мандарины на снегу

Факты. События. Комментарии
№3 (561)

Почти шесть дней российские СМИ с негодованием оповещали весь мир, что единственная в зимнее время дорога из России в Закавказье заблокирована мандаринами из Грузии. Прилагательное «грузинские» звучало в сочетании с «грузовиками», «водителями» и «цитрусами», а между тем в почти 70 трайлерах, закупоривших Транскавказскую магистраль, не было ни одного грузина. Более того, абсолютное большинство людей, объявивших забастовку на заснеженной трассе, были гражданами самой России.
У миллионов читателей и телезрителей создалось впечатление, что Москва в очередной раз «дала прикурить зарвавшейся Грузии», представители которой захотели нажить незаконные барыши на территории «строгого, но справедливого» северного соседа.
Что же произошло на самом деле? Десятки людей, живущих в Южной Осетии, но, вопреки всем международным нормам, получивших российское гражданство, решили основательно подзаработать на мандаринах. Ведь в южные регионы России эти обязательные атрибуты новогоднего стола поступают только из Абхазии. Потому что Кремль не ограничивает столь милых его сердцу сепаратистов запретом на ввоз сельхозпродукции, которым Грузию наказывает уже целый год. Да и в самой Южной Осетии цитрусы не растут, так что бизнес представлялся очень выгодным. Поэтому предприимчивые осетины скупили в Аджарии и Западной Грузии мандарины, и фуры с золотистыми плодами потянулись в сторону Цхинвали. Но в столице самопровозглашенной республики их не приняли - зачем поддерживать цитрусоводство врагов-грузин? Трайлеры развернулись и отправились к границе с Россией.
На что надеялись их хозяева и водители? Скорее всего, на то, что представителям еще одной мятежной автономии, как и абхазам, разрешат поставки в Россию. Тем более что к ним присоединилось и немало жителей Северной Осетии, то есть россиян. И уж абсолютно точно надежды возлагались на «неподкупную» российскую таможню. Ни для кого не секрет, что за хорошую мзду через нее можно перевезти все, что угодно.
Осетинские перекупщики предстали перед таможенниками. Причем в таком количестве, что давать им «добро» уже никто не решился. Ведь огромная автоколонна на дорогах и переполненные мандаринами базары в России незамеченными не останутся. И никакая мзда не перевесит угрозу быть привлеченными к ответственности.
«Великое стояние» у таможенно-пропускного пункта проходило на особо опасном участке дороги, неподалеку от Чертова моста, названного так из-за частого схода снежных лавин. «Дальнобойщики» простояли более 20 дней. А власти Северной Осетии твердили: «Вот если бы мандарины произрастали в Южной Осетии, тогда другой вопрос. Но поскольку они выращены на западе Грузии, ввоз им заказан». И тонны мандаринов замерзли настолько, что некогда нежными плодами можно было забивать гвозди. Сложилась парадоксальная ситуация: если даже кто-то из водителей и хотел уехать обратно, то попросту не мог этого сделать. Чтобы развернуть большегрузную машину в гололед, на узкой горной дороге, надо было заехать на часть территории пропускного пункта, а это формально означает пересечение государственной границы. Но большинство бизнесменов-неудачников решили стоять до конца, заявляя, что иного выхода у них нет: чтобы купить злосчастные цитрусы, многие взяли банковские кредиты, заложив имущество, и отчаяние сделало их дерзкими. Когда российские власти объявили о силовой операции и к затору даже подошла бронетехника, сопровождавшие груз женщины легли на лед, под колеса своих грузовиков. И силовики отступили, заявив, что на краю глубокой пропасти насильственное разблокирование дороги небезопасно для жизни.
Забастовщики, осыпаемые руганью из десятков посторонних застрявших машин, грелись у костров, которые разжигали из ящиков от выброшенных в пропасть испорченных мандаринов. Но в конце концов были вынуждены разблокировать магистраль и вернуться в Цхинвали с 600 тоннами цитрусов, оставшимися из более чем тысячи тонн.
А во всем произошедшем ее власти обвинили, конечно же, Грузию, заявив, что «кризис был создан усилиями ее определенных спецслужб, чтобы дискредитировать Республику Южная Осетия и Россию перед мировым сообществом». И нужна, мол, такая дискредитация перед заседанием Европарламента, на котором будут обсуждаться российско-грузинские противоречия и куда Москва планирует пригласить представителей Южной Осетии и Абхазии. В ответ на это в Грузии заявили, что решение проблем трайлеров с мандаринами выходит за рамки возможностей ее официальной власти. «Перевозчики возлагают надежды на Россию, однако теперь они сами видят, с кем имеют дело», - пояснил министр экономического развития Георгий Арвеладзе. А в Цхинвали продолжают обвинять не только тбилисские власти, но и альтернативное правительство Южной Осетии. С недавних пор в Грузии есть и такой орган, вызывающий немало кривотолков.
Дело в том, что после многолетнего безрезультатного противостояния с взбунтовавшейся автономией в Тбилиси решили воспользоваться давним мировым опытом, и поддержали южных осетин, не согласных с нынешним цхинвальским режимом. В ноябре этот режим вновь возглавил Эдуард Кокойты, а вскоре после того, как он был избран, в не подконтрольных Цхинвали грузинских селах (в них проживают 14 тысяч из 70-тысячного населения автономии) провели альтернативные выборы президента Южной Осетии и референдум, признавший, что с Грузией надо заключить федеральный договор. Победил на выборах бывший министр обороны, бывший премьер-министр цхинвальского правительства и, что самое интересное, гражданин России Дмитрий Санакоев, оставивший прежние высокие должности из-за серьезных разногласий с Кокойты. Теперь он сформировал собственное правительство, разместившееся в грузинском селе Курта, и принес присягу на осетинской Конституции, призвав Тбилиси, признавший его легитимность, начать переговоры по определению правового статуса Южной Осетии в составе грузинского государства. В Цхинвали называют эти выборы фарсом, а Санакоева с соратниками - «власовцами». А теперь еще и утверждают, что именно они виноваты в организации «мандариновой» забастовки. Потому что якобы распустили слухи о том, что вопросы с российской таможней негласно улажены, помогли закупить цитрусы и организовали их беспрепятственный провоз на контролируемом грузинами участке Транскама, получив с каждого грузовика по $1000. Санакоев, естественно, все отрицает. Но именно он заявил, что скупит по оптовым ценам все оставшиеся после забастовки мандарины. И это еще больше накалило и без того непростую обстановку в регионе.
А пока кипели все эти страсти, связанные с главной автомобильной дорогой в Россию, жителей Грузии всколыхнула надежда на то, что вновь заработает другой путь - воздушный, закрытый Москвой с сентября прошлого года. Несколько дней вся страна судачила о том, что две крупнейшие российские авиакомпании «Аэрофлот» и «Сибирь» подали ежегодные заявки на полеты в Грузию. Но оказалось, что это сделано для проформы, на всякий случай. А случай этот, судя по всему, представится еще не скоро. Министр транспорта РФ Игорь Левитин прямо заявил, что пока не планируется возобновление какого-либо транспортного сообщения с Грузией. Так что закавказское государство по-прежнему не имеет в Россию ни морского, ни воздушного, ни железнодорожного путей. Да и автомобильный путь после всего, происшедшего с мандаринами, будет ох каким нелегким.
Владимир Головин