ЗОЛУШКА ИЗ КОСМОСА И МЕЖПЛАНЕТНЫЕ ВОРОНЫ

Вариации на тему
№10 (568)

Большой театр привез на гастроли в Вашингтон новый трехактный балет «Золушка», который поставил Юрий Посохов на музыку С.С.Прокофьева.
Большой театр – родина этого балета: Прокофьев написал музыку специально для великой Галины Улановой. В 1945 году балет поставил Ростислав Захаров. Спектакль не дожил до наших дней.
Музыка Прокофьева вообще сложна для постановки, тем более мне показалось странным, что хореограф, никогда не ставивший больших балетов, решил начинать с «Золушки». Впрочем, в 1964 году Олег Виноградов, к тому времени недавно окончивший Ленинградское хореографическое училище, тоже дебютировал как хореограф в Новосибирске постановкой этого спектакля. И дебютировал для того времени так удачно, что критики Москвы и Ленинграда дружно поехали в Новосибирск смотреть балет. А об исполнении Никитой Долгушиным партии Принца, специально для него поставленной, писали, что «такой Принц не каждой Золушке приснится». Кстати, именно Виноградов первым из хореографов услышал и воплотил в балете страшную тему часов, это победное шествие губительной силы, разъединяющей влюбленных.
Но это – история. Вернемся в сегодняшний день.
Юрий Посохов, в прошлом - премьер Большого театра, с 1994 по 2006 год танцевал в балете Сан-Франциско, где и поставил первые одноактные балеты и номера (а также свою версию балета «Дон Кихот»).
Итак, состоялся дебют московского танцовщика, приобщившегося к американской культуре, который, предполагалось, по-новому подойдет к наследию своего театра.
Прежде всего хореограф переработал либретто (не понимаю, почему в программке оставлено только имя Николая Волкова, первого либреттиста). Теперь балет начинается в межпланетном пространстве. Сцена поначалу погружена во мрак (космический), постепенно высвечивается только огромный камень, судя по кратерам на поверхности, это - луна. На луне сидит, как сказано в либретто, Сказочник. Можно предполагать, сам Прокофьев. У него в руках то ли текст написанной им сказки, то ли партитура. Сцену (межпланетное пространство) заполняет воронье (?!). Появляется девушка, помощница Сказочника, по имени Птаха, которая метлой разгоняет огромных птиц. («Птахой» называл Прокофьев свою первую жену). Сказочник слезает с луны, в творческих муках он сочиняет, по-видимому, сказку о Золушке. Птаха читает написанное и приходит в восторг. В либретто Посохова сказано, что Птаха, чтобы помочь Сказочнику, соглашается сыграть роль Золушки: тот обещает ей нечто прекрасное в конце сказки. На сцену выезжает таинственная дверь; когда она открывается, видна часть земного жилища – кухня. Птаха отправляется на кухню (по-видимому, на землю), начинается более-менее традиционный сюжет о Золушке: плохие сводные сестры и Мачеха не очень настойчиво обижают девушку, Учитель танцев, который приходит подготовить девиц к предстоящему балу во дворце у Принца, дает сестрам урок танца. Нет Феи - крестной Золушки. Ее роль, как и многие другие, исполняет Сказочник. В частности, он объезжает на велосипеде земной шар и развозит приглашения на бал. Золушку, как полагается, на бал не берут, она остается одна и танцует с ожившей кухонной посудой (удачное заимствование из балета Виноградова). Затем Сказочник представляет Золушке четырех фей времен года, которые вместе с услужливым (на этот раз) вороньем из космоса собирают Золушку на бал.
На балу все происходит почти по сказке, если не считать того, что сестры и Мачеха, уехавшие на бал раньше Золушки, появляются там позднее, Золушка приезжает первой, а позже всех является Принц. (Перед сценой бала в спектакле есть еще сюжетная цитата из «Алисы в стране чудес»: Золушка ложится на пол перед закрытым занавесом, чтобы посмотреть в замочную скважину, что происходит в бальном зале).
Сюжет развивается обычным путем до определенного момента, где опять начинается нечто космическое. Так, в поисках Золушки Принц, например, отправляется в галактическое пространство, где встречает Диву из кинофильма «Голубой Ангел» - Марлен Дитрих и Диву оперную (сцена из другого жанра). Но Принц ищет Золушку и возвращается на землю. В свою очередь Золушке, вернувшейся с бала, вдруг надоедает ее роль и она метлой гоняет перепуганных сестер и Мачеху по сцене, как в начале балета – воронье.
Батюшки, а где же сказка?
Но Принц появляется после бесполезных путешествий и примеряет туфельку все тем же сестрам и Мачехе. Затем он узнает Золушку. Любовь торжествует. Влюбленные убегают через дверь в космическое пространство, где заботливо укладываются на пол сцены, а вокруг них танцуют вороны. Затем, вскочив с пола, Принц и Золушка вместе с вороньем покидают сцену (уносятся в космическое пространство? возвращаются на землю?). Сказочник остается один. Он пожимает плечами и исчезает в одном из лунных кратеров. Конец. (В жизни самого Прокофьева все было по-другому: пока Птаха сидела в лагерях, он женился и счастливо жил с другой женой, с Птахой больше не встречался даже тогда, когда она вышла на свободу, так что ассоциации с биографией композитора кажутся мне неправомерными).
Нелепое либретто, к сожалению, не самое худшее, что есть в этом балете.
Самое печальное – это то, что ни о каком «почерке» хореографа нет и речи, хореография не принадлежит ни к какому направлению в балете - ни к старому, ни к новому, а состоит из случайно подобранных движений. Прежде всего пострадал образ Золушки. Когда открылся занавес и на сцену вышла Светлана Захарова, она вновь поразила меня красотой данного ей природой божественного тела, созданного для танца. Ее грациозные движения, ее профильные позы были так хороши, что я решила: каким бы ни оказался балет, буду любоваться танцем Захаровой. Но хореограф в дальнейшем практически лишил Золушку танца. Те па (не скажу: танец), которые он поставил, не дают никакого представления ни о характере Золушки, ни о возможностях балерины (как не вспомнить «Золушку» в постановке другого современного хореографа, Алексея Ратманского в Мариинском театре, где он нашел для своих героев точные хореографические характеристики).
У Принца, мне показалось, хореографического текста больше, но он однообразный, хотя появление на сцене Сергея Филина, мужественного, обаятельного, элегантного, как-то оживляло скучное действие.
Скучно! Какой скучный, невразумительный спектакль! Отмечу все-таки три удачных места. Урок танцев в доме Мачехи. Не скажу «пародия», нет, к сожалению, это точная копия урока в частных американских балетных школах, куда учеников часто принимают без отбора, только из-за денег. Две толстые (на танцовщицах – искусственные накладки) бездарные сестры в розовых пачках и бантах на голове пытаются повторить за Учителем экзерсис. Мамаша, которая, естественно, присутствует тут же, млеет от счастья. Несчастный Учитель, закончив урок, фальшиво улыбается Мачехе, закатывает глаза в мнимом восторге (they are dancing so beautifully! а иначе как он заработает свои деньги?) и с облегчением выбегает из комнаты.
Момент второй. Золушка, которая сидит на перилах наверху лестницы в бальном зале, с восторгом наблюдает за танцем Принца и, повторив за ним заключительное движение, теряет равновесие и скатывается по перилам прямо в его объятия. Но почему позднее по перилам съезжают и другие персонажи? Так обесценивается смысл найденной мизансцены.
Бой часов Посохов решил в плане фантасмагории. Вороны катают по сцене часы-колеса, которые указывают разное время (на некоторых 10:10, на некоторых 11:50, в чем смысл символики, неинтересно разгадывать). Сверху спускается маятник, на котором, злорадно ликуя, раскачивается Сказочник (в данном случае он по смыслу может напоминать Дроссельмейера). Сама сцена эффектна, но абсолютно ни к чему именно в этом балете.
Приятно увидеть на сцене премьера прежних лет Виктора Барыкина в роли Сказочника. Барыкин был пластически выразителен, элегантен и точен, он, как настоящий артист, старался выстроить линию поведения и характер героя. Словом, он – мастер.
Мне понравилась в другом составе «Золушки» молоденькая танцовщица Екатерина Крысанова в заглавной роли. В начале балета она была мила, непосредственна и по-актерски обаятельна. Не ее вина, что на протяжении всего балета у нее не было возможности проявить себя более разносторонне.
Если «Золушка» Посохова – новый взгляд на старый балет, то, мне кажется, лучше бы оставить прошлое в покое.
Фото Елены Фетисовой


Комментарии (Всего: 1)

Spektakli deistvitelino kraine neydachnii. Esli nazivati vestsi svoimi imenami ,to eto prosto bred sivoi kobili.Nikak ne dostoino Bolichogo Theatra.Jali potrachenogo bremeni i deneg.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *