После Мюнхена

Факты. События. Комментарии
№8 (566)

Выступление российского президента в Мюнхене, на международной конференции по безопасности, стало лакомым куском для пропагандистов диаметрально противоположного толка.
Есть чем подтвердить собственные убеждения. Те и другие сходятся во мнении, что откровенно агрессивный, даже наглый тон путинской речи возвращает нас к временам великого противостояния, к периоду “холодной войны”. Само собой, не обходится без параллели с речью Черчилля в Фултоне 60 лет назад. Как ни странно, завзятые пропагандисты возрадовались. С одной стороны, восторженно провозглашают: «Наконец-то Россия полностью обнажила свою агрессивную сущность, угрожающую всему миру!» С другой стороны столь же восторженно подхватывают: «Наконец-то наш лидер показал этим чертовым американцам кузькину мать!»
В действительности в Мюнхене никто ничего нового не обнажил и никому ничего не показал. Мюнхен – не Фултон. Путин – по всем статьям не Черчилль, и начало нынешнего века не очень-то похоже на середину века прошлого.
Не в первый раз Путин критически отзывается о некоторых аспектах американской внешней политики. Достаточно вспомнить прошлогоднюю реплику о том, что «товарищ волк кушает и никого не слушает». Не впервые Путин с чувством глубокой обиды говорит о продвижении НАТО на восток, к российским рубежам, о чрезмерном, по его мнению, участии Запада в судьбах соседних с Россией государств, о непонятном ему, Путину, беспокойстве Запада по поводу российской энергетической экспансии, преследующей явно политические цели, - сам Путин по-школярски убежден, что только в этом и кроется истинная суть рыночной экономики и процесса ее глобализации. Не блещут новизной и призывы сделать современный мир многополярным. Тем более что мир и без путинских призывов успел утерять единого начальника, которому все остальные готовы подчиняться. Так уж сложились обстоятельства.
Не будем уподобляться профессиональным пропагандистам и безапелляционно утверждать, что российский президент кругом не прав или, наоборот, прав во всем. Нельзя считать случайной ту сдержанную реакцию, какая последовала на путинские выпады со стороны лидеров западных стран. Немножко пожурили, кое в чем постарались объясниться, чтобы сгладить самые острые углы. Конечно, в Кремле могли и не воспринять так гневно, например, злополучную реплику министра обороны США Роберта Гейтса. Если помните, министр, говоря о необходимости увеличения численности наземных войск, неожиданно сослался на непредсказуемость России и Китая. Китайцы и ухом не повели, а может, и засмеялись: их полтора миллиарда, никакой численностью американской пехоты их не запугаешь. Россияне же обиделись, закомплексовали, заявили официальный протест. Министру Гейтсу пришлось объясняться, и объяснения эти российской стороной были с готовностью приняты.
Обострение отношений России с Западом, особенно с Америкой, - факт непреложный, хотя и крайне нежелательный. Однако говорить о прелюдии новой “холодной войны” нет оснований. “Холодная война” была острейшим противостоянием не двух отдельных стран, а двух лагерей, ведомых двумя сверхдержавами. Лагеря исчезли, рассыпались, само понятие сверхдержавы размылось. К тому же Россия ухитрилась потерять практически всех союзников и единомышленников, за что должна благодарить свой собственный политический режим. Его имперские амбиции – всего лишь радужный мыльный пузырь.
Главную причину возникших расхождений с наибольшей точностью определил там же, в Мюнхене, американский сенатор Джон Маккейн. В России, сказал сенатор, не приемлют базовых западных ценностей. Этого и Путин не посмел бы опровергнуть, поскольку сам говорил о том же: мы не нуждаемся в уроках демократии и будем строить жизнь в соответствии с собственными традициями, накопленными за тысячу лет существования нашего государства. О каких именно традициях идет речь, президент не пояснил. А жаль, было бы интересно узнать, что из прошлого, на его взгляд, достойно поддержки или возрождения в наши дни.
Можно вспомнить, например, о многовековом традиционном стремлении российских властей постоянно расширять территорию государства. Правда, сегодня такой возможности нет, руки коротки, имперский потенциал дореволюционной и советской империи исчерпан. Вряд ли в Кремле всерьез намереваются заново изолировать страну от остального мира, как это было в советские времена, хотя поиск альтернативных способов защиты от «тлетворного влияния Запада», судя по всему, продолжается.
Никаких демократических традиций история, как известно, современной России не оставила. Время от времени робкие ростки гражданских свобод появлялись, но на них тут же наваливались левые и правые, элита и чернь, с вожделением их вытаптывали. Вот это привычно, это традиционно. Привычными для многих россиян остаются и некоторые другие вековые устои, с подобием которых Запад расстался давным-давно. В первую очередь это абсолютизация центральной и непременно персонифицированной власти. Неважно, царская она, генсековская или президентская. Ею можно быть недовольным, но сменять ее путем свободных выборов недопустимо. Так было, так есть, так должно быть.
Способен ли это понять и принять как должное человек западной ментальности? Может ли он посчитать нормой абсолютное единение всех ветвей власти, их полное подчинение воле центра? Между тем в России большинство стоит за сохранение такой традиции. Мало того, к четвертой ветви власти, каковой на Западе считается свободная пресса, в России постепенно, однако очень уверенно тянется церковь. Высшие церковные иерархи издавна приучили себя к пособничеству верховной государственной власти. Враждебное отношение к братьям по вере, даже к самым близким, если они находятся за рубежами родной страны, почему-то всегда приравнивались в России к истинному патриотизму. Тоже традиция.
Так что сенатор Маккейн прав: масса российских реалий никоим образом не соответствует западным ценностям, и ценности эти отторгаются российским обществом на корню. Но это вовсе не означает, что конфликт такого глобального уровня может быть решен только в боевой схватке. Совсем не обязательно следовать большевистскому лозунгу: кто не с нами, тот против нас!
К тому же не стоит забывать еще одну, несколько странную, российскую традицию, а именно: вечную и непреодолимую тягу к Западной Европе, к ее культуре, быту, достижениям в разных областях. Откровенная зависть тут затейливо перемешана с презрением, сознанием собственной закомплексованности, непомерной гордыней, страхом утерять свою самобытность, пусть ценность ее и сомнительна. Не исключена вероятность, что со временем и под воздействием объективных обстоятельств Россия все-таки сблизится с Западом. Ведь россияне и сегодня искренне обижаются, когда их отказываются причислять к европейскому сообществу.
Определенной загадкой остается причина, по которой президент Путин вдруг решил вступить в словесную конфронтацию с западными партнерами. Зачем ему понадобилось на встрече в Мюнхене ломиться в открытую дверь и в очередной раз утверждать, что мир не однополярен? К чему столь агрессивный тон при упоминании незыблемости суверенитета России, повязанной, как и все прочие государства, густой паутиной договоров, обязательств, взаимных уступок? Честно говоря, не будь этой загадки, не стоило бы придавать такого большого значения речи Путина в Мюнхене. Ведь администрацию президента Джорджа Буша уже ничем не удивишь. В последнее время ей приходится выслушивать множество разнообразных, порой весьма обидных упреков. Одним меньше, одним больше – разница невелика. Потому и на мюнхенские эскапады Путина Белый дом особого внимания не обратил.
Существует несколько версий, по-разному объясняющих словесный демарш российского лидера. Одна из них, несмотря на некоторую вычурность, представляется наиболее правдоподобной. Она полностью вписывается в контекст сегодняшней политической ситуации в России и, естественно, теснейшим образом связана с президентскими выборами 2008 года. Схематично версия сводится к следующему.
Хорошо известно, что прокремлевская элита да и значительная часть российского общества страшатся смены верховной власти и хотели бы оставить Путина на третий срок. Конституция тому не помеха, в нее легко и просто можно ввести соответствующие поправки. Путин не президент никому не нужен. Он сам понимает, что, покинув Кремль, превратится в лишнюю, мешающую всем фигуру, без которой лучше бы вообще обойтись. Кто бы ни стал преемником, Путин будет костью торчать в его горле. Такой костью, от которой так или иначе надо избавляться.
Это с одной стороны. С другой - существует сообщество демократических государств, которое вряд ли захочет простить лично Путина за согласие продлить свои президентские полномочия вопреки нормам конституции. Где комфортный выход? Его нет. Приближается время, когда из двух угроз придется выбирать наименьшую. И выбор, по-видимому, уже сделан, остается создать лишь необходимые предпосылки.
Российская элита во имя своего благополучия и даже спасения готова отказаться от равноправного партнерства с Западом. Разумеется, на сравнительно короткий срок, пока западное сообщество не оправится от шока. Значит, противостояние с партнерами следует довести до такого уровня, чтобы все в мире поняли: дальше может быть только хуже. Партнеры обязательно сообразят, что, ограничившись протестами, упреками и даже какими-то акциями, выгоднее смириться с неизбежным. Черт с ними, с россиянами, пусть делают что хотят, лишь бы не провоцировали на стрельбу и продолжали поставки нефти и газа.
Вызывающе агрессивная речь Путина в Мюнхене и ряд других событий последних дней заставляют усомниться в искренности заверений российского президента о желании покинуть Кремль в срок, предписанный конституцией. В Москве затеяны сложнейшие кадровые перестановки, цель которых, кроме всего прочего, состоит в том, чтобы продемонстрировать всевластие президента, свести к минимуму престиж любого из претендентов на его пост, вконец запутать прогнозы о преемнике. Заметим также, что административным главой Чечни стал молодой Кадыров. Тот самый, который не раз обещал «поднять народ», если Владимир Путин откажется в третий раз баллотироваться в президенты. Более убедительного аргумента не придумаешь.


Комментарии (Всего: 6)

Да, такие же общие черты как и у вас Талер с Осей...не надоело еще за двоих строчить, писатель вы наш!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Судя по мылу Валера в психиатрическую лечебницу попал не от легкой жизни. Сошел с ума, бедняжка, добывая металл для своей любимой страны. Стаханов, Перевалов -есть в этих олигофренах схожие черты...

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Ну не надо так уж на Валерку!.. Клиника, может, действительно хорошая! Видите, и Интернет там даже есть!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
А где гарантия что клиника хорошая? Тебя вот не вылечили...

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
А Вы тормоз, г-н Клейнер! Путин в Мюнхене выступал две недели назад, а Вы только сейчас разродились... Могу порекомендовать адрес хорошей клиники, та успешно лечат дебилов.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Russia are not able to buy friends. Some contries able. <br>-----------------------------<br>

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *