Нелегалы: проблема не в латинос

Америка
№58 (1189)

62% нелегальных иммигрантов, оказавшихся в Соединённых Штатах в 2016 - 2018 годах, приехали в страну по туристическим визам. К такому выводу пришли эксперты некоммерческой организации Center for Migration Studies of New York. 

Общая тенденция не меняется уже седьмой год подряд: нелегалы реже переходят границу с Мексикой, но значительно чаще просрочивают свои американские визы. Поэтому типичный нелегал образца 2019 года - иностранец, приехавший в США под видом туриста, и оставшийся здесь жить и работать нелегально. Он надеется получить статус через политическое убежище/брак с обладателем американского гражданства. Однако находятся и такие, кому даже с просроченным паспортом жить в Америке - большое удовольствие. 

За два года своего президентства Трамп очень много говорил о необходимости борьбы с нелегальной иммиграцией, но палец о палец не ударил, чтобы препятствовать визовым нелегалам. Последние воспринимают одобрение визы B1/B2 в американском консульстве за границей как своего рода получение вида на жительство США. Виза даёт право въехать в Америку и остаться. Навсегда.  

Удивительно, что информация о визовых нелегалах не передаётся ни в одно государственное ведомство, занимающееся надзором за соблюдением иммиграционных законов. Визовые данные содержатся в базе Госдепартамента (Department of State) и могут быть востребованы только по решению суда или запросу спецслужб. 

Таким образом, визовый нелегал может оказаться в депортационной тюрьме только после совершения серьёзного преступления и ареста полицией. Стражи порядка, однако, сотрудничают с Управлением по осуществлению таможенных и иммиграционных законов (ICE) крайне неохотно, поэтому визовых нелегалов часто выпускают на свободу. 

Халатное отношение к нелегалам с просроченными визами на фоне истеричного требования Трампа выделить $5 млрд. на забор с Мексикой - невероятная глупость и цинизм. Большинство трампистов даже не понимают, что основная масса нелегалов ежедневно попадает в США через международные аэропорты и круизные лайнеры. Если не остановить эту практику, то через полтора десятилетия численность нелегалов превысит 20 млн. человек. Это произойдёт даже в том случае, если мексиканскую границу удастся полностью закрыть на замок. 

Многие борцы с нелегальной иммиграцией считают, что визовые нелегалы для экономики и безопасности США пострашнее "сухопутных". Шагающие через пустыню латинос представляют в большей массе грубую физическую силу. Они трудятся на стройках, в ресторанах и гостиницах, небольших частных бизнесах. Эти люди ничего не берут из государственного кармана, но и ничего туда не кладут. Отсылаемые нелегалами деньги в Мексику, Гватемалу, Гондурас и Сальвадор уже давно воспринимаются экономистами как "благотворительная помощь" США странам Южной и Центральной Америки. 

Визовые нелегалы - преимущественно люди, которые не привыкли работать физически. Сам факт наличия визы B1/B2 говорит о том, что человек поездил по миру (обладателям чистых паспортов визу в США не получить), имеет образование и деньги. Однако устроиться на "непыльную" работу визовым нелегалам невероятно сложно. Рынок физической тяжёлой работы за наличные деньги практически весь  занят латинос. Для трудоустройства в тот же офис и магазин необходимо право на работу. В противном случае работодатель может очень сильно об этом пожалеть, так как количество проверок бизнесов на наличие нелегалов возросло. 

Как результат, образованным визовым нелегалам часто приходится выбирать между низкооплачиваемой и физически тяжёлой работой с одной стороны и мошенничествами с другой стороны. 

Второй выбор делается довольно часто. Это лишний раз подтверждают чуть ли не ежедневные пресс-релизы от Управления по осуществлению таможенных и иммиграционных законов (ICE).

Визовые нелегалы регулярно попадаются на аферах с кредитными картами, онлайн-мошенничествах, кражах личных данных, перевозках ворованных товаров, отмывании денег, подделке документов и т. п.   

Излишне говорить, что ступить на криминальную дорожку визовым нелегалам порой легче, чем нелегалам, перешедшим границу. Последние имеют чёткую картину, чем именно будут заниматься в Америке. У девяти из десяти цель очень простая - зарабатывать и отсылать деньги родным семьям в Мексику, Гватемалу, Сальвадор и т. п.

Визовые нелегалы абсолютно неподготовлены к жизни в Соединённых Штатах. Многие из них не имеют друзей и родственников, а также достаточного количества денег на аренду жилья. Они пытаются найти наиболее лёгкую работу в интернете и нередко попадают на крючок мошенников, которые ловко используют таких визовых нелегалов в качестве разменной монеты для больших афер. Люди начинают снимать наличные с ворованных кредиток, переупаковывать заказанные по ворованным банковским карточкам товары и многое другое. 

Кстати, об опасности визовых нелегалов из бывшего СССР спецслужбы заговорили ещё в 2009 году, когда 37 студентов, прибывших по визам J-1 и в рамках программы обмена Work & Travel, украли несколько миллионов долларов с банковских аккаунтов американцев. Прокуроры говорили, что иностранные гости обладают "криминальным разумом" (Criminal Mind) и не привыкли зарабатывать честным трудом. В жителях США студенты видели лишь "лохов", которых можно доить. 

Тот скандал привёл к тому, что русскоязычным студентам запретили получать визы J-1. Генеральный прокурор Эрик Холдер пообещал усилить контроль за обладателями всех типов въездных виз, и разработать систему отслеживания визовых нелегалов, однако с тех пор ничего так и не сдвинулось с места. 

С приходом в Белый дом Трампа республиканские сенаторы четыре раза пытались разработать законопроект, который поможет остановить визовую нелегальную иммиграцию. Трамп, однако, отказался даже говорить на эту тему. Для него враги - это латинос, которые пересекают границу с Мексикой. Президент всерьёз продолжает считать, что пустыню переходят "очень плохие испанцы", а на самолётах прилетают "очень хорошие белые туристы"...

Скорее всего, проблему визовых нелегалов придётся решать уже следующему президенту США. Будет ли этот человек обращать внимание на давно назревшую проблему, мы узнаем совсем скоро - во время республиканских и демократических праймериз. 

Максим Бондарь