непотопляемый

Факты. События. Комментарии
№6 (564)

Человек, на которого было заведено 5 уголовных дел, 5 последних лет являлся членом Комитета по правовым и судебным вопросам(?) Совета Федерации России. Проще говоря, сенатором, смотрящим за соблюдением законов в стране.
Сейчас на него завели шестое уголовное дело. Точнее, решили возобновить одно из старых. В это время он находился в Америке. И срочно прилетел в Россию, выступил на Совете Федерации, выразил благодарность тем, кто «рискнул» поздравить его с днём рождения. Судя по поведению, он или кристально чист, или ничего не боится и уверен, что дело прикроют так же, как и предыдущие.
Это – Андрей Петрович Вавилов, одна из самых заметных личностей бурных 90-х годов России. Бурных в самых разных и сложных смыслах этого слова, если не сказать – в коррупционно-криминальных смыслах. Но судом не доказанных. Или - не доведённых до суда.
То, что он сенатор от Пензенской области, не более чем сегодняшняя реальность. Скучная, особо никого не интересующая.
А десять - пятнадцать лет назад имя Вавилова не сходило с уст в правительственно-политических кругах. Хотя самая высокая должность, которую он занимал - первый заместитель министра финансов. Но такой заместитель, который пересидел с 1992 по 1997 год нескольких министров. Еще задолго до приближения к Ельцину он был заметной фигурой в команде Гайдара. А весной 1996-го стал начальником финансов в предвыборном штабе Ельцина - и этим всё сказано. Тогда рейтинг Бориса Николаевича не превышал, кажется, 4 - 7 процентов. Шансов на переизбрание вроде бы никаких. Срочно образовался общественный комитет в его поддержку, состоящий из семи олигархов – Березовского, Ходорковского, Фридмана, Гусинского, Потанина, Смоленского, Виноградова, тотчас названный Семибанкирщиной по аналогии с Семибоярщиной Смутных времен. Какие деньги были брошены в кампанию – трудно представить. Финансовым координатором проекта был Вавилов.
О его неколебимых позициях ярче всего говорит тот факт, что в сентябре 1998-го (после сокрушительного дефолта!) кандидатура Вавилова рассматривалась на пост министра финансов РФ.
К тому времени его имя упоминалось в скандалах:
- с приказом Минфина об освобождении «Газпрома» от налогов на 1 триллион 361 миллиард рублей;
- с поставками украинских стройматериалов, которые так и не были получены, а 450 миллионов долларов из бюджета ушли;
- с агентством по ипотечно-жилищному кредитованию, которому Минфин передал 80 миллиардов рублей;
- с долгами Ирака и Ливии на 8 миллиардов долларов;
- с хищением 231 миллиона долларов, выделенных на производство истребителей «МиГ-29» для Индии.
Человек, который находился в самой гуще темной круговерти с государственными векселями, казначейскими обязательствами, пропажей облигаций внутреннего валютного займа, который замешан в стольких скандалах, предлагался министром финансов после дефолта! Это было бы чересчур даже для тех времен. Так или иначе, но назначение Вавилова не состоялось.
Кстати сказать, Вавилов ведь не дожил в правительстве до дефолта. За полтора года до крушения он благополучно сошел с трапа безумного корабля на другой финансовый берег. Крутился в высоких сферах различных банковских структур, а когда к 2000 году всё утряслось, уже при власти Путина, получил компанию «Северная нефть». Как орден за заслуги.
И вот здесь начинается дело Ходорковского. Опять.
В 2000 году «Северная нефть» Вавилова оценивалась примерно в 150 - 200 миллионов долларов. Каким-то образом капитализация ее за два года выросла в три раза. И она была куплена государственной «Роснефтью» в 2003 году уже за 600 миллионов долларов. Операцию провели так, что от нее остался в стороне даже тогдашний премьер-министр Касьянов: «Эта сделка была произведена в неком тумане, это было в тумане... абсолютно... тогда казалось, что такого уже не должно быть, таких полутёмных дел».
Учтём, те 600 миллионов – наши, государственные, из бюджета. Не частные фирмы, а мы с вами переплатили Вавилову три-четыре сотни миллионов. Почему? С какой стати? Нет ли здесь коррупции в высших эшелонах чиновничества?
Эти неосторожные вопросы о «коррупционной составляющей» и задал Михаил Ходорковский президенту Владимиру Путину на памятной встрече бизнесменов с главой государства в 2003 году. Реакция президента поразила тогда всех присутствующих грубостью и резкостью.
Дальнейшее знают все. В октябре 2003 года Ходорковский был арестован.
Но ведь Вавилова вновь привлекают к следствию не за сделку с «Северной нефтью»? Конечно, нет. Это было бы слишком. Речь идет о «МиГах» для Индии.
В 1997 году Индия будто бы выразила желание купить у нас большую партию истребителей. Фирма «МиГ» (тогда она называлась МАПО) обратилась в Минфин с просьбой об авансе. И хотя контракт ещё не был подписан, им дали на производство 231 миллион долларов.
Контракт так и не был подписан. А 231 миллион, утверждали в прокуратуре, растворился в облигациях, которыми владели по очереди «Уникомбанк», «Московский инновационный банк», «Кредитный союз», никому не известная компания «Бент», после которой все следы теряются. Тогда, в 1997-м, несколько человек арестовали. Потом дело прикрыли и всех отпустили. В 2006-м возобновили, арестовали главу «МиГа», а нынче, в 2007-м, добираются до Вавилова.
Многие, причастные к высшим чиновно-финансово-бизнесменским кругам и делам тех лет и нынешних, встревожились. Человека такого ранга у нас ещё не судили. Имеется в виду не должность замминистра, а реальный вес. Тут принцип домино. Урони одну фишку – по цепи полягут все. Самый громкий последний пример – Алексей Френкель. Вроде невелика фигура – глава мелкого банка. Но он был в системе, знал очень много. На днях вышло его второе письмо, в котором он называет конкретные имена чиновников Центробанка, раскрывает схему и объемы взяток в сотнях миллионов долларов.
Какие имена и какие схемы вскроются, если начнут раскручивать все дела Вавилова?
Не менее опасное препятствие – Ходорковский. За что бы ни судили Вавилова - хоть за кражу коробки скрепок, всё равно все вспомнят продажу «Северной нефти», замечание Ходорковского, реакцию президента, арест и суд над Ходорковским. НА ВЛАСТЬ ПАДАЕТ ТЕНЬ. И с этим ничего не поделаешь.
Потому реальные судебные перспективы вызывают некоторые сомнения. Очень уж времени мало. Пока Совет Федерации рассмотрит вопрос о лишении сенаторской неприкосновенности, пока то да сё – в апреле истечёт десятилетний срок давности по делу «МиГов». И ничего тут не скажешь. Очень хотели, старались – но не успели.
И опять не вяжется. Зачем тогда начинали? Только внимание привлекли. Не трогали б – никто и не вспомнил.
Аналитики объясняют возобновление дела Вавилова борьбой высших кремлевских группировок: мол, сам по себе он никому не нужен – но его используют, чтобы ударить по другим.
Москва