КРАСОТУ СПАСЕТ СКАЛЬПЕЛЬ

Лицом к лицу
№26 (374)



БЕСЕДА С МЭТРОМ ПЛАСТИЧЕСКОЙ ХИРУРГИИ ПАТРИКОМ ТРЕВИДИКОМ
Если верить историческим хроникам, первая пластическая операция была проведена в VII веке до нашей эры в Индии. Уличенным в супружеской неверности женщинам и мужчинам отрезали нос.
И индийские хирурги той эпохи нашли метод для его восстановления, используя для этого кожу лба. Эта же техника используется до сих пор - естественно не для жертв адюльтера, а для аналогичных операций по восстановлению носа. Первые же пластические операции были сделаны в 20-х годах прошлого века немецким доктором Жозефом, а первый лифтинг выполнен женщиной-хирургом в Лионе знаменитой актрисе Саре Бернар. Сейчас только в одной Франции армия хирургов-косметологов насчитывает около 500 скальпелей, которые ежегодно делают сотни тысяч операций. 44-летний Патрик Тревидик - один из главных мэтров французской пластической хирургии. Он возглавляет отделение в парижской клинике, занимаясь восстановлением лица и частей тела после раковых заболеваний и различных травм, а также выполняя косметические операции.
- Пластическая хирургия в последние годы стала чем-то банальным. Чем вызвано всеобщее поветрие бороться с природой с помощью скальпеля?
- Она, действительно, очень востребована. Внешний облик человека сегодня, как никогда, имеет исключительное значение. Кроме того, продолжительность жизни постоянно растет, люди доживают до глубокой старости и хотят до конца своих дней хорошо выглядеть.
- Теперь на Западе советуют ходить к хирургу-косметологу так же часто, как стоматологу...
- Это пока не совсем так. Искусство дантиста приближается к искусству пластической операции в том, что касается улыбки. Наши операции, как правило, проходят под общим наркозом. Есть, конечно, люди, страшно увлеченные подобными операциями, но остальные колеблются, и такие решения не всегда легко даются.
- Помнится, один русский специалист признался, что к нему на подтяжку идут так же тайно, как на криминальный аборт...
- Действительно, так было всего лет 10 назад. Тогда женщины приходили к нам и настаивали на том, чтобы все оставалось в глубокой тайне. Сегодня женщины лучше обо всем информированы, больше эмансипированы, не боятся делиться со своим окружением и чаще всего ничего не скрывают. Пока секрет из этого делают мужчины, для которых пластическая хирургия все еще остается табу.
- В человеке, понятное дело, все должно быть красиво. Но где же красота духовная? Ее не создашь скальпелем...
- Внешний облик непременно сказывается и на внутренней красоте. Ибо если вы им недовольны, то от этого страдают ваше «я», самочувствие. Когда у человека исчезают какие-то внешние дефекты, он часто преобразуется после операции в психологическом плане.
- Люди стесняются своей старости?
- Нет, но для них важно, чтобы внешний облик соответствовал молодости их духа. И проблемы порой возникают, когда есть разрыв между внешним и внутренним обликом.
- Нет ли в этом стремлении доказательства нашего тщеславия - казаться лучше, чем мы есть на самом деле?
- Когда впервые встречаете человека, то прежде всего обращаете внимание на его внешность, а не на его интеллектуальный уровень. Нам всем нравятся приветливые, улыбчивые, красивые люди. Естественно, потом свою роль играют ум, интеллектуальный багаж и другие достоинства, но именно внешний облик является одним из главных факторов нашего благополучия.
- Не страдает ли человечество от «комплекса Фауста» - поиска вечной молодости?
- Этот феномен иногда называется по-французски «женизм», то есть стремление оставаться молодым. Во Франции 45-летняя женщина знает, что прожила примерно только половину своей жизни, и поэтому она, естественно, хочет устранить признаки старения или усталости с помощью хирургического вмешательства, которое не поставит под угрозу ее жизнь. Для хирурга-косметолога самое трудное заключается в том, чтобы сказать пациенту - «нет» или « я ничего не могу для вас сделать».
- И в каких случаях вам это приходится говорить?
- Когда надо ждать прогресса пластической хирургии - например, при целлюлите. Кроме того, мы говорим «нет» людям, охваченным неуемным желанием к «идеальной» красоте. Наконец, мы отказываем тем, кто никогда не удовлетворен результатами операции и кто всегда недоволен своей внешностью.
- Современный Сирано де Бержерак, наверное, давно бы уже укоротил свой нос?
- Совсем не обязательно... Порой смотришь на человека, который впервые пришел к тебе в кабинет, пытаешься угадать, что он хочет, и иногда поражаешься его желаниям. У женщины может быть большой нос, а она хочет изменить грудь или веки. Только сам человек понимает, что ему не нравится в его внешнем облике.
- Но он может ошибаться в оценке своей внешности?
- Наш долг состоит прежде всего в том, чтобы заставить пациента подумать. Ни в коем случае нельзя торопиться. Человек должен осознавать, что мы не обладаем волшебной палочкой. Надо понимать и то, что нельзя вернуться назад. Следует остерегаться и моды. Например, несколько лет назад модными были пухлые губы, а сейчас женщины с такими губами хотели бы вернуться к своему прежнему облику, но это, к сожалению, сопряжено с огромными трудностями. Поэтому роль хирурга заключается в том, чтобы сдерживать стремления пациента, а не в том, чтобы провоцировать его желания.
- «И Бог создал женщину»... Разве можно вмешиваться в то, что создано природой, - пусть это творение далеко не всегда совершенно?
- Бог часто создает женщину прекрасной, но возраст и земное притяжение влекут за собой старение. До изгнания людей из рая они оставались вечно молодыми. Наша миссия заключается не в том, чтобы вернуть людям молодость, а помочь им в том, чтобы их лицо и тело гармонировали с их представлением о самих себе.
- Но природа все равно берет реванш...
- Конечно, не надо забывать о том, что мы смертны. Скажем, человек страдает от артроза колена, но может передвигаться, хотя ему очень больно. В конце концов человек соглашается на операцию, чтобы облегчить себе боль, чувствовать себя комфортно. Надо вернуться к данному Всемирной организацией здравоохранения определению здоровья: это не только хорошее физическое состояние, но и ощущение благополучия, которое основывается и на своем собственном имидже.
- «Не родись красивой, а родись счастливой...»
- Не надо смешивать два эти понятия: среди красивых есть несчастные и среди некрасивых - чрезвычайно счастливые. Но когда у человека есть какой-то физический недостаток, который делает его несчастным, почему его не устранить? Наша цель заключается не в том, чтобы сделать человека счастливым, а в том, чтобы удалить некоторые дефекты. Например, молодая девушка видит отсутствие женственности в своей очень маленькой груди. Для нее это мучительно в отношениях с мужчинами. И почему ей не помочь?
- Надо иметь определенное мужество, чтобы решиться на такую операцию...
- Определенное мужество или определенное безумство - думаю, что надо обладать немного и тем, и другим. Но поскольку результатами операций довольны 99 процентов, то все больше людей идут на этот шаг. Забавно наблюдать, как порой первой решается женщина, а три-четыре месяца спустя к нам приходит ее муж и говорит: «Поскольку все прошло хорошо, сделайте операцию и мне». Но всегда остается определенный страх перед операцией, анестезией и результатом.
- Безумство бывает заразительным?
- Несомненно, поэтому, как я уже говорил, надо остерегаться моды, а также людей с неустойчивой психикой, которых ни в коем случае нельзя оперировать... Мы должны уметь выбирать своих пациентов так же, как пациенты должны уметь выбирать хирургов.
- И как же вы советуете пациентам выбирать своих хирургов?
- И в Европе, и в Соединенных Штатах существуют примерно одни и те же критерии. Прежде всего, надо быть хирургом, а затем получить специальную подготовку для выполнения пластических операций, то есть учиться еще 4-5 лет. Но даже у лучших из лучших никогда не бывает 100-процентного успеха. Побеседовав с несколькими хирургами, необходимо выбрать одного - кто вам больше понравился. После этого наступает этап, который я сравнил бы с прыжком с парашютом: надо либо остаться в самолете, сказав себе - «нет, я никогда не рискну на такой шаг», либо прыгнуть, полностью доверившись парашюту. В любом случае, вы никак уже не можете его контролировать.
- Есть молодые женщины, которые себя полностью перекроили, изменив не только лицо, но и свою фигуру, не оставив на теле живого места...
- Следует опасаться каскада требований. Есть люди, для которых пластические операции становятся чем-то вроде наркотика. Их надо выявлять и уметь сказать им «нет». Но, рассматривая себя в зеркале, мы порой видим один, два или три недостатка в своем теле. И если благополучно устранен первый из них, почему бы не избавиться от оставшихся?
- И какие же сегодня самые ходовые операции?
- Нашим пациентам от 7 до 70 лет. Все зависит от возраста. Самые первые проблемы, которые возникают в раннем детстве, - это оттопыренные уши, из-за которых в школе над ребенком начинают издеваться товарищи. У молодых женщин наиболее распространены операции груди и бедер. С возрастом все чаще обращаются женщины, у которых после рождения ребенка возникли проблемы живота.
- Часто ли к вам обращаются с просьбой: «Доктор, сделайте меня красивой!»
- На подобные просьбы никогда нельзя соглашаться. Я обычно им отвечаю: «Да вы и так красивы, мадемуазель!» Просьба должна быть конкретной. Если же меня спрашивают: «Что вы можете для меня, доктор, сделать?», не уточняя, что именно хочется, я всегда подобных просьб остерегаюсь, ибо они часто связаны с психологическими причинами.
- Первые морщины появляются рано. Когда надо начинать с ними бороться с помощью скальпеля?
- Стареет лицо - возникают морщины. Это зависит, главным образом, от генетической наследственности и немного от внешних факторов - солнца, курения, употребления алкоголя, стресса, усталости, ночной жизни и т.д. Достаточно посмотреть на своих родителей, чтобы представить себе, какими вы будете в старости. С морщинами надо бороться, не подавляя мимики и не разглаживая полностью лицо, ибо в таком случае складывается впечатление, что имеешь дело с куклой из музея восковых фигур. Определенного возраста, в котором надо начинать делать операции, нет. Когда человека что-то беспокоит и что-то в себе не нравится, надо прийти к хирургу для консультации, и если его проблему можно решить путем операции и избежать при этом неоправданного риска, мы ее сделаем... Есть женщины, которым я делаю лифтинг в 45 лет, а есть и такие, которые в нем не нуждаются и в 55. Перед старостью мы все не равны.
- На сколько лет хватает такой послеоперационной красоты? Когда надо снова ложиться под нож?
- Лифтинга обычно хватает на 10 лет. Это не значит, что через 10 лет все опускается, но процесс старения продолжается. Хирургическая операция его не останавливает, а лишь замедляет. Моей самой старой пациентке 75 лет. Я ей сделал третий лифтинг. Она сказала, что делает эту операцию и для себя, и для своих внуков: «Я хочу, чтобы моим внукам бабушка не казалась очень старой». Не следует начинать ни слишком рано, ни слишком поздно. Мы добиваемся наилучших результатов, когда кожа не утратила своей эластичности.
- Как развивается ваше сотрудничество с русскими?
- У меня есть русский помощник Олег Баниг, который работает со мной уже 3 года. И я надеюсь, что ученик превзойдет учителя. Со своей стороны вот уже 4 года я участвую в медицинских конгрессах, которые проходят в России. Я думаю, что лет через 5 - и я знаю, о чем говорю, - Россия станет первым европейским рынком пластической хирургии. Русские женщины, быть может, больше, чем другие, стремятся сохранить свою привлекательную внешность. Им в этом помогает генетика, ибо у них высокие скулы. И Россия уже сейчас располагает великолепными хирургами и центрами пластической хирургии. В вашей стране хирургия всегда находилась на очень высоком уровне. Есть какое-то определенное отставание в оборудовании, в инфраструктурах, но в профессиональном плане ваши специалисты ничуть не уступают европейцам. Возможно, со временем они станут лучшими в Европе, ибо русские всегда были в числе величайших хирургов мира.
- Возраст скрыть невозможно, и даже самая совершенная подтяжка всегда видна...
- У одной из 10 женщин лифтинг действительно заметен, но про остальных вы этого никогда бы не сказали. Есть женщины, о которых говорят, что они хорошо выглядят или выглядят гораздо моложе своих лет. Только присмотревшись внимательно, за ушами можно обнаружить небольшой шрам, который свидетельствует о том, что поработал хирург.
- Катрин Денев наверняка сделала ни один лифтинг...
- Может быть, она начала делать их довольно рано, но звезда продолжает поражать вас своей красотой. Поинтересуйтесь ее возрастом (в этом году ей исполняется 60 лет - Ю.К.), и вы поймете, что она выглядит гораздо моложе своих лет. Успешная пластическая операция никогда не бывает заметна. И драма хирурга-косметолога заключается в том, когда его пациентку постигает неудача, он становится жертвой антирекламы. Как бы то ни было, число наших пациентов каждый год возрастает на треть.
- Не кажется ли вам, что лифтинг лишает лицо экспрессивности, индивидуальности?
- Это случается в тех случаях, когда хотят полностью избавиться от морщин. Опасность пластических операций связана с тем, что порой пациенты и хирурги хотят идти слишком далеко. Речь идет о том, чтобы адаптировать лицо к возрасту, а не полностью избавить его от признаков старения.
- К вам выстроилась длинная очередь клиентов, среди которых, насколько мне известно, много знаменитостей...
- Их имена я назвать не могу по причине медицинской тайны, но, поверьте мне, большинство моих пациентов - обыкновенные люди. Сегодня эта операция практически доступна для всех.
- Давайте коснемся вопроса цен. Во что обходится сегодня обычный лифтинг?
- Эффект лифтинга со всеми его позитивными последствиями сохраняется в течение 10 лет. Он стоит около 10 тысяч евро. За эту цену вы едва ли найдете - разве что в России - приличный автомобиль, который прослужил бы вам 10 лет.
- Обращаются ли к вам русские клиенты?
- Да. Среди моих пациентов есть те, которые слушали мои выступления на российских конгрессах. Думаю, что лет через десять у русских хирургов появятся французские пациентки. В Москве уже есть клиника, которая ни в чем не уступает парижской, но мне пока оперировать там не приводилось.
- Теперь все больше мужчин вступают на тропу войны с возрастом...
- Лет 10 назад ни один мужчина не пользовался кремами, не красил волосы, а сейчас это прочно вошло в нравы. Сегодня мужчины, которые делают пластические операции, уже составляют 10 процентов моих пациентов. Те, которые не могут отказаться от хороших ресторанов, часто просят избавить их от живота. Другие просят сделать лифтинг или пересадить волосы для борьбы с лысиной - этим я не занимаюсь. Нередко это связано с тем, что на работе 50-летних «поджимают» молодые, и чтобы казаться моложе, мужчины обращаются за помощью к хирургу. В любом случае, скальпелем все проблемы не решишь, нужно придерживаться основных гигиенических норм жизни - следить за весом, заниматься спортом и т.п.
- Говорят, что подтяжку делали многим известным политикам, включая покойного президента Франсуа Миттерана?
- Об этом рассказала его жена.
- Чем изнурять себя джоггингом или диетами для похудения, проще устранить жир с помощью липосакции, то есть его отсасывания?
- Ни в коем случае. Одно дополняет другое. Иногда наших полных пациенток мы прежде всего просим похудеть, и только потом оперируем.
- Не опасны ли подкожные инъекции, которые якобы разглаживают морщины на лице?
- Есть инъекции, которые безопасны и возможности которых мы хорошо себе представляем. Но есть и такие, которые совершаются безрассудно. И в этом деле нужны очень строгие нормы.
- В Бразилии, где культ тела особенно высок, разрешено многое из того, что запрещено в Европе...
- В Бразилии все любят делать с размахом в плане пластической хирургии. Многие смелые новинки к нам приходят из этой страны, где пластическая хирургия прочно вошла в каждодневную жизнь. Насколько мне известно, бразильская женщина в течение своей жизни делает себе 5-6 подобных операций, что, к сожалению, порой имеет катастрофические последствия. К таким операциям надо подходить с южным латинским темпераментом, но держать их под строгим англосаксонским контролем. Наука должна превалировать над экзотикой, ибо скальпель может быть очень опасен.
- Есть ли какие-то мифические «золотые нити», которые якобы использовали многие звезды?
- «Золотые нити» использовались первоначально в Бразилии, затем во Франции и самолетами Аэрофлота добрались, видимо, до Москвы. Их вводили под кожу. С помощью этого метода хорошо зарабатывали и лаборатории, которые их изготавливали, и врачи, но они никакого влияния не оказывали на процесс старения лица. И от этого метода отказались. Напротив, недавно появилась новая техника по имени грузинского хирурга Сульманидзе, который предложил перед лифтингом ввести металлическую нить под кожу, которая удерживала бы массу лица. И сейчас во Франции мы изучаем эту методику... Напомню, что липосакция была изобретена французом и вначале считалась каким-то безумством в самой Франции, где никто никогда ей не пользовался. Затем о ней узнали американцы, стали ее применять, и она вернулась во Францию. И сейчас это едва ли не самая популярная операция - 300 тысяч в США и 150 тысяч - во Франции, больше чем аппендицитов.
- Что ни говори, это операция, и, стало быть, всегда есть риск...
- Как и в любом хирургическом вмешательстве, бывают и смертные случаи - из-за анестезии. Поэтому так важно иметь хорошо оборудованные центры, которые располагают реанимацией и компетентными анестезиологами.
- Предупреждаете ли вы о риске?
- Этого требует законодательство всех стран мира. Мы это называем взаимным согласием, ибо пациент должен располагать всей информацией до того, как примет решение. В противном случае вам грозит уголовная ответственность.
- На случай тяжбы у вас, разумеется, есть адвокаты?
- Во Франции врачи должны быть обязательно застрахованы на случай проблем. В случае неудачи хирург и пациент в подавляющем большинстве случаев договариваются полюбовно. Если в неудаче виновен хирург, то он, разумеется, повторную операцию делает бесплатно. Если лет 10 назад, когда по телевизору показывали передачу, посвященную неудачной пластической операции, наши кабинеты сразу пустели, то сейчас же, какие бы передачи ни шли - позитивные или негативные, - поток пациентов не убывает.
- Прежде чем идти к хирургу, надо ли проконсультироваться у терапевта?
- Нет. Я бы сказал, что терапевты - это наши самые большие хулители. И это вполне естественно. Они врачи. Зачем рисковать, говорят они, во имя эстетических соображений, когда люди и без того много болеют.
- В последнее время возникло много шума вокруг новейшего препарата под непроизносимым названием «дегидроэпиандростерон», которое известно во всем мире как DHEA. Он якобы омолаживает организм, обеспечивает счастливую старость, лишенную болезней и недугов...
- К сожалению, до сих пор медицинские исследования реально не доказали того, что этот препарат замедляет процесс старения. Я не хочу сказать, что он бесполезен, но как ученый хочу иметь доказательства того, что он имеет омолаживающий эффект. Пока таких чудесных препаратов не обнаружено, и единственный путь к омолаживанию - не знаю, на сколько еще лет - это пластическая операция.
Юрий КОВАЛЕНКО.