Из мутных истоков

История далекая и близкая
№11 (569)

В истории профсоюзного движения Америки просматривается явная тенденция к снижению общего количества профсоюзов и их членов. Если в 60-х годах их число стабильно составляло свыше 30% от общего числа рабочих, то к концу XX столетия - около 15%, а в настоящее время, по некоторым данным имеется всего лишь 12% объединенных в профсоюзы «синих воротничков».
Я решил разобраться в причинах постепенного исчезновения некогда могучего и влиятельного движения американских «юнионов», которые во многом определяли путь индустриального развития этой страны и благосостояние рядовых граждан США.
Наиболее важным и очевидным является наметившийся поворот Америки в сторону постиндустриального общества. С началом 70-х годов начался стремительный отток рабочих мест в регионы с дешевой рабочей силой - в Центральную и Южную Америку, Юго-Восточную Азию, а позднее и в страны Восточной Европы. Сегодня достаточно взглянуть на бывшие индустриальные кварталы Нью-Йорка по другую сторону манхэттенских мостов, чтобы получить четкую картину произошедших преобразований: на месте бывших бруклинских судоверфей возникли киностудии и рестораны, а посреди заброшенных квинсовских фабрик строятся высотные здания банков. В целом же по стране исчезают целые рабочие городки, а оставшиеся без привычного занятия «синие воротнички» переучиваются, приобретая специальности для работы в сфере обслуживания, или вступают на непредсказуемую стезю частного предпринимательства.
Профсоюзные лидеры ропщут на усилившееся давление со стороны корпоративной администрации и руководства страны, приводя в качестве примера увольнение по инициативе президента Рейгана авиадиспетчеров в 1981 году - в наказание за общенациональную забастовку. Изменилось и общественное мнение: если раньше деятельность рабочих формирований вызывала симпатию и поддержку широких масс, то сейчас нередко проявляется зависть по поводу пенсионных и медицинских привилегий членов профсоюзов.
При более детальном рассмотрении бурной истории американских профсоюзов нельзя не отметить тот важный факт, что все основные профсоюзы когда-то возникали при поддержке мощных в то время общественных течений и находились под влиянием популярных тогда идеологий. За 70 - 80 последних лет в американском обществе произошли существенные изменения, и в новых условиях традиции профобъединений зачастую выглядят реликтом прошлого. Об этом говорит и отсутствие на данный момент выдающихся лидеров, таких, которые когда-то пользовались большим уважением у американской публики.
Легендарный Джимми Хоффа в детстве остался без отца, бросил школу и зарекомендовал себя уличным драчуном с задатками вожака. Он работал грузчиком, откуда его с треском выгнали, но его организаторским способностям нашлось применение при организации профсоюза водителей в Детройте. То и дело прибегая к уличным методам запугивания, он добивался от работодателей выгодных для своих подопечных контрактов, не гнушаясь ни угрозами бойкота, ни откровенными «наездами» с помощью своих друзей из итальянской мафии. Владельцы продовольственных магазинов платили дань, а приближенные Хоффы обогащались за счет тайных сделок.
В возрасте 20 лет в 1957 Джимми Хоффа организовал грандиозную забастовку водителей, после которой с помощью денег из мафиозных источников был избран президентом быстро разраставшегося профобъединения водителей грузовиков всей Северной Америки. Авторитарный контроль Хоффы над важной отраслью американской индустрии начал беспокоить правительство, и тогдашний генеральный прокурор страны Роберт Кеннеди объявил войну диктату всемогущего профсоюза и непокорному Хоффе в частности. Срочно принятый пакет законов ослабил диктат профобъединений на транспорте, а сам профбосс угодил в тюрьму за взятки. Выйдя на свободу в 1971 году, Хоффа не пожелал следовать запрету властей заниматься какой-либо общественной деятельностью и принялся восстанавливать свое влияние в транспортной индустрии с помощью старых дружков из мафии. В июле 1975 года он отправился на встречу с главами детройтского и нью-джерсийского кланов и бесследно исчез. С тех пор о его судьбе снято множество фильмов и документальных лент, опубликовано несчетное количество статей и книг, а полиция время от времени проводит допросы новых источников информации. Загадка исчезновения Хоффы лишь подогревает интерес к этой неординарной личности – яркого представителя вымершей ныне породы профбосса.
Столь же незаурядной и скандальной личностью являлся организатор некогда мощного профсоюза портовых грузчиков Хэри Бриджес. Уроженец австралийской семьи лэндлордов, он посчитал неинтересным дело отца, занимающегося сбором рента с бедных людей, порвал с семьей и устроился простым рабочим на грузовое судно. Прибыв в порт Сан-Франциско в 1920 году, он сразу же подключился к профсоюзной деятельности, продолжая тяжело работать рядовым грузчиком. Производственная травма (перелом ноги) лишь подстегнула юношу - Бриджес ринулся в атаку на коррумпированное руководство профсоюза. В качестве помощников он выбрал себе активных членов коммунистической партии США и вместе с ними в 1933 году уверенно занял позицию лидера, а годом позже организовал кровавую стачку в порту.
Администрация президента Рузвельта безуспешно пыталась депортировать Бриджеса как члена компартии. В своей деятельности последний не скрывал своих политических взглядов: вначале в разгар войны в Европе требовал от Белого дома не посылать американских солдат на «чужую войну», потом, после нападения гитлеровских войск на СССР, наоборот, призывал к скорейшему открытию Второго фронта, а с началом имплементации «Плана Маршалла» по восстановлению Западной Европы открыто саботировал поставку туда грузов. После своего 40-летнего диктаторского правления профсоюзом Хэри Бриджес был отправлен в «почетную отставку» - в точности по сценарию для одряхлевших членов советского Политбюро.
Организатор многочисленного и поныне профсоюза транспортных работников Майк Квил всегда полагался на помощь ирландских националистов. По его собственным воспоминаниям, он еще подростком в родной Ирландии состоял членом Ирландской республиканской армии (ИРА) и даже был ранен во время боевых действий против английских солдат. Иммигрировав в США в 1926 году, он при поддержке ирландских земляков вначале устроился на работу в нью-йоркский метрополитен, а потом постепенно принялся организовывать единый профсоюз из отдельных формирований. Все его приближенные состояли членами секретной организации ирландских националистов «Гаель». Свой бунтарский характер М. Квил сохранил до конца своих дней на посту самого влиятельного в нашем городе профсоюза. В 1966 году он организовал грандиозную забастовку, на 12 дней парализовавшую весь Нью-Йорк. На постановление городского судьи прекратить забастовку Майк громогласно пожелал тому «сдохнуть в своем черном балахоне», за что был посажен в тюрьму. Через три дня после выхода из заключения М. Квил умер от сердечного приступа.
На данный момент усилиями федеральных органов США организованная преступность практически ликвидирована. С развалом Советского Союза какое-либо влияние коммунистической идеологии в международном рабочем движении окончательно утрачено, а любые радикальные националистические группировки ныне отождествляются в сознании населения с терроризмом. В таких условиях бурный рост активных профобъединений и появление новых лидеров-«милитантов» типа Хоффы, Бриджеса и Квила представляется невозможным. Правда, на гребне затухающей в США волны движения нацменьшинств за свои гражданские права в последние годы ведущую роль в оставшихся профсоюзах заняли афроамериканцы, имеющие опыт политической борьбы. Однако по мере стремительного роста благосостояния этой части населения радикальные настроения некоторых лидеров уже не пользуются широкой поддержкой.