Талли Филмус из города Большого Яблока

Этюды о прекрасном
№7 (565)

Передо мной удивительная по настроению и технике исполнения картина. «Дом и повозка» - резкий ветер гонит мокрый снег, пронизывая вас насквозь, не дает вздохнуть. Старая лошадь тщетно пытается сдвинуть тяжело груженную повозку с отлетевшим колесом. Сквозь липкий туман видна серая громада здания со слепыми окнами, но даже оно отгорожено глухим забором. Тоска. Тоска и безнадежность. Это Талли Филмус.
Его полотно, отличающееся статичностью форм, насыщенной тональностью колорита, в какой-то степени созвучно живописи Теодора Робинсона, одного из лучших представителей американского импрессионизма. Но насколько выразительней, точней, жизненней показан городской пейзаж Филмусом, продолжившим традиции американского реализма - ветви реалистической живописи, принявшей и впитавшей веяния импрессионизма, ставшей от этого слияния выразительней и человечней и получившей имя «нового реализма».
Картину, поразившую меня, я увидела в Уитни-музее современного американского искусства. А другой шедевр Талли Филмуса «Сохранение Торы» - в музее Йешива-университета. Евреи, гонимые преследованиями? Судьбой? Непогодой? – Несут (уносят?) по пустынному полю сквозь ветер и ненастье драгоценные свитки. Потрясающая картина -сюжет, сострадание, мастерство...
Живописи Филмуса свойственно глубокое проникновение в суть изображаемого. Точно выбранное соотношение красок, линий, пропорций создает полифоническое звучание, рождает заданный мастером настрой и ритм. ”Апрель”, ”Дождь”, “Купальщицы”, “Воскресный день в музее” - интересные композиционные решения, мастерский рисунок и...то неуловимое, что рождает отклик в нашей душе, заставляет вглядываться попристальней, вникать в детали, еще и еще раз вернуться к картине, понять и - запомнить.
Кто он - Талли Филмус? Имя для большинства из нас новое. Между тем его работы - в ведущих американских музеях, в том числе - в прославленном Метрополитен. Родился Талли в Бессарабии, а когда ему было пять лет, семья, спасаясь от погромов, в 1913 году эмигрировала в Америку. В шестнадцать лет одаренный юноша получил стипендию и поступил в Академию изящных искусств. Он стал другом таких выдающихся художников, как де Коонунг, Див, Рефриджер, Цвибел, много путешествовал и одновременно учился - в Париже, Флоренции, Риме.
Побывал Талли и в Советском Союзе. Изучал искусство русских мастеров, а потом вместе с группой молодых американцев подбирал для музея в Биробиджане привезенную из Америки коллекцию живописи и скульптуры. В ту пору многие наивно верили, что в сталинской империи найдется место для счастливой республики евреев. Мне довелось вместе с мамой, корреспондентом одной из дальневосточных газет, посетить тот самый музей и увидеть, а увидев, запомнить полотно Филмуса «Малыш»: большеглазый мальчишка дотянулся до окна и заглядывает - в дом? мир? в будущее? Что ждет его?
Выразительнейшая живопись. Художнику 20 лет.
В начале творческого пути создал Филмус и чудесный автопортрет, и «Женщину с мандолиной», и «Рыжую» - работу, заявившую о появлении большого портретиста. Нужно постичь не только мастерство , но и быть хорошим психологом, уметь прочесть зашифрованное повествование о характере, пристрастиях, мечтах, потерях, о судьбе человека, написанное на его лице, чтобы создавать такие портреты-характеристики, как, например, «Прихорашиваясь» (я бы дала полотну другое название:”Еще надеясь”);”Ожидание” - долгое, безнадежное...Какая тоска, какое отчаяние в глазах у девушки. ”Алиса”- растерянность, непонимание...Да что же случилось? Как быть? А бежать не к кому, помощи ждать неоткуда. Я плакала у этого полотна - так сумел мастер высветить чувства молодой женщины, у которой и слез-то уже нет. В тысячах репродукций и открыток разошлась по Америке «Лиза» Талли Филмуса - очаровательное серьезное дитя, в котором уже проглядывается будущая женщина.
Много раз писал художник жену хореографа Глэдис Нодифф. Глядя на многочисленные ее портреты, мы любуемся Глэдис. Она не красавица, хватает у нее забот и разочарований, но она умна, женственна и – любима. Ох, как без этого, без главного, тускнеют женские лица, пустеют, отчаянием наливаются глаза. А любима – стало быть, прекрасна.
Жанровые сцены Филмуса всегда красочны, интересны по композиции (это козырная карта художника). Они окрашены юмором, в них выявлена индивидуальность персонажей.
Особенно полно раскрывается талант Филмуса как портретиста в его еврейском цикле. Вот портреты музыкантов, клезмеров, чья музыка звучала на свадьбах и похоронах, всех важных событиях небогатого радостями местечка.
Талли Филмус писал: «Мой художественный язык – это человек, любой человек. И возвышенный, и жалкий, и смешной. И все то, посредством чего и в чем он, человек, живет, страдает, радуется, чувствует, мыслит...»
Сейчас картины Талли Филмуса вы можете посмотреть в нью-йоркских музеях Метрополитен, Уитни, Институте Карнеги, Музее Йешива-университета, а еще в музеях Чикаго, Бостона, Филадельфии.


Комментарии (Всего: 1)

Замечательная статья открывает нимя почти неизвестного вРоссии гениального художника

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *