24ЧАСА, ЧТОБЫ СТАТЬ СОЛДАТОМ

Лицом к лицу
№50 (450)

Говорят, что армия такова, каково общество. Армия США на сегодняшний день – самая мощная в мире, опережающая все другие страны мира и по уровню технической оснащенности, и по уровню подготовки военнослужащих. Что касается боевого духа, то именно патриотизм американских военных сыграл не последнюю роль в столь блистательно завершившихся афганской и иракской кампаниях... Я здесь говорю не о продолжающейся затяжной борьбе с партизанско-террористическим подпольем, а о быстром разгроме регулярных армий, численно в несколько раз превышавших американские войска. Тем более интересно понять, на каких принципах строится и как набирается профессиональная добровольческая армия страны, где отменен обязательный воинский призыв...
Выслушав рассказы ребят, послуживших в армии, и их родителей, перешерстив интернет и посмотрев энное количество фильмов, в том числе документальных, я пришел к довольно парадоксальному выводу, что наша американская армия – это, в сущности, бизнес.
Схема знакома каждому - сначала вас долго, упорно и с вдохновением уговаривают приобрести товар, расписывая его положительные качества. Затем, когда клиент, что называется, «созрел» и назад дороги ему уже нет, заходит речь о цене. Допустим, вы попались и купили то, что вам с таким энтузиазмом навязывали. Вы так и сяк вертите вашу новую игрушку, пытаетесь ее завести, но не получается. Странно! Тогда вы смотрите в инструкцию и узнаете, что, оказывается, ваше приобретение не работает при температуре выше 40 градусов по Фаренгейту. «Вам этого не сказали? А вы и не спрашивали! Да вы не волнуйтесь – просто надо еще докупить вентилятор, он стоит недорого... Опять же, на оба прибора существует пожизненная гарантия. Правда, только заводская – если что-то не в порядке, платить за ремонт и доставку придется вам... Да, и еще - возврат игрушки продавцу вашим контрактом не предусмотрен – как говорится, нельзя дважды войти в одну и ту же реку. Как это вы не знали? Надо было внимательно читать контракт!»
Но армия - это не просто бизнес, это multilevel-business - приобретя товар, вам нужно постараться перепродать его новичкам, хотя бы для того, чтобы как-то уравновесить собственные расходы. Любой человек, попавший в подобную систему, не в состоянии из нее выйти без потерь - если не подпишет хотя бы еще двух-трех человек «под себя». Между прочим, это правда - вы действительно можете получить прибыль. А если станете профессионалом в этом виде бизнеса, будете получать ее постоянно. Не исключено, что вы даже станете миллионером. Такие случаи известны – мы все читали про это в рекламных брошюрах...
Ну хорошо. Чем же тогда торгует наша армия? Принадлежностью к касте избранных, американским гражданством, возможностью получить бесплатное образование, хорошим пенсионным обеспечением, будущей профессией, а значит, и определенным уровнем благосостояния... Реестр довольно обширный – почти на любой вкус.
В таком случае, какова плата за эти ходовые товары? Жизнь? Нечасто, но бывает. Здоровье? Чаще, но совсем необязательно. Утрата идеалов? Рано или поздно это происходит с каждым идеалистом. Судьба? Что поделаешь, не надо быть падким на блестящее - не все то золото, что блестит...
Случаются, впрочем, и счастливые совпадения, когда записавшийся в армию молодой человек получает то, что хотел. Или его в конце концов убеждают, что хотел он именно то, что получил. На таких людях армия и держится.
Не правда ли, этот подход в корне отличается от наших представлений об армии, сформированных еще в бывшем Советском Союзе?

Несколько недель назад я оказался в одной компании с родителями девушки, ушедшей в армию.
– Завтра утром ее отправляют в Ирак, - с болью сказала мне мама Иланы Кланиной, транспортного координатора, Airborne E-3 private (рядовой воздушного десанта) армии США.
Илане было 18 лет, когда около 3 лет назад она приехала к маме и отчиму в Америку из Юрмалы. Училась в Бруклинской New Utrecht High School. Закончив ее, в сентябре 2003 поступила в Brooklyn College. Затем перевелась в JNG -изучать криминалистику. Но учиться там ей пока не пришлось – ушла в армию.
В России бы сказали – забрали. Про Америку так не скажешь. Армия здесь – дело добровольное... Что, впрочем, не мешает некоторому манипулированию этими самыми добрыми волями. При американской армии существует целый институт ловцов душ человеческих, и называют их – рекрутеры. Так вот, рекрутеры начали, как сказали бы Ильф и Петров, «охмурять» Илану, еще когда она училась в 11 классе, за год до окончания школы...
«Ваша девоЧка
теперь принадлежит нам»
Мама Иланы:
-Вначале, после нескольких контактов с рекрутами, она отказалась с ними дело иметь. Через полгода обработка возобновилась. Ее отлавливали прямо в школе. По всей видимости, после того как она однажды с ними поговорила и скептически к этому отнеслась, у них остались наш адрес, телефоны. Они умудрились ее отловить повторно. И там было интересное какое-то обещание, что, находясь внутри армии, можно учиться в коледже и, закончив служить, уже будешь иметь образование. А речи об Ираке тогда никакой вообще не было...
– Вам нечем было оплачивать ее образование?
– Как раз перед нами этот вопрос не стоял. У нее был «сколаршип», она хорошо училась... Нет, у нее была цель попасть в ЦРУ или ФБР. Илана очень любит эту страну, большой патриот Америки. И ее, по всей видимости, убедили, что миновать армию она в любом случае не сможет. Если бы мы тогда знали, что существует школа ФБР в Колорадо, мы бы просто поехали туда, девочка поступила бы туда, куда ей нужно.
-Сколько лет ей было, когда она подписала контракт?
-На контракте стоит дата -15 сентября 2003 года, а 5 сентября 2003 года ей исполнилось 20 лет.
-То есть, по американским меркам, вроде бы даже и несовершеннолетняя... Ваши подписи стоят в этом контракте?
-Нет. Более того, мы сразу попытались от него отказаться... звонили ее рекрутеру, сержанту Гариссону. Оказалось, что - нельзя. Он сказал: «Эта девочка больше не ваша, она принадлежит армии теперь».
Отец Иланы:
- Я читал этот контракт, он был заключен на 8 лет. Зачеркнул и написал - 4 года. Там, кстати, тоже ничего об Ираке не говорилось. Сержант сказал Илане, что три с половиной года она будет жить дома и служить в Форт-Гамильтон, просто на 3 месяца ее пошлют в «учебку» на «бейсик тренинг» в Форт- Джексон в Южной Каролине. До 4 марта она училась в колледже и сдавала тесты в Форт-Гамильтон. Периодически встречалась с рекрутерами, они были предельно вежливы, приезжали на машинах в форме прямо домой. Забирали ее, привозили, отвозили, контролировали – в определенные дни она должна была появляться там, звонили, интересовались, как чувствует себя, куда ходит» 4 марта ее увезли... После чего уже там ее начали уговаривать, убеждать, что неинтересно все время находиться рядом с родителями, нужно посмотреть и другие штаты. Предложили попробовать заниматься кое-чем другим. Теперь она находиться в Южной Каролине. Мы пытались как-то переговорить и что-то изменить – может быть, можно было ее как-то сюда ближе определить, почему в такую даль? Сейчас я понимаю – ее сразу отправили в 82-ю дивизию.
-А при чем здесь 82-я дивизия?
Мама Иланы:
– Когда она позвонила и сказала, что у нее незначительное повышение в звании и заработке, я ни о чем не догадалась. И тут позвонил наш приятель, который прочитал в Интернете, что вся 82-я дивизия отправлется в Ирак. Мы очень испугались тогда. Сэм тут же набрал телефон Гариссона, но тот сказал: «Успокойтесь. Ее не пошлют. Она слишком молода, ей нужен спешиал тренинг»...
– Вы считаете несправедливостью то, что вашу дочь посылают в Ирак?
– Я смогла бы это понять, если бы ее туда направили после того, как она, отслужив 4 года, стала профессиональным военным... Если бы через 4 года она мне сказала: «Мама, это моя жизнь, я хочу остаться в армии, это моя карьера, и я туда поеду...» - никаких разговоров! Я была бы «за» двумя руками. Но когда человека через полгода «учебки» посылают как пушечное мясо на войну, это полный абсурд. А ведь разговор с господином Гариссоном шел о том, что их посылают в такие места, как Ирак, только после того, как пройдет несколько лет, и человек созреет, для того чтобы принять это решение осознанно.
Отец Иланы:
– Впервые Ираком их начали пугать уже в начале обучения. Говорили, что если не будут подчиняться, поедут в Ирак... Сейчас Илана говорит: если кто-то хочет пойти в армию, пусть придет сначала ко мне – я скажу, какие бумаги подписывать, какие – нет.

Мама Иланы:
– То есть, она имеет в виду, что очень многих документов не подписывала бы или подписывала бы с условием, что то, что было обещано на словах, будет обязательно оговорено на бумаге...

Далее позвонила сама Илана. Переговорив с ней, ее мама передала мне трубку.
“Support and Stability”
after “Combat”...
– Не знаю, зачем нужен этот разговор... Мы с мамой уже говорили на эту тему. Дело в том, что когда подписываешься идти в армию, ты должен осознавать, что можешь попасть в любую горячую точку или начать воевать за эту страну... Правда, мой рекрутер говорил, что поскольку я женщина, я буду сидеть только в офисе и делать для компьютера работу. Поэтому никогда в Ираке, мне не нужно будет служить. Моя работа - только здесь.
– А вы с ним продолжаете общаться?
– Я знаю, что его в армии уже нет. Он отслужил 8 лет и уволился.
– Илана, как долго вы пробудете в Ираке?
– От 12 до 18 месяцев. Иногда бывает, что через пару месяцев возвращаются, а через полгода надо отправляться туда еще на 8 месяцев...
– Как вы попали в десант?
– Я в принципе не должна была быть в этой дивизии - не получила соответствующую квалификацию, чтобы прыгать с самолета, потому что перед этим сломала ногу.
– Как это вы умудрились?
– У меня была сломана ступня на одной ноге, а на другой оказались трещины. Наверно, я была просто слаба. Я нигде не спотыкалась, не подворачивала ног и ни обо что их не ударяла. У нас были марш-броски по 12 километров с тяжелыми мешками за плечами. И вот во время одного из них у меня начала болеть нога, я начала прихрамывать - но это уже было под конец «бейсик тренинг». Потом была школа, где тоже надо было выполнять разные физические упражнения. Но поскольку для меня было важно, чтобы мне когда-нибудь в будущем дали звание сержанта, я пошла к доктору, через две недели после того, как начались занятия в школе. Сдала свой последний экзамен и пошла к доктору. Там мне сообщили новость про мои ноги и послали домой на 30 дней. Бесплатная совершенно поездка, я дома дурака валяла. Гипс не носила, естественно, на костылях не ходила...
– Вы хотите сделать военную карьеру или у вас какие-то другие планы?
– Я об этом думала. В армию пошла, потому что хотела попасть в ЦРУ... Если ты от армии берешь все что ты можешь, и выходишь с самым высоким рангом, какой только можно получить за 4 года, это очень хорошо выглядит в резюме... плюс они очень любят солдат, потому что мы уже знаем, как стрелять, что делать в критических ситуациях... Тем более тех, кто был в Ираке...
– А что это за история с контрактом, который вначале вы подписали на 8 лет, а потом переиграли на 4 года?
– 4 года я нахожусь на duty station, где полностью идет армейская жизнь, а еще 4 года я у них в data base, это значит, что я нахожусь у них в программах, и если что-то случится, а им нужно срочно собирать людей, чтобы отправить опять куда-нибудь в Боснию, Кувейт и т.п., они всегда могут вызвать меня. Но эти 4 года я сижу дома... Очень много делается для того, чтобы я записалась еще на пару лет. За это дают бонус - 20000 долларов. Поскольку в каждого нового солдата вкладывают больше 50000 долларов, то они выигрывают на том, что я - профессионал в этом деле и уже знаю, что делать, и им не нужно рисковать, принимая нового солдата, который может и не пройти basic training.
– Я читал, что всем новичкам должны давать такой бонус. А вы разве его не получили?
– Нет. У меня такого бонуса не было, и многие солдаты его не получили. Только потому, что не знали, и никто им об этом не сказал. Еще очень важно, чтобы дети, которые хотят записаться в армию, знали, в какой компонент идут. В армии три компонента – national guard, active duty, reserve. Я нахожусь сейчас в active duty, где идет постоянная армейская жизнь. Между двумя остальными принципиальной разницы нет... Нам говорят, что если после AIT, после школы, где ты получаешь свою армейскую специальность, едешь домой, где можешь пойти в колледж, использовать свой GI билл, то именно тебя посылают в Ирак в первую очередь, раньше тех, кто на «инсталляции». Но это, по-моему, неправда, потому что мои друзья, которые были со мной в одной школе и поехали домой после ее окончания, до сих пор дома, а я на «инсталляцию» поехала в Северную Каролину - и вот уже уезжаю... Правда, не сразу в Ирак. У нас, по идее, должна быть «учебка»еще 60 дней в Кувейте, чтобы мы привыкли к климату, потренировались в стрельбе, подготовились к тому, как ездить в конвое, на машинах, проезжать через пустыню, как себя вести.
– Илана, а морально-то Вы готовы?
– Я, в принципе, себя нормально воспринимаю то, что мне надо туда ехать. Другое дело, что мне не объяснили, что, как и почему. Я могла просто спокойно после школы ехать домой и дома ждать этого вызова в Ирак.
– Обманули?
– Нет. Это, наверное, была моя вина, потому что я не спрашивала об этом. Но я считаю, если ты рекрутер, с самого начала должен все разъяснить. Мне, например, понадобилось всего 24 часа, чтобы стать солдатом. Я даже не спросила у родителей совета. Пришла к рекрутеру, потому что он мне просто позвонил. Они берут списки «джуниор»-классов в школах – это 11-й класс, год до окончания школы, приходят в школу, разговаривают. И меня они так же поймали. Я хорошо помнила этого рекрутера, потому что постоянно отказывалась, говорила, что не хочу ничего подписывать, тем более на всю жизнь. А он мне звонит и говорит: «Давайте просто поговорим. Приезжайте к нам сюда, в Бей Ридж, на 6-ю улицу, и я вам все расскажу. Вы ничего не должны подписывать, никаких обязательств». И я согласилась. Он мне сказал: «Ты станешь гражданином США». Что потом оказалось правдой. «Можешь использовать свой GI bill и поступить в хороший колледж». То есть, он рассказывал мне об интересных вещах, все красиво так... После этого, придя домой, собрала все документы. Сказала, в принципе, родителям, но не посвящала их во все детали. На следующий день поехала в Форт-Гамильтон и сдала армейский тест – это было 5 утра. Во второй половине дня прошла physical, где проверяют здоровье, кровь, мочу и все такое. Сразу же после этого, они отправили меня к «канселеру». Тот поинтересовался, хочу ли я остаться в Нью-Йорке, в Форт-Гамильтон или после тренинга поехать в другое место. Дальше – в зависимости от баллов, которые я получила за тесты, они смотрят, какую работу я могу выполнять... После разговора нас завели в комнату, где мы принесли присягу верно служить в US Forces... Вернулась я оттуда в 11 вечера... Но потом у меня было еще время и подумать, потому что, хотя я должна была отправиться на «бейсик тренинг» в декабре, уехала только в марте следующего года. И тогда мы с родителями поняли, что я, наверное, совершила ошибку.
– Вы как-то планируете, что будете делать дальше, после того, как отслужите в Ираке?
– Я думала об этом. У меня есть много идей. Хотела бы перейти на другую работу когда запишусь в армию еще на пару лет. Как мне говорили, после 3 лет можно подавать заявление еще на 2 или 4 года и в процессе этого поменять специализацию... Мне сейчас оформляют документы на гражданство, через 5 месяцев я должна его получить. Именно отсутствие гражданства помешало мне попасть на ту работу, ради которой я пошла в армию – в армейскую «интеллидженс». А после получения гражданства я это смогу сделать.
– Вас идеологически как-нибудь готовят к тому, что вы будете делать в Ираке? Какие-нибудь высокие слова о защите демократии...?
– Ну да, эти слова нам, конечно, говорят. Мы должны помочь стабилизировать обстановку, но это сложно сделать пока там идут бои.
– Рукопашному бою вас обучают?
– У нас было несколько уроков рукопашного боя, но, естественно, если мне будет противостоять человек, знающий карате, – я мертвец..., если моя винтовка не заряжена. Если я не решусь выстрелить, я тоже мертвец. Просто нужно молится Богу, чтобы хватило пуль. Я об этом много думала после истории с Джессикой. Я, в принципе, думала и о том, чтобы остаться в армии и пойти в инструкторы – именно потому, что видела, как кое-что в подготовке упускается. Но для этого нужно быть сержантом Е-6 и иметь хорошую физическую форму, я должна быть примером, знать много вещей, то есть надо идти в специальную школу для этого.
– А бывает, что люди сначала пошли в армию, прошли обучение, а потом выясняется, что это была ошибка?
– Редко. Но бывают такие случаи, когда солдаты уже на «инсталляции», уже прошли все эти тренинги, а все равно их ловят на том, что они курят травку, используют кокаин или напиваются и сбивают людей на дорогах и т.п. У нас 4 человек поймали перед отъездом в Ирак. Чтобы туда не ехать, они это специально сделали... Таких отчисляют из армии и полностью портят их records, то есть после этого ты никогда больше не найдешь работу, кроме как в Макдональдсе.
– Интересно, а почему вообще люди идут в армию? Для того чтобы избавиться от нищеты? Получить льготы? Выучиться в колледже?
– Да, поэтому тоже. Но в основном те, которых я здесь встречала, пошли в армию, потому что у них в семье такая традиция... А во-вторых, очень много патриотов. Очень многие просто рвутся в Ирак... Повлияло, конечно, 11 сентября. На меня тоже. Я была в школе и наблюдала, как самолет врезался во вторую башню... Влияет и телевидение, по которому показывают, как наших людей сначала сожгли, а потом над телами издевались. Эти кадры изменили многое в моих взглядах и взглядах моих друзей. Знаете, у меня было много знакомых мусульман, ведь я из Нью-Йорка. Они абсолютно нормальные люди. Когда показывают голодных детей в Ираке, у меня действительно сердце болит, и хотелось бы усыновить ребенка (были уже такие ситуации, когда солдаты забирали детей сюда). Но мои взгляды изменились, когда я увидела на Интернете то, что государство наше не желает своим гражданам показывать – как эти люди отрезают заложникам головы - полностью... Этот звук, когда они режут, а человек пытается еще дышать... То есть у этих людей нет никакого сердца....

Говорят, случайностей на свете не бывает. Поэтому, кому положено попасть в армию, тот наверно, туда и попадает. А каким образом это случилось и что сам новобранец думает по этому поводу, дядюшку Сэма не волнует. Все уже произошло, “you are in an army now”. И значит, просто try to be a good soldier and have a good luck... Удачи вам, солдат Илана Кланина!
Беседовал Леонид Зоншайн


Комментарии (Всего: 1)

Спасибо огромное хоть мне и одиннадцать я теперь лучший в класе

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *