Хайфские "буревестники"

Факты. События. Комментарии
№11 (569)

Президенты тоже мечтают оставить наследников, но оставляют в лучшем случае детей. А их наследие зачастую обогащает разве что словарный запас. Шестой президент Соединенных Штатов Джон Квинси Адамс почти не менял нарядов и носил один костюм свыше десяти лет. Застреленный 2 июля 1881 года 20-й президент Джеймс Гарфилд слыл полиглотом и одновременно писал левой рукой на древнегреческом, а правой - на латыни. Зато 17-й президент Эндрю Джонсон, сменивший убитого Авраама Линкольна, вообще не учился в школе. Читать и писать его учила жена Элиза МакКардел. Он носил костюмы, которые сам кроил и шил.
У Гарри Трумэна было свое “хобби” - ручная коза, которая паслась на лужайке перед Белым домом. Но в историю он вошел, конечно, не из-за козы. 60 лет назад 33-й президент выступил в Конгрессе с самой, пожалуй, судьбоносной речью в новейшей истории. В течение 18 минут он обрисовывал контуры новой политики, получившей название “доктрины Трумэна”. В том, далеком уже, 1947 году Трумэн сказал то, что должен был сказать: «Каждый народ имеет право на выбор. И тем не менее одни опираются на волю большинства, а другие вынуждены подчиняться меньшинству, силой навязывающему им свою волю. Такой образ жизни базируется на терроре и репрессиях, контролируемых средствах массовой информации, заранее предрешенных результатах выборов и отсутствии личной свободы».
5 июня 1947 года госсекретарь Джордж Маршалл объявил о начале широкомасштабной американской помощи разоренной войной Европе. “План Маршалла” позволил европейцам почти сразу же перейти от каши из жмыха к мясному рациону. Для Франции, где генерал де Голль вполне мог превратиться в чистильщика сапог Мориса Тореза, это была поистине “манна небесная”. Сами французы об этом давно забыли, и сейчас для них Америка – воплощение вселенского зла. Было бы, наверное, справедливо назвать их неблагодарными. Но все дело, на мой взгляд, в элементарном комплексе неполноценности. Американцы дважды спасали Францию от полного разгрома – во время Первой и Второй мировых войн. А для французского обывателя это просто невыносимо.
Чем мельче и ничтожней люди, тем более высокого мнения они о себе. Франция внесла весомый вклад в уничтожение евреев, но не раскаялась и не выплатила ни цента жертвам Холокоста. Еврейский геноцид всегда был одной из важнейших составляющих французской политики. В 1146 году во время второго крестового похода по Франции прокатилась волна погромов. В 1306 году после массовой резни французских евреев изгнали из страны. Когда кончились деньги, попросили вернуться. Но тут вспыхнула эпидемия чумы, и евреи снова оказались крайними. Окончательно их изгнали в 1394 году. До самой Великой французской революции 1791 года ни одна еврейская нога не вступала в Париж.
Похоже, история повторяется. Как сообщает газета The Miami Herald, южная Флорида стала новым местом паломничества французских евреев. Только в прошлом году сюда переселились тысячи семей. Еврейская община Майами выросла за счет этого вдвое. Спасясь от антисемитизма, 14000 человек уехало в Израиль, еще 50000 планируют алию в ближайшее время. В десятки раз возросло число заявок на визы для въезда в Канаду, Австралию и даже Южно-Африканскую республику. Через несколько лет от 700000-ной общины Франции останутся одни воспоминания.
Для “архитекторов” всемирного халифата Франция – лакомый кусок. Здесь крупнейшая в Европе мусульманская диаспора, насчитывающая 6 миллионов человек. Не случайно Исмаил Ханийя, который должен сформировать палестинское правительство национального единства, начал свое турне по Европе с Парижа. После переговоров с ним Жак Ширак призвал Евросоюз снять экономические санкции с “палестинцев” и прекратить выставлять ХАМАС, который «отражает волю палестинского народа», террористической организацией. Франция все еще пытается убедить себя, что по-прежнему играет на Ближнем Востоке первую скрипку. Но бывшие колонии – Сирия и Ливан – к голосу из Парижа не прислушиваются.
В свое время Франция всячески поддерживала алавитское меньшинство во главе с кланом Асадов. Несмотря на то, что основная масса населения Сирии относит себя к суннитам. Алавиты считаются разновидностью шиитов. Может быть, поэтому и Хафез Асад, и его сын Башар тяготеют к Ирану. Алавитские генералы опасаются военного переворота. Сунниты ненавидят правящий режим и при первой же возможности постараются его сбросить. И это пугает Запад.. Хоть Башар Асад и диктатор, но более-менее предсказуемый. А можно ли будет договориться с его преемниками – большой вопрос. Поэтому в смене сирийского режима мало кто заинтересован.
Вот и посетивший Дамаск в ходе своего очередного ближневосточного турне верховный комиссар Евросоюза по внешней политике и безопасности Хавьер Солана пытался прощупать сирийскую позицию по ливанскому вопросу. Дамаск подозревают в организации убийства ливанского премьер-министра Рафика аль-Харири. Сирия, понятно, отметает эти подозрения. Нагнетая обстановку на сирийско-иранской границе и вооружая “Хезболлу”, Асад всячески пытается помешать международному расследованию. Торг, который он ведет, пока оправдывает себя.
Во всяком случае Джордж Буш уже обратился к Ирану и Сирии с просьбой помочь преодолеть религиозно-этнический кризис в Ираке. На недавней конференции в Багдаде посланцы Госдепартамента сидели за одним столом с иранскими и сирийскими дипломатами. Только очень сомнительно, чтобы Тегеран, а тем более Дамаск сделали что-то реальное. Это не в их интересах. Да и не в их силах. Тем не менее обе страны демонстрируют стремление к стратегическому альянсу. Иран оплачивает России все сирийские счета за приобретенное оружие. А министры обороны Мостафа Мохаммад-Наджар и Хасан Туркмани подписали протокол о военном сотрудничестве, в котором нет ни слова о совместных усилиях по стабилизации положения в соседнем Ираке. Зато подчеркнута жизненная необходимость обмена ядерными технологиями.
На первый взгляд эти ирано-сирийские политические маневры могут показаться бессмысленными. Но они не лишены логики. Иран ищет слабое звено в западном “монолите”. Позиция Тегерана достаточно очевидна: отстоять свое право на “мирный” атом и добиться ухода американских войск из Ирака, чтобы приписать победу себе. Отсюда и готовность сотрудничать с Евросоюзом, но только по тем направлениям, в которых заинтересована Исламская республика. На встрече с послами западноевропейских стран Махмуд Ахмадинеджад очертил круг своих интересов. Это «вопросы безопасности, правосудия и гуманитарной помощи». А расширение дружественных связей со всеми без исключения странами и нациями, к чему, дескать, стремится Иран, не более чем красивые слова.
Ни Тегеран, ни Дамаск не заинтересованы в прямой конфронтации с Соединенными Штатами. Но не прочь решить свои проблемы чужими руками. Часть работы Америка уже выполнила, уничтожив основных иранских врагов - режим Саддама Хусейна и “Талибан”. Теперь пришел черед Израиля. Угрозу Ахмадинеджада стереть еврейское государство с карты мира не следует воспринимать буквально. Даже если Иран станет ядерным, он вряд ли отважится на лобовое столкновение. Зачем рисковать, если и так вокруг столько “палачей” – от трусовато-подлой Сирии до террористических отморозков типа “Хезболлы” и ХАМАСа.
Но заманчивее всего использовать в качестве “могильщиков” Израиля сами западные страны. Это в принципе не сложно, учитывая, что евреев не любят повсеместно. В том числе и в Соединенных Штатах. И даже среди политической элиты. В Британии после публикации исследования преподавателя Хомертон-колледжа Ричарда Тоя с новой силой разгорелся спор о том, был ли Уинстон Черчилль антисемитом. А Джимми Картер и не скрывает своих антисемитских воззрений. Выступая с лекцией в университете Джорджа Вашингтона, он вновь обвинил Израиль в “политике апартеида”, повторив тезисы, изложенные в своей недавно изданной книге “Палестина: мир вместо апартеида”.
Быстрее деревья начнут расти корнями вверх, чем мир согласится с правом евреев жить так, как они считают нужным. Гражданская война в Ираке, которая неизбежна, если Соединенные Штаты начнут вывод войск, грозит увлечь за собой в пучину весь арабский мир, но Лигу арабских государств волнует совершенно иной вопрос – израильский.
На конференции в Эр-Риаде, которая пройдет в конце марта, запланирована генеральная репетиция похорон Израиля. Саудовская Аравия начала беспрецедентное давление на Соединенные Штаты, чтобы протолкнуть свой план пятилетней давности об условиях прекращения арабо-израильского “конфликта”.
По сути, это ультиматум. Израиль должен отступить к границам 1948 года и принять всех “палестинских беженцев” и их потомков. Ципи Ливни смутили только “беженцы”. В интервью радиостанции “Кол Исраэль” она сказала, что «Саудовская инициатива, в принципе, основана на очень позитивной идее, но, к сожалению, в ней есть изъяны». Прежде всего, в формуле “сначала мир, а затем нормализация отношений” следует поменять местами слагаемые. Я бы поменял и эту “формулу”, сведя ее к простому постулату, сказать о котором у израильского руководства не хватает мужества: «Отданное в чужие руки лучше и дольше сохраняется».
На последней встрече с Махмудом Аббасом израильский премьер Эхуд Ольмерт обещал «очень серьезно отнестись к проблеме палестинских беженцев», хотя еще в начале марта заявлял, что «Израиль никогда не примет резолюцию Генассамблеи ООН №194 (о праве палестинских беженцев на возвращение), это для нас красная черта». Однако призывы к гибкости и предложения выплатить компенсации бежавшим некогда по собственной воле арабам отметаются с порога. «Израиль не вправе выдвигать требования, надеясь на установление нормальных отношений с арабскими странами», - сказал пресс-секретарь Хосни Мубарака Сулейман Авад. Саудовский министр иностранных дел Сауд аль-Фейсал тоже непреклонен: «Арабские страны даже не собираются обсуждать этот вопрос, потому что план Лиги арабских государств должен быть принять без предварительных условий».
Ольмерт, как и Буш, уже может писать завещание. Обязательно учитывая при этом, что кто жертвует на смертном одре, вытаскивает деньги из кармана своих наследников. А Ципи Ливни я бы предложил поручить Шимону Пересу разучить с Махмудом Аббасом песню: «Мои года - твое наследство». Эрец-Исраэль делили уже неоднократно, но всякий раз эта земля возвращалась к евреям. Даже тогда, когда они не хотели ее брать. Говорят, “столица арабских беженцев” Хайфа стонет от крыс. Но ведь это тоже буревестники. Они предсказывают не только бурю, но и кораблекрушение.