Я люблю тебя, доктор!

Прорыв в неизвестное
№25 (321)

Как-то мне позвонил один знакомый из Чикагского университета и сказал, что в университетском госпитале ожидается приезд интересной гостьи из Греции. И тогда же посоветовал мне познакомиться с ней. «Не пожалеешь, - как-то загадочно произнес мой приятель. – Я передам ей, что ты приедешь ее навестить. Гостью зовут Панаджиота». Я последовал его совету.[!]
У каждого из нас бывают тяжелые, критические моменты в жизни. Порой они ставят под сомнение реальность завтрашнего дня, возможность увидеть столь привычный всем нам восход солнца и сказать родным “доброе утро». Именно такой момент наступил у десятилетней Панаджиоты Пападаки: она лицом к лицу столкнулась с острой и очевидной дилеммой жизни. Девочка хорошо понимала, что шансов увидеть завтрашний восход у нее чрезвычайно мало.
Она родилась в Греции и всегда жила в Афинах. В один из дней ее отец, Эмануэль Пападаки, заболел. Он давно уже чувствовал себя неважно, а где-то с год назад Эмануэль почувствовал непривычную для себя слабость. Он стал быстро уставать, похудел, но упорно отказывался от общения с врачом. Так он жил, пока силы не покинули его вконец и он не попал в больницу. У него нашли рак щитовидной железы. И там же его предупредили о серьезных последствиях заболевания, которое могло очень быстро привести к гипертонии, образованию камней в почках и в результате к стремительному фатальному исходу. Тогда же возник вопрос - а не может ли заболевание отца по наследству перейти к дочери? «Все может быть. Такой исход не исключен, - сказали врачи. – Это может случиться завтра, но может проявиться и через десять лет. Посмотрим, что покажет время”.
Эти события буквально перевернули весь мир десятилетней девочки. Панаджиота все понимала, ее чувствительное сердечко переполнялось болью, когда она смотрела на своих смеющихся беззаботных сверстников, а по выражению бесхитростных глаз матери безошибочно догадывалась о собственной судьбе. Из ее сознания упорно не уходил образ несчастного отца, оставленного в больнице.
К счастью, в жизнь Панаджиоты неожиданно вошел “чикагский период”, начисто изменивший будущее прелестной и очень доброй девочки. По совету друзей, живших в Чикаго, мать девочки - Анжелика - вместе с дочерью приехала в Соединенные Штаты, в Чикаго, где полностью рассеялись грозные тучи, нависшие над семьей Пападаки...
“Это вроде всего-навсего маленькая пилюлька, - смеясь, говорила мне позднее Панаджиота (мы встретились с ней в госпитале спустя месяц после ее приезда в Чикаго и у нее в тот день были удивительно счастливые глаза). - Но эта крохотулька дает мне шанс на жизнь. А тебе кто дал такой шанс?”
Ее чистая, доверчивая улыбка просто покорила меня. Маленькую пилюльку размером с горошину, которую Панаджиота показала мне, она теперь принимает ежедневно и будет принимать всегда. “Я буду жить, - говорила она мне с удивительной убежденностью, - я буду такой же, как и все”, - с твердостью убеждала меня девочка, влюбившаяся в Чикаго, но более всего, как она тогда выразилась, в своего “бойфренда”, американского доктора Эдвина Каплана.
Но до того, как Каплан вошел в ее жизнь, произошло и другое важное событие. Первое из трех, пережитых в Чикаго, и о которых, вероятно, мало что слышал мир, существующий за пределами госпиталя Чикагского университета.
Прежде всего нужно было окончательно определиться с диагнозом - не унаследовала ли Панаджиота от своего отца страшную болезнь? Горькая правда была установлена с помощью уникального метода тестирования генов - новейшей технологии, позволившей наконец-то раскрыть многовековую тайну природы. Современная техника, рожденная в нашей стране, позволила заглянуть в святые святых невидимого, мистического мира генов, проникнуть в запретную самой природой цитадель, где, вероятно, царствует только волшебство, создающее невообразимые и неосязаемые нити, навеки связавшие людей.
Генетическое тестирование воистину совершило переворот в медицине. Этот метод дает возможность распознавать даже предрасположенность людей к различным тяжелым недугам, таким, как, например, рак груди. Он обнажил и секреты скрытых способностей человека передавать по наследству своему потомству тлеющую, еще не проявившуюся, не беспокоящую и не распознанную врачами болезнь. Вот почему Национальный институт здоровья нашей страны считает целесообразным делать такие генетические тесты всем родителям, как уже имеющим детей , так и тем, кто только планирует увеличение потомства.
Итак, генетическое тестирование выявило у десятилетней девочки из Афин переданное по наследству тяжелое заболевание. Но не только это. Результат исследования показал, что Панаджиота, кроме унаследованной отцовской склонности к раковому заболеванию, теперь сама сможет передать болезнь своему потомству. Это открытие было еще одним ужасным ударом. И вот тогда специалисты чикагского госпиталя предприняли, по их мнению, единственно возможный шаг для спасения Панаджиоты - они решились на удаление щитовидной железы девочки.
Доктор Каплан мастерски провел операцию, длившуюся более трех часов, после чего всем стало абсолютно ясно, что генетический тест вынес справедливый “вердикт”. На удаленной железе без особого труда можно было невооруженным глазом разглядеть раковую опухоль размером чуть ли не в пятак.
“Это блестящее подтверждение того, как генетический тест может спасать жизнь людей”,- сказал мне после операции “бойфренд” девочки, доктор Каплан.
А затем произошло и третье, тоже очень важное событие. Щитовидная железа, как известно, производит различные гормоны, без которых человеческий организм не может существовать. «Горошинки”, которые продемонстрировала мне девочка, заменили щитовидку, и, по-видимому, достаточно успешно, не доставляя никаких хлопот юной гречанке. Сколько радости и неподдельного детского счастья я прочитал тогда в глазах десятилетней Панаджиоты. Я встретился с ней и в день выписки из госпиталя. “Я буду жить так же, как и все, как и ты”, - с радостью сказала она мне. А ее мать, ни на миг не покидавшая дочь все время, проведенное ею в госпитале, была не менее счастлива. “У меня просто нет подходящих слов, чтобы выразить свою радость. Она будет жить, как и все дети...” - и Анжелика расплакалась.
Эта трогательная и крайне интересная история с точки зрения новаторства в медицине, ее колоссальных возможностей и не менее обещающих перспектив произошла не так давно в Чикаго. История эта поучительна и с точки зрения человеческих отношений между людьми, совершенно не знакомыми ранее, но ставшими, как мне думается, близкими друзьями. Я прежде всего имею в виду жизнерадостную, ласковую и милую девочку из Афин и ее “бойфренда”, хирурга из Чикаго. “Панаджиота действительно поразила мое сердце, - признался мне Эдвин Каплан, - она навсегда останется в моей памяти, хотя и будет жить в далекой Греции”. Как-то из Афин Панаджиота позвонила Эдвину. “Хелло! - воскликнула она. - Я люблю тебя”.