АРТЭКСПО-2007

Репортерский дневник
№10 (568)

Давайте войдем в украсивший берега Гудзона гигантский застекленный ангар знаменитого Джейкоб-Джавитс Центра в нью-йоркском Манхэттене, где ежегодно шумит АртЭкспо – самая крупная и самая престижная в мире ярмарка разнообразнейших – от живописи до ювелирных изделий – произведений искусства.
Прямо у входа гостей встречает бронзовый сенатор Джавитс, именем которого выставочный павильон-великан и назван. «Для меня, – говорил этот выдающийся американец, – Нью-Йорк всегда будет являться олицетворением притягательности и магической силы новизны, новых дел и возможностей, поджидающих за каждым углом. В современном цивилизованном мире этот город более других побуждает к действию». Запомните эти слова, дорогие новые американцы, и возьмите их на вооружение.
Именно в силу притягательности столицы мира и открывающихся здесь возможностей в ней и проходят наиболее важные выставки, из которых самая всеохватная – мартовская АртЭкспо. Это огромное, разветвленное коммерческое (да-да, коммерческое прежде всего) предприятие, определяющее конъюнктуру, а зачастую и диктующее цены на мировом художественном рынке, в том числе и на крупнейших аукционах. Вдобавок, такая ярмарка является чутким барометром и политических, и социальных сдвигов на планете, а потому важность этого, казалось бы, чисто художественного коммерческого форума трудно переоценить.
Однако, однако... Те читатели «Русского базара», которые следят за нашими ежегодными репортажами с АртЭкспо, возможно, обратили внимание, что сначала мы говорили о ней как о выставке-ярмарке или даже шоу. И это не ошибка и не описка, это начальная тенденция идти на поводу у самых невзыскательных и, увы, самых многочисленных покупателей, т. е. желание продать слишком часто становится основополагающим. Что продать – вопрос десятый.
Нет-нет, ни в коем случае не хочу и не буду утверждать, что на этой позиции стоит большинство художников. Конечно же, нет. Но число тех, кто себя не потерял, кто собой (уж вы меня извините) и своим талантом не торгует (впрочем, торговать иногда нечем), от года к году становится все меньше. И если предположить, что из полутора тысяч участвующих в АртЭкспо-2007 художников и представителей прикладного искусства талантлив, принципиален и интересен каждый десятый, то их тоже достаточно, чтобы сделать это шоу привлекательным и значительным. Поговорим о произведениях этих мастеров.
Разумеется, прежде всех – американцы, хозяева ярмарки. И не потому, что так принято. Нет, среди них много достойных профессионалов. Акварели Хуберта Шаптрайна и меня просто поразили. Какое мастерство! Удивительное проникновение в душу, в характер модели. Особенно удались ему портреты стариков – может быть, самое трудное в портретной живописи.
У Томаса Дейнингера яркие, окрашенные грустной шутливостью портреты написаны в манере, ну, дивизионизма, что ли. Только вместо отдельных мазков - тщательно выписанные мельчайше предметы всяческого хлама. Не зря, видно, называют Тома «мусорным художником». Но ведь самобытен, ничего не скажешь. Энди Бэйард – тоже портретист особенный. Его серьезные, психологически выверенные портреты, будто легкой дымкой, опутаны сплетением цветных линий, что придает лицам особую выразительность. Столь же серьезны и выразительны и скульптурные портреты Энди. А вот статуэтки Хэрри Мотро – милый, остроумный, очень смешной китч. То же можно сказать о фигурках Эллин Ноэл из техасской Одессы(!) Интересную серию живописных полотен «Антарктика» создал Клиф Вассман. Впечатляет почти каждая картина, но особенно эта: огромный, уже весь в трещинах айсберг, а наверху кажущийся совсем маленьким обреченный, но гордо воздевший, будто руки, короткие крылышки пингвин.
У Леи Деворы несколько превосходных работ, но особенно, и я не ошибусь, назвав этот портрет шедевром, «Это только необычный сон». Ландшафты Крэга Льюиса абсолютно реалистичны, зато у Кэти Кари - по-детски примитивны. Вообще примитивизма на ярмарке - хоть отбавляй, причем, если Кари хороший колорист, то у многих вообще никаких достоинств не сыщешь.
Что касается стилистики – винегрет, полное смешение всех имеющихся направлений в искусстве. Трудно сказать, что же превалирует сейчас. Если пару лет тому назад властвовал сюрреализм, потом - модернизм, то теперь... Может, снова пришла пора реализма? Пусть сдобренного брызгами импрессионизма, приправой экспрессионизма, видением сверху сюрреалистов, но реалистическое в живописи, пожалуй, преобладает. Хотя, хотя... Конструктивистские изыски Рэнджел де Мария, ироничный сюр Моник Эрнандес, удивительная импрессионистическая серия танцующих в дымке (или смоге?) городских пейзажей «Я люблю Нью-Йорк» Рут Майер.
Женщин-художниц на АртЭкспо едва ли не больше, чем мужчин, и это тоже стало тенденцией. Но нельзя не упомянуть имена таких представителей сильного пола, как Макс Миллер с поразительным его автопортретом, как Эрик Бадер и его, в духе старых фламандцев, натюрморты, и певец гордых мудрых индейцев и американской природы Лари Чаннинг.
Можно было бы рассказать еще о паре десятков американцев, да и неамериканцев тоже: ведь на нынешней ярмарке представлено почти сорок стран. И что характерно, на «карте» АртЭкспо появились новички из Южной Америки, Африки, а «золотая дремотная Азия» едва ли не держит первенство по числу занятых боксов (т. е. выставочных ниш). Тут и Китай (во множестве), и обе Кореи, и Япония. Последняя, как ни странно, в значительно меньшем объеме, чем в прошлые годы. Прекрасны графические портреты китайского мастера О-Вона, городские пейзажи и изумительная «Репетиция оркестра» в духе Феллини живущего в Италии корейца Юна; много боксов у монголов (впервые) – своеобразные лица, пейзажи, кони. Дух степей, гор, воли. Поставили даже валяную юрту. Примечательны необычные этюды ставшей американкой кореянки Юнджунг Парк. Некоторые китайские и корейские художники представляются американцами.
Много в павильонах африканской (увы, уже чуть европеизированной) скульптуры - например, молодого, наделенного буйной фантазией Пареша Нршинги. Прислала Африка и какие-то невиданного ткачества ковры и гобелены, поделки из камня. Совершенно неожиданно, тоже впервые, анималистическая скульптура художников-эскимосов из Канады – будто живой, готовый прыгнуть в полынью морж с белыми клыками.
Из Мексики – традиционная керамика: дивно расцвеченная посуда, кружки, вазы. Все - крупное, яркое. А вот Бразилия и Аргентина в своем искусстве вдруг приникла к роднику супрематизма, что не могло не удивить: для бразильского искусства вроде бы не характерно и очень строго. А холодные шведы, в противовес, выставили бурлесково яркие картины неизвестно чего. Но уж очень хороши «Ева» Лоте Свенсон и статуэтка «Аминь» Ивон Омдаль. И не пройти мимо отличных работ болгарки Анны Лазовской «Тщеславие» и «Опыт».
Италия, Франция, Англия, прежде залы переполнявшие, представлены более чем скупо. В значительно меньшем объеме, чем обычно, выступает Израиль. Но, как всегда, скульптура малых форм и замечательная прихотливая израильская керамика, с большим вкусом и мастерством выполненная, по-прежнему пользуется огромным спросом. Поражающая пластичность, абсолютная оригинальность – особая иудаика Гальвани, Левьюш, Домара, Оксмана, Карми, Инбар, Гилы. Сплав иудейских традиций и современности.
Все это те жемчужные зерна, которые успела я выискать в огромной этой... со всего мира свезенной коллекции работ самых разных, по поводу которых не огорчиться невозможно: слишком часто, проходя по улицам-галереям Джавитс Центра, вспоминала родимые коврики с лебедями. Откровенный китч заполонил ярмарку. И ведь находит сбыт, да какой! А принты? Качество и техника копирования и цветной печати, в том числе, на холсте все совершенствуются. Так что подделкам – зеленая улица. А спекуляция именами? Литографии Шагала и прочих великих - в неограниченном количестве... Многочисленные потомки отца импрессионизма Камиля Писсарро, все эти Клоды, Польэмили, Лели и т. д. добросовестно повторяют гениального деда-прадеда и успешно торгуют славной фамилией Писсарро. И она – вместе с картинами – нарасхват.
В первый раз на АртЭкспо увидела я оригинальнейшую подборку «Искусство журнала «Нью-Йоркер» – выразительнейшие обложки, серии карикатур, публиковавшихся на его страницах. А разве обложка газеты «Русский базар» (плод труда дизайнера Димитрия Докадзе), или остроумнейшие динамичные рисунки Михаила Беломлинского менее выразительны?
Удивительно широко представлено на ярмарке искусство великой русской художественной школы. Разумеется, в их числе и наши дважды соотечественники – иммигрантские художники, не растерявшие ни высочайшего профессионализма, ни столь же высокой духовности, чем и родственны приехавшим в Нью-Йорк из всех городов и всей Руси да Украины.
У Михаила Шевала, которого представляет галерея «Интерарт» из манхэттенского Челси, живописная техника великолепна, тематика от современности убегает поближе к средневековью, но одни и те же страсти человеческие во все времена кипят. Что художник отображает замечательно. «Моцарт» Шевала меня просто восхитил.
В этом же ключе пишет сюрреалист Валерий Дышков – много фантазии и понимание поведенческих вывихов и желаний человеческих. А уж что касается желаний самых пылких, то тут впереди Андрей Процюк из Луганска: его агрессивно-сексуальные, невероятно пластичные полотна приковывают всеобщее внимание.
Хороши, хоть и сентиментальны немного, картины Владимира Волегова. Откуда он? Сложная география: Хабаровск, Кривой Рог, Львов, Берлин, Барселона. Стоящий художник. Как и Георгий Курасов, создавший замечательнейшую серию динамичнейших, будто в движении женских портретов. Психологически точны и человечны картины Михаила Нефедова.
По-настоящему впечатляет балетная серия Александра Шеверского. Художник сумел чрезвычайно бережно и эмоционально показать балерин – не танцующих, отдыхающих, готовых выйти на сцену, отдаться танцу, в танце раствориться.
Музей русского искусства из Джерси-Сити, о котором вы читали в нашей газете, представляет ряд неординарных художников. Обо всех не напишешь, но не отметить «Летний дождь» или мистические мечты осени Владимира Шепелевича, эротических и нежных «Любовников» Аси Лившиц, удивительную, будто из древности пришедшую «Амфору» Петра Шварцмана невозможно.
Кто только из художников не писал цветы, романтические букеты. Казалось, ничего нового в этой теме не найти, но талантливые Анна Шеверская, Ольга Алексеева, Татьяна Чарная сумели так показать свои букеты, что каждый цветок, каждый листок поет свою собственную песню песней. Взгляните хотя бы на ветку цветущей вишни Чарной! То же можно сказать о прекрасных поэтических ландшафтах Давида Грива, Сергея Сидорова, фотопейзажах Михаила Молинова.
Мне посчастливилось увидеть такой редкостный, поистине боговдохновенный шедевр, как «Вербное воскресенье» художника и иконописца из Набережных Челнов Владимира Акимова. Как хорошо, что сотни людей в дни АртЭкспо смогут увидеть работы этого талантливого самобытного мастера.
Прикладное искусство так же, как и изобразительное, очень притягательно для зрителей и покупателей. Раскладки цветного стекла, керамики, разных кожаных изделий привлекают внимание публики. И, конечно, женские украшения, но более всех – янтарное царство одареннейшего дизайнера Валерия Данченко. Сотворенные им броши, кольца, колье – это образец утонченного вкуса и понимания души прекрасного камня.

Гитарный изгиб янтарных колен,
Янтарные капли на скулах полен,
Янтарные ягоды естества...
«Валерио» – это чудо.
«Взлет популярности и авторитета нашего шоу в мире искусства превосходит все ожидания, – говорит вице-президент ярмарки Эрик Смит. – И мы рады, что влияние нью-йоркского АртЭкспо становится все шире, а само шоу вносит большой вклад в культуру».
Ну что ж, друзья, до встречи на АртЭкспо-2008!


Комментарии (Всего: 1)

я открыл для себя умного и тонког критика.с большим интересом читаю ваши оценки выставок и статьи.они будоражат ум толкают в бездну творчества.а это всегда сладостная эйфооория.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *