Громкое дело

Хронограф
№24 (320)

В 1942 году 16-летний комсомолец Семен Хейфец ушел добровольцем на фронт. И сразу же попал под Сталинград. Был командиром экипажа танка в Таманской дивизии. За боевые заслуги награжден орденом Отечественной войны и медалями. После войны трижды участвовал в военных парадах на Красной площади. Окончил заочно Всесоюзный юридический институте.. В адвокатуре - с 1957 года. Награжден золотой медалью имени Федора Плевако. [!]

“В 1970 году спецслужбами Ленинграда был задержан, арестован и предан суду доктор наук Револьт Иванович Пименов. Ему вменяли в вину статью 190 со значком 1 - распространение измышлений, порочащих советский государственный строй. Один из основных пунктов обвинения: Пименов перевел с чешского языка известный манифест «бархатной революции» «2000 слов», опубликованный в августе 1968 года в чехословацких газетах, и дал его прочесть многим коллегам по институту.
Защита Пименова была поручена мне, а вел это дело старший следователь горпрокуратуры, ныне покойный Г.М. Поруков. Еще в стадии предварительного следствия я просил горпрокуратуру затребовать у Министерства связи СССР сведения о том, выдавалась ли газета чехословацкого ЦК «Руде право» подписчикам. Я ссылался на то, что абсурдно обвинять моего подзащитного в распространении текста, тысячи экземпляров которого почтальоны разнесли по квартирам подписчиков в сотнях городов страны.
Член парткомиссии, бывший чекист, задавал мне в различных вариантах один и тот же вопрос :
- Способствует ли ваше ходатайство победе коммунизма во всем мире?
Я пытался объяснить, что Уголовно-процессуальный кодекс возлагает на защитника обязанность оказать обвиняемому правовую помощь и сделать все для того, чтобы смягчить его вину... Но бывший чекист стучал кулаком по столу и кричал:
- Не занимайтесь демагогией, Хейфец! Вы прямо отвечайте, способствует ли ваше ходатайство победе коммунизма?! Других задач у вас быть не может!
Так продолжалось неделями. Я ходил в Смольный к девяти утра как на работу. За это время следствие по делу Револьта Пименова было закончено и передано для рассмотрения в Калужский областной суд. Задача моя осложнялась тем, что Р.Пименов был своего рода “рецидивистом”.
Первый раз он был осужден за то, что принял весьма активное участие в обсуждении на филфаке ЛГУ книги Дудинцева «Не хлебом единым». Юный Револьт на примере этой книги страстно и убедительно призывал коллег бороться с тоталитаризмом. Это-то его выступление было признано (как и выступление трех его друзей) антисоветским. Первый приговор суда - 7 лет тюремного заключения - был отменен из-за ... мягкости наказания, и при новом рассмотрении судьи добавили еще 3 года...
Из характеристики на Р. И. Пименова.
«Револьт Иванович Пименов родился в 1931 году, русский, беспартийный, доктор физико-математических наук, работает в ордена Ленина математическом институте им. Стеклова АН СССР. Р. И. Пименов закончил ЛГУ в 1954 году. В 1957 году был осужден на 10 лет по ст. 58 УК. В период отбывания наказания занимался научной работой, в связи с чем Верховный Совет РСФСР удовлетворил в 1963 году ходатайство его матери и президента АН СССР академика М. В. Келдыша и Пименов был освобожден. В 1969 году Пименов успешно защитил докторскую диссертацию. Первый цикл его теоретических работ (1964-1966 годы) содержал единое аксиоматическое построение неевклидовой геометрии).
Следующий этап работ Р.И.Пименова (1966-1970 годы) - разработка пространства кинематического типа (математическая теория пространства-времени). Этой своей работой Пименов вновь обеспечил приоритет советской науки, опередив, в частности, исследования известного американского ученого Г. Буземана. Р. И. Пименов является редактором международного реферативного математического журнала, издающегося в США. Блестяще владеет 12 языками, участвовал и выступал на 13 научных съездах. По характеру общителен, активен.
Спасло Пименова то, что во время суда я ходатайствовал о допросе некоего Орлова, накануне суда посетившего Публичную библиотеку им. В. И. Ленина. Орлов в обычном читальном зале, а не в спецхране получил для работы «Руде право» за 28 августа 1968 года, где был опубликован манифест «2000 слов». Предусмотрительно Орлов (по моему совету), запасся справкой о том, кто, где и для чего выдал ему этот номер газеты.
Небольшое отступление. За несколько дней до ареста Пименов был приглашен в Смольный для беседы с секретарем по идеологии Ленинградского горкома КПСС В.А. Медведевым.
Вот некоторые фрагменты этой «душещипательной» беседы, запись которой сделал Револьт Пименов сразу же после возвращения из “штаба революции».
-Вы, Револьт Иванович, я слышал, недавно докторскую защитили?
-Да, в ноябре.
-Над какими вопросами работаете?
-Теория пространства времени, бескоординатные методы.
-А кто еще у нас работает в этой области?
-Да практически никто. За границей - профессор Буземан.
-Вы нехорошо себя ведете.
Молчание.
-У вас изъята целая коллекция антисоветской литературы.
- Там не было ни одной строчки, где содержались бы призывы к свержению, ослаблению или подрыву советской власти.
-Почему вы не занимаетесь одной только наукой? Там у вас все хорошо так получается...Если бы мы могли рассечь вас надвое и сохранить вашу научную половину, уничтожив общественную, мы бы давно это сделали...
- Возможно, я ошибаюсь, но действую ради интересов государства.
- Так точно и белогвардейцы говорили! Кронштадтские мятежники тоже уверяли, что они за Советскую власть. Интересами государства прикрываются все! Кто сейчас осмелится сказать, что он против Советской власти?! Но мы никому не позволим нам вредить! Вы это имейте в виду и энергичнее пересматривайте свое мировоззрение! Советую вам глубоко продумать свое поведение.
Видимо, для того чтобы Пименов не отвлекался от ”глубокого продумывания» своего поведения, через три дня после беседы с Медведевым его арестовали и заточили в одиночку...
Итак, идет суд над Пименовым. Аудитория в зале суда - чекисты, работники Калужского обкома партии, облисполкома, все проходят по пропускам. Ни одного свободного места. И тем не менее, в этом зале присутствовал гражданин, который проходил на судебные заседания по личному разрешению председательствующего. Этим человеком был академик Андрей Дмитриевич Сахаров. Все три дня процесса он морально поддерживал своего коллегу.
Последний день суда. Прокурор просит лишить Р. И. Пименова свободы на 3 года. Защита просит об оправдании. Но уж если что-то повлияло на приговор, так это последнее слово подсудимого. Револьт Иванович говорил почти 4 часа, ни разу не повторился, не отвлекся и не дал судье повод прервать его.
Вот некоторые выдержки из речи Револьта Пименова:
- А теперь, уважаемые судьи, несколько соображений о предстоящем приговоре. Я допускаю, что буду оправдан. Для Пименова-гражданина это колоссальная награда - вера в торжество правосудия. Для Пименова-ученого - награда тем более, он снова сядет за стол и будет заниматься любимым делом - наукой.
Впрочем, я понимаю, что может быть и другой приговор: меня признают виновным и дадут символическую меру наказания, которая тем не менее растопчет мое представление о правосудии, о правде, но все-таки даст возможность сесть к столу и работать. Ученый Пименов, наверное, будет доволен, а гражданин Пименов будет растоптан, потому что вера его погибает...
Приговор с нетерпением ждут не только эти сидящие в зале товарищи со спецпропусками. Припав к радиоприемникам, там, за океаном, на американском континенте мои коллеги-ученые ждут сообщений из Калуги. Каким будет приговор по делу профессора Пименова, что с ним сделает советский суд? Большинство из них народ порядочный и объективный, и, конечно, они будут рады, если меня оправдают...
Но есть один человек. Это профессор Буземан, глава американского математического института. На последнем конгрессе в Милане он с трибуны заявил, кто такой Револьт Пименов для мировой науки, он признал публично, что мистер Пименов и его коллеги опередили американскую науку как минимум на год. И господин Буземан понимает, что в чистом научном споре догнать Россию и исследования Пименова уже невозможно. У Буземана вся надежда на вас, граждане судьи. Так помогите американской науке! Сделайте что-нибудь, чтобы они, наконец, вырвались вперед! Спрячьте в тюрьму Пименова, лишите его свободы творчества. Америка ждет от вас этого. Помогите ей!
Кроме того, я «по горячим следам» представил суду сразу шесть отзывов академиков о Пименове, еще пахнувший типографской краской журнал ЦК КПСС «Вопросы философии», где о моем подзащитном была напечатана положительная статья. Положил я на стол судей и проспект Миланского математического конгресса, в котором был опубликован отзыв профессора Буземана о Револьте Ивановиче. И суду стало страшно...
Приговор явно не встретил одобрения у зрителей со спецпропусками. Тем не менее Р. И. Пименова приговорили к четырем годам ссылки, определив ему место в Сыктывкаре, в Коми АССР. Учитывая, что день лишения свободы приравнивается к трем дням ссылки, то Пименову, отсидевшему до суда более года, предстояло пробыть в ссылке 13 месяцев.