сага об удивительном Человеке

История далекая и близкая
№3 (561)

Знаком спасения для тысяч людей стала история Вэрьена Фрая и Комитета немедленного спасения.
Вэрьен Фрай был первым журналистом (и журналистом блистательным), который добыл и опубликовал еще до начала Второй мировой войны документальные доказательства – фотографии, секретные приказы СС, письма из концлагерей – о преступлениях фашистов, о начавшемся геноциде еврейского народа. «Я знал по собственному опыту, - писал он, - что могут значить призывы Гитлера. В 1935 г. В Германии я был свидетелем страшных еврейских погромов и репрессий. И решил бороться, сколько было в моих силах, за спасение жертв этих репрессий».
Человек высочайшего гражданского мужества, Фрай сразу и безоговорочно занял жесткую позицию врага фашизма. Его репортажи печатали газеты всего мира, но ограничиться только журналистской деятельностью он не мог. Вместе с известным австрийским психологом Карлом Франи и журналистом Реймондом Грэмом Свингом создал в Америке Комитет немедленного спасения, задачей которого поначалу была помощь толпам беженцев, в основном, евреев из Германии, Польши, Чехословакии, Венгрии, а потом – из Франции, Греции, Испании, Италии. Всюду, куда ступала нога фашиста, начиналось тотальное уничтожение евреев – всех, от мала до велика. «Мы не покинем их в беде. Никогда», - таков был девиз Комитета. Сотни добровольцев. Американцы и эмигранты бескорыстно служили делу спасения евреев. «Их гуманистическая деятельность имела и огромное политическое значение», - писала «Нью-Йорк таймс».
Как только узнали о лагерях смерти во Франции, в Комитете поняли: без промедления нужно спасать те тысячи французских и бежавших из Германии евреев, которым удалось скрыться (хотя любое пристанище было крайне ненадежно). Тут же были созданы бригады бойцов, разработаны маршруты (их было три). С величайшими трудностями обеспечили относительную безопасность движения групп беженцев по Франции, по горным тропам Пиренеев, через границу, а потом по Португалии. И еще нужно было иметь надежных людей в портах Марселя и Лиссабона, на кораблях, чтобы незаметно, под покровом ночи, посадить изнемогающих от усталости беглецов на пароходы, помочь перенести многодневное путешествие в корабельных трюмах через океан к спасительным берегам Аргентины, Бразилии, Уругвая, Мексики, Кубы, но главное – Америки, где ждала их помощь Комитета.
Кто организовал и состыковал этапы сложнейшей и опаснейшей работы бригад проводников во Франции? – Фрай. Кто, рискуя жизнью, возглавлял эти бригады, координируя их действия? – Фрай. Кто лично проходил и проверял каждый маршрут, каждый узел пути, а зачастую и выводил целые группы беженцев? – снова Фрай. Чьи статьи в американской и мировой прессе стали пламенными воззваниями к сотням людей, которые становились помощниками Комитета и обеспечивали его деньгами? – Это были статьи, информации, фотоматериалы Вэрьена Фрая.
Вот почему нынче, в год сорокалетия его смерти, ведущие культурные и научные учреждения страны посвящают ему обширные экспозиции. Фрай - кавалер Ордена Почетного легиона. Его чествовали как героя, сохранившего жизнь тысячам евреев, в Яд Вашем в Израиле, где он причислен к лику Праведников, а в его родной Америке – к числу людей, представляющих собой гордость нации.
Наиболее полными собраниями фото-, видео- и аудиоматериалов, магнитофонных записей рассказов живущих ныне членов Комитета, бойцов бригад Фрая, спасенных им людей, сохранившихся вещей, оружия, книг обладают вашингтонский Музей Холокоста и нью-йоркский Еврейский музей. Очень важно, чтобы люди могли узнать о героической жизни Фрая и его сподвижников о том, понять, каким был этот умный, добрый и мужественный человек. Ему не было и тридцати, когда он включился в рискованную работу разведчика и репортера, славшего разоблачительные репортажи из гитлеровского логова, когда возглавил Комитет спасения, когда в оккупированной фашистами Франции создавал сеть подпольных групп - знаменитую «цепочку Фрая», ставшую для огромного числа людей единственной и реальной надеждой на спасение.
Уже после войны Фрай решил поведать людям о Комитет и о тех, кто, не щадя жизни, работал с ним. «Если я не скажу сегодня, то не скажу никогда. То, что происходит в мире, не разрешает мне забыть». И он написал книгу, записал свои захватывающие рассказы на диски, позже – на кассеты.
Сохранилось множество снимков: улица Нью-Йорка, запруженная народом; близ отеля «Коммодор», где нашел пристанище Комитет; квартира Фрая, тоже практически ставшая рабочим местом Комитета; сам вездесущий Вэрьен, энергичный, деятельный, душа и мозг всего дела. Как приметы времени – старенький «Ундервуд», на котором печатались воззвания Комитета, списки нуждающихся в помощи беженцев, реестры пожертвований; ручки с проржавевшими перьями, пузырьки с высохшими чернилами, очки Вэрьена. И его живой голос, суховатый, невыразительный интонационно, но хватающий за душу.
Лица. Какие лица! Одухотворенные, у комитетчиков, у спасателей, у спасенных. И страшные, злодейские, тупые, ухмыляющиеся физиономии гитлеровцев, их вишистских и франкистских пособников. Однажды полиция Виши схватила Фрая, но ему удалось бежать. Он был даровитым подпольщиком, умным, хитрым, дерзким, артистичным, с редкостным талантом притягивать к себе людей, вызывать их безусловное доверие. Прекрасный фоторепортер. Его снимки узников концлагерей, фашистских зверств, дорог с бесконечной лентой убегающих женщин, стариков, детей. Ставшая знаменитой фотокомпозиция «Знаешь ли ты евреев», которая обошла газеты всего мира (кроме одной страны, разумеется), способствовали сплочению антифашистских сил, вызволению тысяч обреченных из концлагерей, помогли сражающейся Красной армии и открытию второго фронта, для чего Фрай и Комитет делали все возможное и невозможное.
В музеях рядом с фотодокументами выставлены и сделанные в опаснейшей обстановке зарисовки больших художников: Макса Эрнста, Билла (Вилли) Фрайера, Ортего, Андрэ Масона, Ойгена Спиро. На полях газеты - рисунок Марка Шагала. Все они уходили от фашистов по «цепочке Фрая» так же, как Лион Фейхтвангер, Ханна Арендт, Жак Липшиц, Анна Зегерс и другие. Многие из них стали сотрудникам и спонсорами Комитета, давая шанс на спасение следующим тысячам беглецов. Мир духовно обогатили написанные спасенными книги – Фейхтвангера, Франца Верфеля, Генриха Манна, бестселлеры «Тысячи должны пасть» Ганса Габе и «Фюрер» Конрада Хайдена. Гениальное полотно Шагала «Три свечи» было созданно в 1939 г., сразу же после приезда в Америку, под впечатлением от пережитого. Тогда же появились потрясающая скульптура Липшица «Похищение Европы – 2», интереснейшая графика Отто Фрейндлиха, художника и актера, объявленного Геббельсом «врагом нации» (кстати, он брат Бруно Фрейндлиха, известного ленинградского артиста, и дядя Алисы Фрейндлих).
Подарок Фраю – групповой фотопортрет 1942 г. С автографами - спасенные Фраем помощники Комитета: Осип Цадкин, Марк Шагал, Фернан Леже, Андрэ Бретон, Пьет Мондриан, Жак Липшиц, Павел Целищев. Язвительный Сальвадор Дали, взглянув позднее на это фото, заметил: «Никогда не видел такого количества гениев на квадратный метр». Их спас Вэрьен Фрай.


Комментарии (Всего: 2)

Neplohaja statja.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Oчень хорошая статья.Очень советую автору переслать ее в музей ЯД -В-ШЕМ в Иерусалиме.С уважением.Лев.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *