Ах, Нью-Йорк, мой Нью-Йорк... (продолжение)

Ах Нью-Йорк, мой Нью-Йорк...
№25 (321)

СОХО

Когда слышишь это название, сразу же в памяти всплывает Лондонское Сохо, центр преступного мира английской столицы, воспетый в «Трёхгрошовой опере» Бертольда Брехта, лихая песенка романтичного убийцы Мекки - Ножа на музыку блистательного Курта Вейля....

Ничего общего наш нью-йоркский Сохо с этим не имеет. Это респектабельный район, наполненный художественными галереями и антикварными магазинами. Само же название места составлено из начальных букв двух слов South of Houston, что означает «к югу от Хаустон-стрит». Вот такое, увы, прозаическое происхождение. Но зато история этого района весьма и весьма примечательна.

В начале ХIХ столетия прямоугольник, ныне ограниченный улицами Хаустон-стрит, Канал-стрит, Кросби-стрит и Вест Бродвей, был далекой окраиной города. Добраться сюда было очень непросто, ибо ровно посередине тянулось огромное болото. И только после его осушения началась застройка жилыми домами. А вообще-то тут располагались фермы, где выращивались овощи и фрукты. За очень короткое время их потеснили здания фешенебельных магазинов Лорд и Тейлор, Тиффани, выстроились в ряд дорогие отели...Но все меняется в этом изменчивом мире. Центр светской жизни перетёк в нынешний район Таймс-сквера, город двигался дальше и строительство жилья здесь прекратилось. Селилась все более непрезентабельная публика, и владельцы стали за бесценок продавать свои домовладения. И нахлынули на эту распродажу деловые люди, которые стали лихорадочно строить фабрики и склады. Чего только здесь не производилось: от фетра до вечерних туалетов, от светильников до декоративных перьев для дамских шляпок...А самое главное, что это нашествие совпало с эрой чугуна в строительстве. Начало было положено знаменитым «Хрустальным дворцом», построенным из чугуна и стекла для Всемирной выставки в Лондоне в 1851 году. Через два года его копия появилась и в Нью-Йорке.

Чугун обладал многими достоинствами. Он был легче камня, каркас будущего здания можно было отливать на заводе и только собирать на строительной площадке, что, конечно, ускоряло и удешевляло строительство. Из чугуна даже отливали декоративные детали: карнизы, балясины, ажурные наличники окон, лестничные ограждения и даже водостоки в виде львиных голов... Мои туристы удивляются (а некоторые не верят), когда я им говорю, что грандиозный купол Капитолия в Вашингтоне составлен из двух литых чугунных полусфер, вставленных друг в друга и только окрашен под камень.

Было еще одно преимущество, и весьма существенное для Нью-Йорка: чугунные здания устойчивы к огню. А пожары были подлинным бичом великого города. В 1835 году огонь опустошил практически южную оконечность Манхэттена. Тогда в его пламени исчезли последние 70 домов времён голландского Нью-Амстердама. Через 10 лет пожар уничтожил ещё 300 строений. И ныне 26 кварталов этого района застроены домами с чугунными каркасами или фасадами. Но, гуляя по Сохо разглядеть их трудно. Дело в том, что архитекторы как бы стеснялись этого индустриального материала и окрашивали чугун под цвет камня. В некоторые краски добавляли песок дабы фасад выглядел как бы сложенным из дикого, необработанного гранита или гнейса. Архитектура этих зданий носит черты подражания европейским стилям, в основном, модерн, который в 80-х годах XIX столетия буквально ворвался в Америку и заполнил собой практически все новостройки. Но приобрел и американские черты - грандиозный размах, функциональность и стал предтечей будущих небоскрёбов.

Сохо довольно долго был индустриальным районом, но к 60-м годам ХХ столетия фабрики стали пустеть: дешевле было производить продукцию в других местах страны и мира, где рабочая сила была значительно дешевле. А в эти пустующие помещения большой площади с высоченными потолками устремились художники, скульпторы, хозяева галерей. Арендная плата была невысока. Тем более, что творческий люд добился от города разрешения жить там же, где они работали, в своих мастерских. И Сохо быстро, к 70-м годам ХХ столетия превратился в богемно-фешенебельный район, где расцвели все направления искусства. Художники устраивали свои кооперативы, организующие их финансовую деятельность, вырываясь из жестких объятий профессиональных торгашей-артдиллеров. И как в Париже, на Монмартре ныне можно потратить сутки, обходя мастерские и художественные галереи одну за другой. Пройдемся и мы с вами по некоторым.

Broadway 488-492. Хейвут-билдинг. Огромное строение построено архитектором Джоном Гайнером в 1857 году (для Нью-Йорка это глубокая старина). Многочисленные колонны и пилястры коринфского ордера окаймляют его. Все черты классической архитектуры присутствуют здесь. Его называют Парфеноном модерна.

Broadway 478-482. Здание построено Ричардом Хантом в 1873 году. Поражают широкие арочные пролёты, выступающие ритмично карнизы, яркий орнамент.... Это тот самый Хант, что выстроил знаменитый Мраморный дворец в г. Нью-Порте, подаренный Корнелиусом Вандербильдом своей жене Альве. (Вот это любовь! Правда, через несколько лет она его бросила и стала женой одного банкира. Естественно, Мраморный дворец остался за ней - те времена мужчины дорогие подарки не отсуживали).

Broadway 515. В конце ХIХ столетия на смену газовым рожкам пришли красивые декоративные уличные фонари из чугуна. Их осталось очень мало в городе, не более 30 штук. Один из них стоит по этому адресу с 1900 года!
Заглянем и в галереи. Такие как Джон Вебер, Лео Кастелли, Мэри Буш до сего дня диктуют моду на художественном рынке.
На Вест Бродвее, между Broome Street и Spring Street располагаются галереи, известные своим противостоянием модным течениям. Выставленные там работы удивляют, изумляют, часто вызывают недоумение...И иногда заставляют сердиться. Но уж точно, вы не заскучаете.

Prince-street, 114. Галерея Мими Фертц. Прямо у входа большая скульптура Богини Плодородия известного скульптора Шемякина. Здесь можно увидеть и другие работы этого мастера, так же, как и многих других русских авторов.

На West Broadway 447, в галерее Боулс-Сорокко, также привечают русских мастеров: здесь постоянно демонстрируются работы Михаила Шемякина, Льва Межберга, Г. Медведева и многих других.
Выставляют охотно художников-эмигрантов и по адресу West Broadway 451. Галерея №13 (Не верим де в плохие приметы!).
Очень оригинальная галерея размещена в Гюнтер-билдинге (Broome Street, 469). Он был построен в 1872 году Гриффитом Томасом. Владеют ею женщины-феминистки. И выставлены соответственно работы художниц-женщин: скульптуры, графика, живопись и даже фотографии...

И, наконец, на Canal-street, 307-311 раскинулся «Мраморный Дом», основная достопримечательность этого уголка. Гриффит Томас построил его в 1865 году под очень дорогой универмаг. У него разные фасады: обращенный к Канал-Стрит облицован белым итальянским мрамором, а со стороны Мерсер и Говард стритов - простая кирпичная кладка. Но и здесь не обошлось без чугуна: из него отлит классических форм карниз.

Но недолог был век чугуна. К 90-м годам XIX столетия он быстро стал выходить из моды. На смену пришли сталь и бетон... А чугунный Сохо остался. В 1973 году Сохо объявлен памятником истории и архитектуры. А это означает, что ничего сносить и перестраивать на его территории нельзя без ведома архитектурного управления города. А оно бдит довольно строго! К нашей с вами радости!

Часть 15. ГРИНВИЧ-ВИЛЛИДЖ