ЧТО ДЕЛАТЬ?

Почта недели
№6 (459)

20 января, в день инаугурации Буша вице-президент Чейни дал интервью MSNBC, в котором сказал, что в случае, если дипломатические усилия или санкции ООН не заставят Иран отказаться от производства атомного оружия, Израиль может нанести удар по иранским атомным станциям. На первый взгляд, это заявление может быть воспринято как средство давления на Иран, чтобы он подчинился требованиям международного сообщества заморозить атомные программы. Однако в заявлении имеются настораживающие фразы, которые могут быть восприняты как провоцирование Израиля.[!]
Чейни сказал, что Израиль может нанести удар, даже если его об этом не попросят - “without being asking.” Не означает ли это, что администрация президента заранее хочет оградить себя от обвинений в соучастии. Осознавая провал своей политики в Ираке, Чейни не хочет лишних осложнений с исламским миром и не только с ним. Но кто поверит, что Шарон посмеет самолично, без консультации с Бушем и тем же Чейни, так поступить по отношению к Ирану? Ведь этот удар вполне вписывается в доктрину неоконсерваторов о праве США наносить упреждающие удары по странам, которые могут представлять опасность в будущем. Несмотря на то, что война с Ираком доказала полную несостоятельность этой доктрины, администрация Буша не отказалась от нее, но сейчас хочет, по-видимому, загрести жар руками Израиля.
О том, что заявление Чейни можно интерпретировать как провоцирование Израиля, подтверждают слова вице-президента о том, что после этого удара произойдет дипломатическая заваруха, “diplomatic mess”, о серьезном отношении к которой придется позаботиться всему миру. Полагаю, что этой фразой г.Чейни успокаивает Израиль: мол, ничего особенного не произойдет, а будет такая же шумиха, как после нанесения удара по иракскому ядерному реактору в 1982г. Но сейчас не 1982г., и Иран - не то же самое, чем был Ирак в 1982г. Поэтому, если бы Чейни был до конца честным и его бы действительно заботили интересы Израиля, он должен был бы сказать и о другом возможном сценарии. У Ирана имеются ракеты, которые могут накрыть объекты в Израиле вплоть до атомного реактора в Димоне, на юге, если Шарон поддастся провоцированию г.Чейни и нанесет удар по Ирану. Как отреагирует на ответные действия Шарон? Не устроит ли он атомную атаку на Иран, ведь терять уже будет нечего? И тогда весь мир поднимется не только против Израиля, но и против евреев диаспоры. А тут уже до второго Холокоста - рукой подать. Нельзя Израилю наносить удар по Ирану! Если действительно все дипломатические и иные средства давления будут исчерпаны и единственным останется нанесение удара по Ирану, то это должно быть сделано не Израилем, не США и даже не коалицией государств , а ООН с санкции Совета Безопасности.
Буш назвал Ирак, Иран и Северную Корею “осью зла.” Думаю, что список таких стран следует расширить. Как быть с Пакистаном, который продал секреты производства атомного оружия 20 странам, о чем поведал председатель Международного атомного агентства Барадей во время своего визита в Израиль в прошлом году. При этом существует реальная угроза захвата власти в Пакистане исламскими фундаменталистами, у которых в этой стране сильные позиции. И почему это вице–президента волнует только атомное оружие? Биологическое и химическое тоже очень опасно и его легче доставить в нужное место, чем атомное. А накоплено оно в мире в огромных количествах . Что делать, чтобы остановить производство оружия массового уничтожения (ОМУ) и как очистить от него планету? Пора, наконец, осознать, что само существование человечества, в опасности!
Что делать?
Нет единого рецепта.
Нет такой волшебной палочки, по мановению которой можно решить эти сложнейшие проблемы. Прежде всего необходимо, чтобы мировая общественность осознала, в каком ужасном положении сейчас находится мир, и чтобы политики всех стран поняли, что несут ответственность не только за судьбу своих стран, но и за судьбу всего человечества.
Пора понять, что все лица, занятые в изобретении и производстве ОМУ, являются преступниками, ибо они готовят массовые убийства.
Необходимы законы, на основании которых можно будет привлекать к уголовной ответственности ученых, политиков, генералов, руководителей фирм и производств, деятельность, которых связана с производством этого оружия.
Нужен также специальный международный трибунал с глобальной юрисдикцией для рассмотрения этих дел. Какие бы высокие фразы ни произносили политики с трибун, но когда они почувствуют реальную опасность быть привлеченными к уголовной ответственности, соображения об их личной безопасности окажутся сильнее желания завладеть ОМУ или сохранить его, если оно уже произведено.
Я знаю, что люди скептически относятся к международным законам и организациям. А как им иначе относиться, если США, Россия, Китай и вслед за ними еще десятки стран отказались признать юрисдикцию Международного уголовного суда (ICC), созданного в 1998г после десятилетней борьбы сотен национальных и международных организаций. Президент Буш, к примеру, не посмел бы выступить против ICC, если бы народ понял огромную важность этого суда и всю опасность положения, в котором страна и весь мир находятся сейчас.

Если бы избрание политика на должность зависела от степени его ответственности, мир находился бы в большей безопасности.
Я не претендую на всеобъемлющий ответ на вопрос “что делать”? Считаю, однако, что предлагаемая мной мера может внести существенный вклад в дело остановки процесса сползания человечества в пропасть самоуничтожения.
Хая Мусман