ТИХОЕ ОЧАРОВАНИЕ ФРАНСУА БУШЕ

Этюды о прекрасном
№50 (398)

И не жалея ни о чем,
я в лес проник,
Где на мои слова
деревья походили...
Не будет больше звезд,
и вот в какой-то миг
Тоска о блеске их,
о призрачной их силе
Войдет в твою судьбу.
Гийом Аполлинер

Как только ни называли этого художника - волшебник Буше, летящий Буше, чарующий Буше... Эти или похожие слова мысленно произносим и мы, надолго останавливаясь у каждой дивной, поистине колдовской его картины, которая дарит лишь светлые чувства и будит лишь светлые воспоминания.
Поскольку увядшей
гирляндой цветов
Дни покидают нас,
Давайте поищем
без лишних слов
Венец, чей свет не угас.
Венец этот будет
как ореол
Преображенных дней,
Он символом будет,
который обрел
Сверканье былых
страстей...
Стихи великого Аполлинера, их ритмика, их озаренность удивительно созвучны живописной лирике Буше, так воздействующей на наше сердце, будто не пронеслись, не пробежали между нами долгие три столетия.
Именно этой знаменательной годовщине - трехсотлетию со дня рождения замечательного французского художника - и посвящена богатейшая, беспрецендентная по числу и ценности представленных работ выставка рисунков солнечного Буше в нью-йоркском музее Фрик-коллекшн.
Генри Клэй Фрик, чьим именем назван знаменитый этот музей, большую часть уникальнейшей экспозиции которого и составляет коллекция Фрика, живопись и графику Буше любил, ценил и собирал целенаправленно и кропотливо. Именно благодаря Фрику, тому, кого в Америке называют self made man, человек, сотворивший себя сам, крупнейшему промышленнику и финансисту, мультимиллионеру, но и искусствоведу и коллекционеру (тоже себя сотворившему), мы можем увидеть две тематические подборки живописных новелл Буше - «Искусства и науки» и прославленные «Времена года». Каждому полиптиху, т. е. серии картин, объединенных единой темой, отдано по маленькому залу.
Конечно же, дорогие читатели, вы уже побывали в музее-дворце Фрика, чья усадьба, построенная известнейшим американским архитектором Томасом Гастингсом в стиле европейских палаццо XVIII века, расположилась в Манхэттене на углу 5 авеню и 70 улицы, и убедились, что эта редкостная коллекция шедевров - в полной мере антология наиболее выдающихся произведений западного искусства от лет раннего Возрождения до XIX века. Бронза Ренессанса, лиможские эмали, севрский фарфор, мебель Ризенера, Буля, Лякруа, но главное - поразительная живопись. Беллини, Эль Греко, Гольбейн, Рембрандт (в том числе признанный лучшим автопортрет гениального мастера), Вермеер, Тициан, Веронезе, Веласкес, Ван Дейк, Констебль, Гейнсборо, Хальс, Коро, Гойя и .., и .., и милый сердцу Фрика Буше, несравненный Буше. Особое очарование придает полётным его картинам то, что находятся они в дивной красоты интерьере торжествующе прекрасного дворца, в сохранивших тепло, интимность и некую таинственность комнатах дома, в котором жила семья Фрика.
Вот и будуар его жены Аделаиды, единственной женщины, которую он любил со всей могучей страстью, на которую был способен недюжинный этот человек. Элегантный будуар называют комнатой Буше, потому что его стены украшают восемь бесценных декоративных панелей - аллегорических полотен великого француза.
Искусства и науки . Художник не только философски раскрыл суть каждого конкретного направления искусства и человеческих знаний, но и сумел показать сам процесс открытия и познаниятворчества, неостановимого в своем развитии, необходимого, трудного, но радостного и светлого. Для того, чтобы создать такие ясные, такие мудрые в своей простоте аллегории, чтобы найти такие точные символы, надо было обладать не только талантом живописца, но и обширными знаниями, живым и гибким умом. Подумайте, ведь Буше так легко, весело и образно, в стиле рококо, рассказал не только о музыке и поэзии, о живописи и скульптуре, о пении и танце, что каждый из нас по-своему все это может себе представить, но и об астрономии и гидравлике, комедии и трагедии, архитектуре и химии, земледелии и охоте... Немало сил приложил коллекционер, чтобы собрать рассеянные по миру картины и, воссоединив их, наконец, обрести весь великолепный ансамбль, украшавший за два века до того библиотеку мадам де Помпадур в ее дворце в Креси.
Маркиза де Помпадур, знаменитая фаворитка Людовика XV, обладала, по признанию современников, острым умом, тонким вкусом и отлично разбиралась в искусстве. Франсуа Буше был одним из любимых и почитаемых ею художников, которому она покровительствовала и многократно делала заказы, а в их числе - и тот декоративный ансамбль, о котором мы только что говорили, дополненный наддверными панелями и предназначенный быть своеобразным учебным пособием для детей маркизы. Конечно же, чисто прикладное значение этой серии картин отступило в тень по сравнению с их художжественными достоинствами.
Для мадам де Помпадур написал Буше и знаменитые свои «Времена года» - четыре полотна, украшавшие тогда, в XVIII веке, зал одной из резиденций маркизы, а теперь - западный вестибюль дворца-музея Фрика.
Ах, какая превосходная живопись! Аллегории? Да! Но еще и гимн женщине, ее красоте, ее нежности, ее бьющей через край сексуальности. Вот как в изумительном, психологически глубоком портрете Помпадур, олицетворяющей зиму с огромными, выразительными, жаркими очами. Кстати, если вы вспомните (а не вспомнить ее невозможно) «Незнакомку» Крамского и сравните с «Зимой» Буше, то наверняка уловите сходство. Но обратимся снова к Апполинеру:
Альбом старинный,
где немало
Портретов женщин
молодых;
И старое вино в бокалах,
И тонкий аромат от них...
Вот радости земные! Нет
Лишь той средь них,
что всех превыше:
Любовью этот мир
согрет,
Любовью он живет
и дышит!

Нужно вам сказать, что живопись Буше бескрайне эротична. «Страстей, обжигавших сильнее огня наших сердец гранит», в его сюжетах предостаточно. Естественно и в графике тоже, в рисунках, необычайно грациозных, поэтичных, поражающих легкостью и пластикой линии. На счету у Буше более 10 тысяч (!) рисунков: это и бесчисленные эскизы к картинам с бытовыми, но чаще мифологическими или аллегорическими сюжетами, к пасторальным сценкам, к картонам для шпалер (он был основным поставщиком картонов для мастерских Бувье и Гобелена), рисунки и эскизы моделей севрского фарфора, книжные иллюстрации и обложки, изящнейшие виньетки. Был он и превосходным гравером. Многообразию творчества, яркости индивидуальности Буше могли бы позавидовать многие именитые художники. Вождь французского классицизма, великий Жан Луи Давид, считавший Буше своим учителем, бросил как-то фразу: «Никто не может стать таким, как Буше». Таким оригинальным, самобытным, таким чарующим.
Художник и парижанин в третьем поколении, Буше был учеником блистательного Франсуа Лемуана, учителем своим почитал и Антуана Ватто, сотни рисунков которого он в юности копировал, привнося нечто свое, а позднее делал с них гравюры. Двадцатилетним получил престижнейшую премию «Приз Рима», а потом и работал в Вечном городе более трех лет, освоив технику итальянского барокко и погрузившись в глубины исторической живописи, мастером которой и профессором которой во французской академии художеств он стал. Ему было едва за тридцать. Ну, а потом... Потом были замечательные иллюстрации к книгам Мольера, роспись и отделка интерьеров парижских домов и дворцов, в том числе королевских, обретение собственной неповторимой манеры письма и всеевропейская слава.
Ему удавалось все: религиозные, мифологические, исторические, жанровые картины, пейзажи и чудесные портреты, особенно, женские, в чем убеждают нас мастерские рисунки, собранные сейчас в музее Фрик-коллекшн из музеев и частных коллекций многих стран - Англии, Канады, Швеции, Франции, Италии, Голландии, России, Австрии, Испании и, конечно же, Америки. Так что ощущаешь себя так, будто объездил полмира.
Словно звучит «Эолова арфа» и поют дивные эти рисунки - веселые, задумчивые, с грустинкой, но всегда полные очарования, скрытой, а подчас и нарочито демонстрируемой эротики, выполненные углем, сангиной, пером, красками. Аппетитная полнота и женственность, мощные бедра, выраженная талия, чуть выпуклый живот, полные живительного молока груди молодых женщин (никаких старух!); невероятно динамичные в неостановимом своем танце юные крестьянки, обольстительные черноволосые одалиски из Лувра, необыкновенно аристократичная пастушка с тонким умным лицом - снова покровительница Буше мадам де Помпадур: это эскиз к росписи стен «помпадуршиных спаленок», которые так возмущали Маяковского...
А Буше доказал и показал, что сексуальность и красота, сексуальность и молодость, сексуальность и жизнь неразделимы. И чего стоит жизнь без любви, влечения, притягательности, радости слияния, без нее, без женской сексуальности. И мужской, кстати, тоже.
Великолепные чувственные ню, виртуозно выписанные пейзажи - старая Франция, синеокая Италия, сангина, дивные, нежнейшие пастели. Вирсавия - наверное такой увидел ее царь Давид. Сципион Африканский, величественный и простой - рисунок кистью, принадлежавший польскому королю, любовнику Екатерины II Станиславу Понятовскому.
Буше воспевал не только героику, не только красоту милых женщин, но и мужскую тоже: Бахус юн, могуч и невероятно сексуален, как и «Речной бог», как Аполлон - не олимпиец, а простецкий парень, сильный, красивый и добрый. Интересно, что именно Буше был не только непревзойденным рисовальщиком, он первым подарил рисунку статус не вспомогательного, но самостоятельного произведения изобразительного искусства - чаровник Буше, великий Буше.
Доставьте удовольствие себе и своим друзьям, посетите музей Фрика, добраться до которого можно поездом метро 6 до остановки “68 Street”. Музей работает ежедневно с 10 до 6 (кроме понедельника), а в пятницу до 8:45. Бесплатных часов посещения, увы, нет.
Сутью своей живописи Буше считал ускользающее совершенство. Попытайтесь поймать его.


Комментарии (Всего: 1)

Это замечательная статья, она мне помогла в составлении реферата, за него мне поставили 10 баллов. БОЛЬШОЕ СПАСИБО! Создавайте больше таких замечательных статей.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *