяжкими преступлениями. Он призывал своих коллег на корню пресекать даже самые мелкие нарушения, чтобы со временем они не переросли в крупные преступления. 
 
Работой Браттона в 90-х годах восхищался его будущий преемник Раймонд Келли, проработавший в NYPD более 47 лет на 25 разных должностях. 
 
Комиссар Келли усилил борьбу с преступностью и сделал программу Stop & Frisk (досмотр подозрительных пешеходов – в основном, неадекватно ведущих себя субъектов) логическим продолжением теории разбитых окон. При мэре Майкле Блумберге Нью-Йорк впервые удостоился звания самого безопасного мегаполиса в мире.  
 
Во второй половине 2012 года произошло то, что до сих пор никто не может объяснить логически. На выборах мэра Нью-Йорка совершенно неожиданно победил общественный адвокат Билл ДеБлазио, который ещё до официального вступления в должность уволил Келли (на тот момент комиссар имел лучшие показатели борьбы с преступностью в Америке) и назначил Браттона.
 
Ньюйоркцы долго не могли поверить, что социалист ДеБлазио сможет сработаться с таким жёстким и консервативным служителем закона как Браттон (официально Уильям числился в демократической партии, но политикой никогда не интересовался и действовал как целостный республиканец). 
 
Взаимовыгодного сотрудничества действительно не произошло. С первого дня службы Браттон стал марионеткой в руках ДеБлазио. Он говорил и делал только то, что ему приказывал мэр-начальник. От независимости легендарного полицейского не осталось и следа. 
 
Вот лишь малая часть реформ, осуществлённых Браттоном и ДеБлазио за два с половиной года совместной работы: 
 
- Полная отмена Stop & Frisk. Полицейские перестали останавливать неадекватных наркоманов, подозрительных людей в чересчур просторной верхней одежде (в больших штанах и куртках бандиты чаще всего прячут огнестрельное оружие), сомнительного вида пассажиров с большими сумками. Количество досмотров снизилось с 700 тысяч в 2011 году до 15 тысяч в 2015 году. В Нью-Йорк сразу же хлынул поток наркотиков и огнестрельного оружия. 
 
- Закрытие программы слежки за мусульманами. 
После террористических актов 9/11 полиция Нью-Йорка уделяла особое внимание представителям мусульманской общины. Скрытый мониторинг осуществлялся в религиозных учреждениях и комьюнити-центрах, телефонные разговоры на арабском частично прослушивались. 
ДеБлазио и Браттон свернули важнейшую 12-летнюю программу за один день.  
 
- Легализация марихуаны
Размахивая перед прессой большим пакетом с каннабисом, Браттон и ДеБлазио сообщили о легализации хранения марихуаны весом до 25 граммов. 
Новый закон больше всего понравился наркоторговцам, которые теперь могли таскать с собой почти унцию марихуаны. 
 
Также полицейские перестали останавливать курильщиков марихуаны в общественных местах, реагировать на жалобы о соседях-травокурах. 
 
Теоретически ДеБлазио и Браттон легализовали только хранение каннабиса. На практике оказались разрешёнными все операции с этим наркотиком: хранение, продажа, выращивание, употребление. В Нью-Йорке сразу  же возник спрос на особо сильные лабораторные сорта марихуаны, синтетические наркотики и т. п. 
 
Декриминализация преступлений.
Поскольку отмена Stop & Frisk и легализация марихуаны сразу же спровоцировали волну преступности, ДеБлазио и Браттон вернули статистику арестов на прежнее место посредством юридического перевода преступлений - в нарушения. Они заменили аресты штрафами за мочеиспускание в общественных местах, нарушение общественного порядка, распитие алкоголя на улице, ночевку в парках, проникновение на частную собственность и т. п. 
 
Абсолютно все, что раньше Браттон считал подпадающим под теорию разбитых окон, стало легальным. Сразу несколько нью-йоркских газет вышли с фотографиями на обложках злорадствующих бродяг-наркоманов/алкоголиков, которые средь бела дня мочатся в оживлённых районах Манхэттена. 
 
Фальсификация статистики.
За два с половиной года совместной деятельности Браттон и ДеБлазио не представили ни одного понятного и объективного отчёта о количестве преступлений в Нью-Йорке. Все показатели вырывались из общего статистического контекста и подгонялись таким образом, чтобы у простых горожан возникало ощущение безопасности. ДеБлазио десятки раз повторял, что преступность находится на рекордно низком уровне, но никогда не вдавался в подробности.
 
Презрение к простым полицейским. 
ДеБлазио и Браттон втоптали в грязь репутацию стражей порядка, которые стали козлами отпущения их безграмотной политики. Снижение финансирования NYPD, глупейшие перестановки (полицейских, занимавшихся бумажной работой, отправляли в самые опасные района Бруклина и Бронкса), одобрение деятельности Black Lives Matter и обвинения полицейских в расизме (после речи ДеБлазио на волне ненависти чернокожий экстремист убил двух офицеров ) – - всё это сильно ударило по репутации NYPD. 
 
Также ДеБлазио и Браттон очень некрасиво вели себя по отношению к полицейскому профсоюзу The Patrolmen’s Benevolent Association of the City of New York (PBA), существующему с 1892 года. Лидеры PBA много раз давали дельные советы мэру и комиссару относительно стратегии борьбы с преступностью, однако ДеБлазио и Браттон их мнение игнорировали. На этой неделе активистам PBA даже пришлось устроить забастовку возле тренажёрного зала ДеБлазио, чтобы хоть как-то привлечь его внимание, но он всё равно отказался с ними разговаривать. 
 
Итак, Браттон уходит со своего поста молча. Аплодисментов на прощанье он не заслуживает, но и критиковать полицейского с такой богатой биографией не поднимается рука. 
 
К сожалению, Браттону не удалось добиться даже мизерной доли того народного уважения, которое получил его предшественник Раймонд Келли, отправленный в отставку действующим мэром-социалистом. Сегодня существует маленькая вероятность, что народный любимец Келли всё-таки «отомстит» градоначальнику и выдвинет свою кандидатуру на выборах мэра Нью-Йорка в 2017 года. 
 
Что касается следующего комиссара NYPD, то им  станет уроженец Нью-Йорка ирландского происхождения Джеймс О’Нилл. 
 
Приведу три самых значимых факта из его длинной биографии. 
 
- Преемник Браттона имеет блестящее юридическое образование и степень бакалавра. Он с отличием закончил John Jay College по специальности Criminal Justice и обладает детективным складом ума. О’Нилл – прекрасный организатор и психолог, который пользуется большим уважением своих сослуживцев. 
 
- О’Нилл начал службу в нью-йоркской полиции в 1983 году. Он постепенно поднимался по карьерной лестнице и от офицера, следящего за порядком в вагонах городского метро,  дослужился до начальника (chief) NYPD. 
Коллеги характеризуют его как скромного и добропорядочного полицейского, который всегда прислушивается к советам коллег. 
 
- Новый комиссар является приверженцем дружественных отношений между полицейскими и рядовыми жителями. Он советует своим подчинённым чаще прогуливаться по районам патрулирования пешком, знакомиться с местными жителями, неформально рассказывать о своей деятельности. По мнению О’Нилла,  простые горожане должны воспринимать полицейских не только как борцов с преступностью, но и как советчиков, консультантов, надёжных друзей.   
 
Напоследок хочется пожелать Джеймсу О’Ниллу удачи на посту нового комиссара Департамента полиции города Нью-Йорк. 
 
Будем надеяться, что на новой должности этот достойный человек будет руководствоваться своим опытом и профессионализмом, а не пустыми, а порой и вредными советами мэра ДеБлазио, чья политика не имеет ничего общего с безопасностью, справедливостью и порядком.  
 
Евгений Новицкий
 

Комментарии (Всего: 2)

Справедливости ради нужно сказать, что не зря Руди Джулиани обижался на Браттона, который и проработал-то во главе нью-йоркской полиции всего два года (с 1994 по 1996), и, что не любят вспоминать, ушел из-за обвинений в использовании служебного положения. А обижался Джилиани на то, что успехи по искоренению преступности в городе Браттон незаслуженно присвоил лишь себе одному. А ведь инициатором внедрения теории разбитых окон был сам мэр.
Браттону ставят в заслугу внедрение в те годы совершенно уникальной системы CompStat, помогавшей отслеживать и анализировать статистические данные по преступности и оперативно на них реагировать. Но у этой системы был другой автор - один из самых ярких полицейских Нью-Йорка Джек Мэпл, заместитель Браттона. Он придумал эту систему, и именно ему принадлежит основная заслуга в очистке города.
Да, Браттон сделал в те годы очень много для избавления Нью-Йорка от преступности, но сделал он это не один, а вместе с мэром и, что самое главное, - с замечательной командой городских полицейских.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Напоследок хочется пожелать Джеймсу О’Ниллу удачи на посту нового комиссара Департамента полиции города Нью-Йорк.

Будем надеяться, что на новой должности этот достойный человек будет руководствоваться своим опытом и профессионализмом, а не пустыми, а порой и вредными советами мэра ДеБлазио, чья политика не имеет ничего общего с безопасностью, справедливостью и порядком.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *