Дети заключенных

Тема номера
№25 (321)

Когда речь заходит о семейных отношениях, все сходятся на том, что ответственность за воспитание детей несут, прежде всего, родители. И не вина детей, родившихся в неблагополучных семьях, что они с младенчества вынуждены расти в неблагоприятной обстановке. Но, проходит время, и дети сами становятся родителями. Подобно тому, как существуют целые династии, не слезающие с вэлфера, есть семьи, члены которых из поколения в поколение с завидным постоянством пополняют ряды заключённых тюрем и исправительных учреждений.[!] А, между тем, за трагедией родителей, попавших за решётку, всегда стоит трагедия и их детей.
Сегодня эта проблема привлекает внимание властей и общественности в связи с увеличением общего количества детей, один или оба родителя которых осуждены и коротают время в местах, не столь отдалённых. По данным, опубликованным еженедельником “U.S. News & World Report”, 78% женщин-заключённых являются матерями, среди мужчин эта цифра равна 64%. В 2000 г. в стране насчитывалось 1,5 миллионов детей заключённых, в то время, как в 1991 г. таких детей было более чем на полмиллиона меньше. А всего по стране один или оба родителя 10 миллионов(!) детей и подростков в тот или иной период своей жизни находились в заключении. Еженедельник приводит сценку из обычного занятия класса, организованного общественностью одного из районов Хьюстона. Эта группа под названием “Пуcть больше не будет жертв” (No more victims)- одна из пока немногочисленных, но быстро растущих организаций, создаваемых под эгидой различных программ, имеющих целью привлечь внимание к незаслуженно забытой проблеме детей, условия жизни которых подвергают их риску оказаться на скамье подсудимых.
Восемнадцатилетняя афроамериканка вспоминает, что впервые увидела отца, когда ей исполнилось 12 лет. И, хотя он, выйдя на свободу, вернулся в семью, отношения между ними не складываются. -Мой отец никогда не говорил мне, что любит меня. Я должна постигать жизнь без его помощи – говорит она, и слезинка скатывается по её щеке под сочувствующие возгласы таких же, как она, афроамериканских тинейджеров. Следующий, также 18-летний подросток, признаётся :-Все в моей семье говорят, что я кончу так же, как мой отец, и, может быть, они правы. Его родители уже побывали в заключении за воровство. Сам он – бывший член уличной банды, сейчас учится в школе после того, как отбыл 1 год и 5 месяцев в колонии для малолетних за вооружённое нападение. – У меня нет никого, кто бы научил меня, как стать человеком – говорит он. Правда, он пробует воспитывать себя сам, дав себе слово не пропускать занятия в школе и не обращать внимание на знаки уличной банды в подъезде своего дома. Печальные, но, вместе с тем, обнадеживающие слова вырываются из его уст: - Все члены моей семьи или уже мертвы, или находятся в заключении, или на пути к тюрьме, а я хочу быть первым, кто получит аттестат об окончании школы-.
Лучше всего характеризует атмосферу класса реплика одного из участников, сопровождаемая аплодисментами и одобрительными возгласами присутствующих: -Меньше говори – больше делай.
Хотя большинство неблагополучных подростков принадлежат к бедным слоям населения и к меньшинствам, но и другие группы населения не обладают иммунитетом от подобной ситуации, причём последствия пожинают все. Об этом говорит профессор Барбара Блум, соавтор книги “Почему дети оказываются наказанными”: -Благополучие детей это проблема, касающаяся всех. Если мы предоставим этих детей самим себе, то они, в конечном итоге, превратятся в главных потребителей нашей системы социального обеспечения, а также будут составлять основной контингент исправительных учреждений для подростков, а позже для взрослых. Поэтому, если мы поможем им сегодня, то в будущем общество сможет избежать дополнительных экономических и социальных затрат.
В техасской школе, о которой шла речь, у примерно 40% всех 1528 учеников один или оба родителя или уже отсидели срок, или ещё находятся в заключении. Злоключения таких детей известны: тут и неоднократная перетасовка ребёнка от родителей к бабушкам и дедушкам, к приёмным родителям и обратно, воссоединение с матерями, которые через неделю опять попадают в тюрьму, тут и дети, оставленные без еды и присмотра, дети, ставшие объектом преступлений и сексуального насилия. Тревожной является тенденция к увеличению подобных случаев.
Денис Джонстон, директор находящегося в Пассадене (Калифорния) центра по помощи детям, родители которых находятся в заключении, так объясняет ситуацию: -Такие дети находятся в исключительно рискованном окружении. Поэтому, для них характерны плохая успеваемость, прогулы, участие в уличных бандах, потребление наркотиков и алкоголя, ранняя беременность для девушек, не говоря уже о пониженном чувстве собственного достоинства и склонности к депрессии. Статистика свидетельствует, что у детей заключённых в 5 раз больше шансов, подобно своим родителям, оказаться за решёткой. У 50% подростков, содержащихся в подростковых исправительных заведениях, родители либо находились, либо уже находятся в заключении.
Прямую связь между поведением родителей и детей легко проследить на судьбе 16-летнего Брендона О’Нила. За свою недолгую жизнь он редко видел отца, который то появлялся в доме, то опять исчезал в тюрьме. Он неоднократно бросал школу, убегал из дома, и даже пытался покончить с собой. Подросток начал посещать занятия по программе “Пусть больше не будет жертв” только для того, чтобы иметь причину не ходить в школу, но вскоре увлёкся, стал активным участником занятий, и почувствовал себя уверенней. Прошлой осенью, когда его отец, выйдя на свободу, вернулся домой и стал проводить свободное время с семьёй, успеваемость Брендона повысилась, и он в первый раз был включён в список наиболее успешных учеников. Однако, когда вскоре отец снова исчез, он опять стал неуспевающим, и вновь начал подумывать о самоубийстве. –Мой отец для меня мёртв – говорит он: -Единственное, что он сделал для меня – это произвёл меня на свет-.
Взрослые должны отдавать себе отчёт в том, что нормальные отношения в семье идут на пользу не только детям. От них выигрывают и взрослые члены семьи. -Мы знаем, что если бывшие заключённые получают поддержку в семье, то они значительно легче адаптируются после выхода на волю, чем те, кто такой поддержки не имеет – говорит Элизабет Гайнес, исполнительный директор Osborne Association – некоммерческой организации, обслуживающей 4 исправительные учреждения, а также семьи их обитателей в штате Нью-Йорк. Услуги этой организации включают в себя проведение встреч для детей и занятий для родителей. Заключённые, охваченные подобными программами, как правило, чаще находят работу по выходе на свободу, и у них меньше шансов снова попасть за решётку. Но, как справедливо признаёт Гайнес, сегодня слишком мало делается для того, чтобы помочь семьям заключённых налаживать отношения. Хотя, надо отметить, что в последнее время внимание к этой проблеме со стороны властей усилилось. Например, президент Буш выступил с инициативой о необходимости внесения нового законопроекта о выделении 25 миллионов долларов в год, начиная с 2003 года, на воспитание детей заключённых. Кроме того, на очереди и другие общенациональные и штатные проекты, направленные на эти же цели. А, пока, энтузиасты пытаются распространить программу на все школы своего округа, начиная с 5 класса. Они надеются, что им, в конце концов, удастся справиться с проблемой трудных детей и подростков, уменьшить количество детей, бросающих школу, снизить детскую преступность, а также уничтожить тенденцию, когда члены одной семьи поколение за поколением оказываются за решёткой.


Комментарии (Всего: 1)

Статья просто супер!я провожу исследование в этой области и долго не могла найти информацию,но после этой статьи у меня открылось второе дыхание!!!!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *