Загадочное исчезновение Барби

Америка
№247 (1391)

Более месяца в США разворачивается криминальная история, которая даст фору самому закрученному голливудскому триллеру. Из национальной тюремной системы «исчез» один из самых влиятельных и опасных преступников 21-го столетия - 49-летний Эдгар Вальдез-Виллареал (Edgar Valdez-Villareal). На протяжении долгих лет этот человек занимал должность ключевого хитмэна (наёмного убийцы) в мексиканском наркокартеле Sinaloa. Кроме того, он выполнял личные поручения небезызвестного «Эль Чапо», отбывающего пожизненное заключение в тюрьме Колорадо.

В 16-летнем возрасте Вальдез-Виллареал получил прозвище Барби (La Barbie). Тренер по американскому футболу как-то заметил, что у него голубые глаза и он сильно похож на Кена (бойфренд знаменитой игрушечной куклы Барби). Игроки по команде от души посмеялись над этой шуткой и стали называть Эдгара именно Барби, а не Кеном.

С тех пор прозвище Барби всячески обыгрывалось в преступлениях картеля. Например, после долгих пыток жертвам говорили, что экзекуция завершена и скоро они встретятся с «куколкой Барби». Потом в пыточную заходил Вальдез-Виллареал с бензопилой или мачете и резал всех на части.

В Sinaloa Барби имел репутацию абсолютного отморозка и безумца. Он всегда пребывал в великолепном настроении. Улыбка не сходила с его лица. Он любил обсуждать спортивные новости в самый неподходящий момент. Например, когда картель складывал отрезанные конечности в грузовик, чтобы потом бросить его посреди какого-нибудь оживлённого города для запугивания населения.

Морская пехота и полицейские поймали Барби в августе 2010 года и показала СМИ. Тогда госслужащие и журналисты так боялись хитмэна Sinaloa, что попросили не показывать даже их глаза в балаклавах (маски с прорезями). Каждый боялся мести со стороны наркокартеля.

Тогдашний президент (2006-2012) Фелипе Кальдерон назвал поимку Барби «беспрецедентной удачей», но отказался отправлять его в одну из самых страшных тюрем Мексики - Altiplano. В народе моментально поползли слухи о сговоре Кальдерона и Барби.

Последующие пять лет Вальдез-Виллареал провёл в сверхсекретной тюрьме в глубинке Мексики. Это учреждение не указано ни на одной карте и многие считают, что его вообще не существует. Якобы, на самом деле Барби проживал на военной базе, где имел полный доступ к спортивной и развлекательной инфраструктуре.

Управление по борьбе с наркотиками (DEA) запросило экстрадицию Барби в 2012 году. Американцев интересовала причастность хитмэна к ряду громких убийств, совершённых в конце 1990-х годов. Тогда Вальдез-Виллареал работал на картель Beltrán Leyva и уличную банду Los Negros. В запросе указывалось, что Эдгар причастен «по крайней мере к 150 инцидентам с пытками и убийствами людей, которые записывались на видеокамеру и рассылались вражеским картелям, полицейским и федеральным политикам Мексики с целью запугивания».

В 2015 году самолёт с Барби приземлился во Флориде, а спустя 7 месяцев местный суд приговорил его к 49 годам заключения без права на условно-досрочное освобождение. Так хитмэн оказался в тюрьме Coleman II.

Это учреждение известно тем, что сюда отправляют преступников, которые панически боятся мести со стороны бывших «коллег». Зэки сами соглашаются на проживание в карцере-одиночке (solitary confinement) без какого-либо контакта с окружающими.

Согласие Барби отправиться в Coleman II эксперты в криминальном мире расценили как сотрудничество со следствием. Скорее всего, он рассказал много интересного о деятельности Beltrán Leyva, Los Negros и Sinaloa.

Долгие 7 лет о Барби никто не вспоминал. Месяц назад группа кинематографистов-любителей, задумавших съёмки документального фильма о наркобизнесе, решила взять у Вальдез-Виллареала интервью. Как и полагается в таких случаях, они ввели имя и фамилию хитмэна в открытую базу данных Тюремного бюро (BOP).

Барби в базе не оказалось.

Сначала история о «побеге хитмэна» воспринималась в социальных сетях как шутка, однако потом Вальдез-Виллареала начали искать именитые журналисты и СМИ. Быстро выяснилось, что зэк… исчез.

Тюремного бюро не отвечало на запросы СМИ две недели, а потом выдало сухую стандартную отписку:

«Мы не предоставляем информации о заключённых, которые не находятся в нашей пенитенциарной системе».

Эта формулировка шокировала всех. Тюремщики, фактически, признали, что в федеральных тюрьмах Барби нет, а в тюрьмы штатные его не могли отправить по закону. Вальдез-Виллареал - слишком опасен, чтобы контактировать с другими зэками.

СМИ сделали более 600 запросов в федеральные агентства, а также в Конгресс и Белый дом. Часть уважаемых медийных ресурсов вообще отказались освещать «исчезновение» Барби.

Мексиканские журналисты обрушили на американских тюремщиков весь свой гнев. Тюремного бюро обвинили в продажности и сговоре с картелями. Несколько жёлтых СМИ раскрутили историю о шикарной вилле Вальдез-Виллареала на Гавайских островах, где он проводит дорогие вечеринки с кокаином и элитными проститутками.

Слухи об «исчезновении» Барби, в конечном счёте, дошли до президента Мексики Лопеса-Обрадора. Он вышел к журналистам и в состоянии глубокой озабоченности сказал:

«С господином Виллареалом происходит что-то очень странное. Мы хотим знать, где он находится. Этот человек официально осуждён на очень длительный срок. Насколько мне известно, никакого соглашения не было…».

Слово «соглашение» (agreement) из уст Лопеса-Обрадора ещё больше запутало ситуацию. Эксперты в криминальном мире предположили, что хитмэна, запытавшего и убившего минимум 150 человек, могли освободить по запросу FBI или DEA.

Подобные запросы, однако, никогда не скрываются от рядовых американцев. Более того, все именитые члены наркокартелей до недавнего времени получали поблажки исключительно в виде улучшения тюремных условий и доступа к некоторым товарам/услугам. Так, умерший в этом году в тюрьме Северной Каролины 83-летний Гилберто Орахуэла (основатель колумбийского картеля Cali) получал за сотрудничество с DEA кабельное телевидение и еженедельную коробку со сладостями. 

Скорее всего, общественность никогда так и не узнает о судьбе Барби. Тюремные законы США написаны так двусмысленно, что любой запрос в Тюремное бюро и другие федеральные агентства можно трактовать как «попытку незаконного вмешательства в жизнь заключённых».

Евгений Новицкий