Cтрах, заслуживающий доверия

Америка
№69 (1200)

Одна из главных задач, поставленных президентом Дональдом Трампом перед новоиспечённым главой Департамента внутренней безопасности (DHS) Кевином МакАлинаном (Кирстьен Нильсен была отправлены в отставку после 16 месяцев нахождения в должности) - реформировать процедуру вынесения решения по предоставлению или отказу в политическом убежище (asylum).

В настоящее время 90% иностранцев получают убежище через так называемое "интервью с демонстрацией правдоподобного страха" (credible fear interview). Оставшиеся 10% беженцев получают законный статус через иммиграционный апелляционный суд.

Фундаментальные особенности проведения интервью на убежище не менялись с начала 20-го столетия. Это откровенная и конфиденциальная беседа между потенциальным беженцем и сотрудником иммиграционной службы, в ходе которой последний получает большой объём самой разной информации.

На основании тщательного анализа услышанного представитель закона должен решить, действительно ли человек заслужил убежище в США, и не является ли он талантливым лжецом/мошенником.

Во все времена иммиграционные офицеры США использовали дополнительную информацию о беженцах. Иногда человек даже не подозревал, что его биографию уже подобно изучили американские спецслужбы. Последние использовали секретные базы данных, эксклюзивные источники информации, а также показания других беженцев. Поэтому наврать с три короба и получить убежище удавалось немногим иностранцам.

В 2000-х годах интервью на получение убежища стало базироваться на таком явлении как "правдоподобный страх". В инструкциях офицеров появилась рекомендация одобрять заявки на убежище, если иностранец боится психологических и/или физических пыток, которые могут выражаться в преследовании, дискриминации, шантаже, отправке в тюрьму и т. п.

Демонстрация правдоподобного страха стала главным способом получения убежища. Эмоции и откровения иммигрантов начали играть порой главенствующее значение над документальными свидетельствами притеснений.

Появление и развитие интернета привело к тому, что рассказы о прохождении интервью стали обсуждаться на форумах. Люди начали узнавать больше об секретных инструкциях, которыми пользуются офицеры Службы гражданства и иммиграции (USCIS), а также Управления по осуществлению таможенных и иммиграционных законов (ICE).

С приходом к власти Трампа credible fear interview окончательно утратило свою первоначальную ценность и значение для иммиграционной системы. Президент совершил глупейшую ошибку, когда призвал нелегалов просить убежище в сухопутных портах США на границе с Мексикой. Как результат, десятки тысяч беженцев со всего мира решили попробовать заговорить зубы интервьюерам USCIS и ICE.

Эксперты в сфере безопасности отмечают, что за последние два года в интернете появилось больше информации о прохождении credible fear interview, чем за весь предшествующий этому период существования Всемирной паутины. Десятки тысяч текстовых историй беженцев, тысячи видеороликов об особенностях проведения интервью на YouTube, рекомендации адвокатов и тех, кто ими прикидывается - всё это оказалось в свободном доступе.

Таким образом, сотрудники сухопутных портов столкнулись с самыми подготовленными для credible fear interview беженцами в мире. Люди говорили чётко и по существу, не путались в показаниях, описывали события, которые можно легко подтвердить в интернете. Даже когда офицеры понимали, что беженцы, вероятно, лгут, ни одной возможности уличить их во лжи не нашлось.

Самым популярным документальным доказательством притеснений стали справки об аресте и отбытии наказаний, а также медицинские освидетельствования побоев. В странах третьего мира, откуда бегут люди, купить подобные документы не составляет труда. Многие беженцы наносят себе побои и порезы, если узнают, что подобные фотоснимки помогут успешно пройти credible fear interview.

Трамп и его бездарная команда борцов с нелегальной иммиграцией превратили некогда очень сложную и непредсказуемую для беженцев процедуру credible fear interview в посмешище. Трудно в это поверить, но сегодняшние беженцы порой знают о прохождении интервью больше, чем сами офицеры USCISи ICE. Последних катастрофически не хватает и в качестве интервьюеров нередко выступают наивные белые воротнички, шокированные предоставленными фотографиями пыток и издевательств.

МакАлинан, сменивший Нильсен, должен внести существенные изменения в credible fear interview или вообще отменить эту  процедуру. Трамп считает, что новоиспечённому главе DHSподобное по силам и граница очень скоро "закроется на замок".

В реальности, однако, Трамп опять наступает на одни и те же грабли. Он не понимает, что остановить поток нелегалов с помощью конкретных людей, департаментов (DHS) и их подразделений (USCIS/ICE)  невозможно. Ни новичок МакАлинан, ни его многочисленные уволенные бывшие коллеги не в силах противостоять иммиграционным законам, которые Конгресс напринимал за последние несколько десятилетий. Чтобы ликвидировать credible fear interview необходимо внести поправки в Immigration and Nationality Act of 1965, а также аналогичные билли, принятые позже.

Трамп относится к иммиграционной системе как какой-нибудь глупый владелец продуктового магазина с просроченными товарами. Покупатели обходят это магазин стороной, ибо товары вонючие и опасные для здоровья, а начальник продолжает нанимать и увольнять кассиров/менеджеров, наотрез отказываясь обновлять ассортимент. 

Аналогичная ситуация с credible fear interview. Вместо того, чтобы запустить хорошо продуманную лоббистскую кампанию в Конгрессе за его отмену/модернизацию, Трамп меняет Нильсен на МакАлинана и рассказывает своей преданной пастве, как много он уже сделал для спасения страны от наплыва нелегалов/беженцев, и как много ещё собирается сделать.

В реальности, однако, сторонники "жёсткой иммиграционной политики президента Трампа" даже не подозревают, что 45-й президент запустил в США гораздо больше, а депортировал гораздо меньше нелегалов/беженцев, чем любой его предшественник. Если не верите - обратитесь к официальной статистике DHS, USCIS и ICE.

Вадим Дымарский