МЕЧТА, ВОПЛОЩЕННАЯ В ЖИЗНЬ

История далекая и близкая
№11 (569)

Однажды десятилетний мальчик молился в своей комнате, и внезапно у него возникло чувство сопричастности с Богом – ребенок ощутил Его Волю и Его Благодать. Позже, уже взрослым, возвращаясь к этому моменту своей жизни, он неизменно верил, что был тогда разбужен Провидением и призван совершить что-то великое. Он свято верил в свою судьбу, будучи искушаем богатством и славой, даже когда видел вокруг лишь отчаяние, жестокость и лицемерие. Это было похоже на семя, брошенное в плодородную почву. Вера, питаемая знанием, опытом, религией и идеями людей, встретившихся ему в молодости, со временем расцвела и изменила мир.
Мальчика звали Вильям Пенн, так же как его отца, деда и прадеда. В семье это имя передавалось из поколения в поколение.
Отец Вильяма адмирал сэр Вильям Пенн был близким другом короля Чарльза II. Их долговечная дружба началась в апреле 1660 года, когда военное судно NASEBY под командованием адмирала Пенна пришвартовалось в порту города Швенинген (Голландия). Корабль прибыл за королем, находившимся в изгнании более десяти лет из-за гражданской войны в Англии. Первое, что сделал король, ступив на борт корабля, – он положил плашмя шпагу на плечо коленопреклоненного адмирала и провозгласил его рыцарем – сэр Вильям Пенн.
Младшему Пенну было в ту пору шестнадцать лет. Перед ним открывалось блестящее будущее. Отец послал его изучать право в Оксфорд, где занимались отпрыски аристократических семейств.
Осваивая азы юриспруденции, Вильям посещал также и нелегальные лекции доктора философии Джона Оуэна о пуританах и увлекся сей верой, шедшей вразрез с англиканской церковью.
Университетское начальство поставило в известность адмирала о религиозных взглядах сына, и отец спешно отправил Вильяма во Францию и Италию, надеясь, что фешенебельная жизнь на континенте поможет юноше изменить отношение к религии. На какое-то время план адмирала удался, и через два года Вильям вернулся в Англию лощеным аристократом, напрочь позабыв религиозное рвение.
Счастливый отец отрядил Вильяма в столицу продолжать изучать право, но в недоброе время тот оказался в Лондоне – в город пришла чума. Ее первые признаки появились еще в начале декабря, но особую свирепость черная смерть проявила летом. “На этой неделе болезнь добралась до нашего прихода и сейчас она везде”, – отметил Вильям-младший в дневнике.
К середине июля две тысячи лондонцев умирали каждую неделю, а в августе погибло более тридцати тысяч человек. Косая обошла стороной Вильяма и его семью, но, видя смерть и страдание вокруг, он с разочарованием глядел на священников англиканской церкви, пренебрегавшими своими обязанностями и не проводившими службу в этот страшный час.
И в то же время юноша наблюдал за квакерами. Те, не заботясь о своем здоровье, посещали чумные дома, куда не заглядывал ни один человек, доставляя больным свежую еду и питье, не обойдя вниманием даже тюрьмы, откуда сбежали все охранники, оставив заключенных на произвол судьбы. И Вильям всерьез задумался о возможности принять веру квакеров, “как будто Бог показал мне дорогу в жизни и спасение”, – записал он в дневнике.
Через несколько лет, проводя лето в Ирландии в имении родителей, Вильям забрел в соседний городок и, зайдя в шляпный магазин, узнал хозяйку, исповедовавшую, как ему было известно, религию квакеров. И вдруг молодой человек вспомнил, что еще двенадцатилетним ребенком ему довелось услышать проповедь квакера Томаса Лое, запавшую глубоко в детскую душу. Вильям спросил о пасторе, сказав, что готов для встречи с Лое скакать хоть сто миль. “Сто миль скакать не придется и даже десять, так как наставник здесь, в этом городке, и на следующий день состоится его проповедь,” – спокойно ответила женщина.
Встреча с Томасом Лое полностью изменила жизнь двадцатитрехлетнего Вильяма. Он осознал, что нашел то, к чему давно стремилась душа.
Юноша решил стать квакером в то время, когда вера эта преследовалась законом – исповедующим ее грозила тюрьма и даже смертная казнь, но ничто не могло сбить Вильяма с избранного пути.
Ревностно отстаивая убеждения квакеров, Вильям Пенн четыре раза пребывал в тюрьме. В печально известном замке Тауэр, содержавшем особо опасных преступников, он написал первый религиозный и политический трактат NO CROSS NO CROWN – “Нет креста, нет короны” – наиболее популярную в то время книгу о христианстве.
В 1677 году, проповедуя в Голландии и Германии, Вильям повстречал единоверцев, желающих переселиться в Америку, дабы без притеснений отправлять богослужения, и Вильяму Пенну пришло на ум, что единственная возможность свободы для квакеров – Новый Мир.
Чарльз II задолжал адмиралу Пенну огромную сумму – более 80 тысяч фунтов стерлингов. Отец к тому времени умер и Вильям обратился к королю с просьбой, в качестве возврата долга, получить землю в Америке. Пенн задумал основать колонию в Новом Свете. Чарльз II выделил Вильяму Пенну область западнее реки Делавэр, включающую современные штаты - Пенсильванию и часть штата Нью-Джерси со всеми правами на эту территорию.
Вильям полагал назвать колонию Сильвания, что означает земля лесов, однако король предложил именовать Пенсильвания, заметив: “Это в память о вашем благородном отце”.
В1681 году колония была основана, и квакеры тысячами стали прибывать в Пенсильванию. В то же время Пенн отправил индейцам письмо с уверениями добрососедских отношений, где писал: “Я очень хорошо понимаю несправедливость и злобу, окружающую вас. Но я не такой человек. Я люблю и уважаю вас и надеюсь снискать вашу любовь и дружбу, чтобы жить в мире и согласии”.
Годом позже Пенн составил руководство для колонии, назвав его Frame of the Government – “Рамка закона”. Согласно документу, колонию возглавляет губернатор – Вильям Пенн или кто-либо еще, кого он назначит. Власть губернатора ограничена 72 советниками. Последние избираются народом и генеральной ассамблеей в количестве пятисот человек. Губернатор, советники и члены ассамблеи будут обладать законодательной и исполнительной властью.
Frame of the Government получил широкое признание в колониях, предшествуя Декларации Независимости, и был удостоен внимания при создании Конституции Соединенных Штатов Америки.
Тем временем корабль WELKOM, на котором Вильям Пенн прибыл в Америку, 27 октября 1682 года подошел к берегу реки Делавэр в городе Ньюкасл, а через два дня WELKOM причалил в верховьях Делавэра близ деревни датских поселенцев Апланд. Вильяма встречали квакеры, а также индейцы, пожелавшие встретиться с человеком, писавшим им с любовью и уважением.
Пенн заплатил аборигенам за землю, что не сделал до него ни один европеец, и подписал с ними Великий Договор. Встреча состоялась под раскидистым вязом в деревне Шакмкхан. Индейцы обещали жить с Вильямом Пенном и его детьми в мире и дружбе так долго, как солнце и луна светят на небе. Договор остался незыблем – за всю историю колонизации Америки это было единственное ненарушенное соглашение.
На следующий день Вильям со спутниками на небольшом судне отправились в путешествие по реке, исследуя непроторенный мир.
Перед ними широко раскинулась плодородная земля. На лугах сосредоточенно щипали сочную траву тучные бизоны, вода в реке бурлила от обилия рыбы и уши закладывало от гомона уток, гусей, журавлей и цапель. По берегам стояли раскидистые деревья, стремительно носились суетливые белки, в густых лесах щипали изумрудную листву олени и лоси, прыгали пушистые зайцы, важно шагали жирные индейки и сновала прочая живность.
Около четырех миль севернее места впадения реки Шайкил в Делавэр путники нашли удобную гавань. Здесь Вильям Пенн решил основать Город Своей Мечты, задуманный и спроектированный им еще в Англии. Он грезил о месте без пожаров и болезней, о каменных домах, окруженных зелеными лужайками, цветущими садами и просторными парками, где люди жили бы как братья. И какое название может быть лучше, чем Филадельфия. “Филос” по-гречески означает любовь, “адельфос” – брат.
В том же году принц Йоркский, будущий король Джеймс II, владелец Делавэра, отдал Пенну в аренду эту землю. Таким образом, Вильям Пенн управлял огромной территорией – частью Нью-Джерси, Пенсильванией и Делавэром, где могли поместиться несколько европейских государств.
Пенсильвания быстро разрасталась. Квакеры прибывали из Англии, католики – из Ирландии, Шотландии, Германии и Швеции и евреи – почти из всей Европы.
Для своего времени Пенсильвания была весьма демократичной колонией со свободой вероисповедания и правом голоса для всего мужского населения, независимо от финансового состояния. Здесь люди из разных стран могли жить мирно и спокойно.
Через два года после приезда в Америку Вильям Пенн вынужден был возвратиться в Англию из-за пограничного конфликта с лордом Балтимором, владельцем колонии Мэриленд, претендовавшим на часть территории Пенна.
Свое чувство к Пенсильвании Вильям выразил в прощальном письме к жителям Филадельфии: “Моя любовь и моя жизнь – это вы и я с вами. Вода не утолит такую жажду и даже расстояние не истощит мое чувство. Я был с вами, заботился о вас, служил вам, и вы возлюбленные мои”.
Пенн надеялся вскоре вернуться, но в Англии произошла революция и Джеймса II сбросили с трона, а Вильям Пенн из-за дружбы с королем вновь оказался в тюрьме без права управления Пенсильванией, но через два года был освобожден с возвращением всех полномочий.
Прошло долгих семнадцать лет, прежде чем он опять увидел свою землю.
За это время Пенсильвания разрослась и превратилась в процветающую колонию, а Филадельфия, после Бостона, стала вторым по величине городом в Америке с населением свыше пяти тысяч человек. Дома в городе строились из кирпича с просторными балконами и широкими ступенями. Сады и парки, о которых Пенн мечтал много лет назад, радовали глаз свежей зеленью. В магазинах продавались всевозможные товары, а церкви и школы давали духовное и светское образование.
В порту, почти из всех стран мира, ждали разгрузки суда с пенькой для корабельных канатов, инструментами, китовым жиром, мехом, табаком, железом и медью и прочей утварью, необходимой поселенцам.
Глядя на город его мечты, сердце Вильяма Пенна переполняла гордость и благодарность Богу.
City of Brotherly Love – “Город братской любви” – так квакеры прозвали Филадельфию. “Брат” – принятое обращение у квакеров.
Пенн же называл Филадельфию Holly Experiment – “Святой Эксперимент”, и этот необычный опыт удался в полной мере.
Завершая рассказ о жизни Вильяма Пенна, отметим, что 3 ноября 1701 года на корабле DOLMABOY Пенн с семьей вновь отправился в Англию в который раз отстаивать права на землю. Король Вильям III задумал отобрать у Пенна колонию и сделать ее королевской вотчиной, но монарх умер, не успев осуществить свой вероломный план. Вильям надеялся вскоре вернуться, но никогда больше ему не довелось ступать по земле Пенсильвании.
В Англии Пенн вновь был арестован и отправлен в тюрьму по обвинению в религиозных убеждениях. Через год его освободили, но здоровье уже было крайне подорвано, а в 1710 году Вильяма Пенна парализовал инсульт. Последние восемь лет жизни Пенн был прикован к постели, однако эти годы были наполнены признательностью жителей колонии к ее основателю и по-прежнему быстрым ростом и развитием Пенсильвании.
30 июля 1718 года Вильям тихо умер в возрасте семидесяти лет, и права на владение Пенсильванией перешли к его сыновьям и внукам.
Прожив трудную, но богатую событиями жизнь, Вильям Пенн был одним из немногих счастливых людей, сумевших воплотить свои мечты в жизнь. Его провидческие идеи о демократическом правлении актуальны и через триста лет. Он навечно остался в памяти поколений как основатель первой демократической колонии и города Филадельфии.
Именно в Филадельфии вершилась история Соединенных Штатов Америки. Здесь проходили Первый и Второй Континентальный Конгрессы, была подписана Декларация Независимости и принята Конституция. Свершилось даже то, о чем Вильям и не помышлял. Его Филадельфия стала столицей молодого государства.
Разумеется, это Пенну не довелось увидеть, но его внуки и правнуки жили уже в демократической стране, идее создания которой была посвящена жизнь их великого предка.
Вильям Пенн мужественно отстаивал свои идеи, придерживаясь великого правила честных людей: “Делай, что должно, и пусть будет, что будет”, и благодарные потомки возводят в его честь памятники, разбивают парки, называют его именем школы и университеты. Только в одном Нью-Йорке именем Пенна названы: станция метрополитена, улица, авеню, сквер, школа, университет, клуб и даже страховая компания William Penn Life Insurance Company of New York носит имя Пенна как символ надежности и стабильности. Его жизнь – это блестящий пример терпения, мужества, любви и милосердия к людям, которые Провидение вложило в сердце десятилетнего мальчика.


Комментарии (Всего: 1)

Я хотела поставить 5.
Статья полная, полезная, эмоциональная.
Спасибо автору!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *