А в посылке – два министра...

Факты. События. Комментарии
№15 (573)

«С добрым утром, тетя Хая, ой-ё-ёй,
Вам посылка из Шанхая, ой-ё-ёй...» -
эта широко известная песенка невольно приходит в голову, когда читаешь материалы очередного допроса министра финансов Израиля Авраама Гиршзона. В ходе этого, уже третьего по счету, многочасового общения главного казначея страны с полицейскими следователями стал наконец известен один из источников крупного состояния семьи Гиршзонов. Им оказалась тетя... Нет, не Хая, а Ада. И не из Шанхая, а из Милана.
Авраам Гиршзон поведал полицейским, что 1 миллион долларов ему и еще 600 тысяч «баксов» на счет его сына Офера перевела престарелая сестра их покойной жены и матери. Сама же Ада является богатой наследницей капиталов своего умершего итальянского мужа, и в далекий Израиль вдову заставил посылать деньги родственный долг. Она, дескать, не могла не помочь своему бедному зятю Аврааму растить ее израильских племянников.
Стоит заметить, что на момент перевода названных сумм Авраам Гиршзон занимал пост председателя Национальной федерации профсоюзов, был главой медицинской кассы «Леумит», а также являлся депутатом Кнессета и одним из видных деятелей партии «Ликуд». Он также контролировал деятельность нескольких общественных организаций, в том числе товарищества НИЛИ, занимавшегося защитой прав трудящихся и помощью безработным. А завистники называли Гиршзона одним из самых богатых деятелей «Ликуда», исключая, разумеется, тогдашнего председателя партии Ариэля Шарона, чье официальное состояние измерялось многими миллионами шекелей.
Ясное дело, тетя Ада из Милана была просто обязана оказывать посильную материальную помощь своему нуждающемуся израильскому родственнику.
Но откуда у полиции такой острый интерес к банковскому счету министра финансов? Какое кому дело, какие суммы на него поступали?
Есть дело. И оно открыто несколько недель назад полицией Израиля. Министр финансов Авраам Гиршзон подозревается в крупных хищениях, получении средств обманным путем при отягчающих обстоятельствах, мошенничестве, обмане общественного доверия и фальсификации финансовых документов. Внушительный список...
Полицейские утверждают, что у них имеется достаточно доказательств, подтверждающих участие Гиршзона в хищении миллионов шекелей со счетов принадлежащей профсоюзу общественной организации НИЛИ, финансировании своей предвыборной кампании за счет средств медицинской кассы “Леумит”, а также пенсионных и студенческих фондов. То есть министра подозревают в том, что он слишком свободно манипулировал общественными средствами, сознательно путая партийный и профсоюзный карманы и не забывая отрезать себе солидные куски финансового пирога.
Особое отношение в Израиле вызвало обнародование подозрений в том, что Гиршзоном была истрачена не по назначению, а возможно, и присвоена, большая часть из 7 миллионов шекелей общественной организации “Марш жизни”. Эта организация занимается подготовкой и проведением экскурсий израильской молодежи в Освенцим – бывший нацистский лагерь смерти, где в годы Второй мировой войны были уничтожены миллионы евреев Европы. Мошенничать, прикрываясь памятью жертв Аушвица?! Такого в еврейской стране не готовы простить никому.
Впрочем, все это пока подозрения, и, согласно презумпции невиновности, в той или иной степени чтимой израильской Фемидой, гражданин Гиршзон невиновен, пока не доказано обратное. Другое дело, насколько этот цветущий криминальный букет может сочетаться с должностью министра финансов?
Именно этот вопрос задает сегодня израильская пресса, никогда особо не жаловавшая Гиршзона. В силу своей левизны СМИ Израиля не знают снисхождения к столпам правящей партии «Кадима», а уж близкого друга и верного соратника премьер-министра Эхуда Ольмерта они тем более не пощадят.
«Гиршзон должен немедленно подать в отставку!» - несется по стране клич. «И не подумаю!» - следует ответ из Минфина.
Вероятно, сразу после праздников – Песаха и Дня независимости Израиля – Гиршзону все же придется либо временно, до окончания следствия, устраниться от должности, либо подать в отставку, как это сделал в похожей ситуации бывший министр юстиции Хаим Рамон.
Имя Рамона упомянуто не случайно. Как ни странно это звучит, но именно этого политика, еще пару месяцев назад сидевшего на скамье подсудимых Тель-Авивского окружного суда, прочат на место Авраама Гиршзона.
Кратко напомню суть уголовного дела Хаима Рамона. Он обвинялся в нарушении норм общественной нравственности, а именно – в так называемом «французском» поцелуе юной военнослужащей против ее воли. Страна, вдоволь насмеявшись над этим «преступлением века» и натерпевшись немало стыда перед всем миром за своего министра юстиции, с интересом выслушала приговор Рамону: принудительные общественные работы и штраф в размере 15 тысяч шекелей (менее 4 тысяч долларов) в пользу истицы. С этим израильтяне были вполне согласны, полагая, что один-единственный поцелуй дороже и не стоит. К тому же мало у кого оставались сомнения в том, что, подговорив девицу подать в суд на 56-летнего политика, известного своим нарциссизмом и барскими замашками, определенные круги просто свели с Хаимом Рамоном счеты.
Но вот что интересно. Суд счел, что в преступлении, за которое был осужден Хаим Рамон, нет «элемента позора» и перед осужденным не закрыты двери в Кнессет и правительство.
Тут, конечно, можно поспорить с уважаемыми юристами. В самом факте «глубокого проникновения языком в рот потерпевшей» (цитата из уголовного дела Рамона) страшного позора, наверное, нет. Но трудно не заметить, что целовались министр юстиции и девушка в форме цвета хаки не в парке под акацией, а в помещении Генерального штаба Армии обороны Израиля, куда высокопоставленные госчиновники были вызваны в связи с событиями на северной границе. Шли первые часы Второй Ливанской войны, израненных солдат-резервистов Гольдвассера и Регева волокли в стан «Хезболлы», по Галилее и Голанам были произведены первые смертоносные залпы «катюш», а министр Рамон самозабвенно лобызался с отроковицей. Это ли не позор?
«Нет, не позор», - считает премьер-министр, уже прочащий Хаима Рамона на освобождающийся пост министра финансов. Рамон нужен Ольмерту, он – такая же его опора в раздираемой противоречиями партии «Кадима», каким был Гиршзон. Если уж ему придется что-то менять в своем правительстве, то – равное на равное.
А то ведь на Минфин уже сегодня много охотников. Получить это министерство не прочь «Наш дом Израиль» Авигдора Либермана, которому положен еще один увесистый правительственный портфель. Министр абсорбции Зеэв Бойм, явно недовольный тем, что его «кинули на репатриантов», требует себе солидное ведомство. Но самое забавное, что на эту должность претендует ныне действующий министр обороны Амир Перец!
В преддверии опубликования итогов работы комиссии, расследующей роль ведущих политиков в поражении во Второй Ливанской войне, Перец ищет запасные выходы. Не исключено, что ему будет предложено подать в отставку с поста главы оборонного ведомства как полностью не справившемуся со своими обязанностями. Вот он и спешит подложить минфиновскую соломку под свое возможное падение...
Но если самовыдвижение Переца ничего, кроме горькой усмешки, не вызывает, то возможность воцарения в министерстве финансов Хаима Рамона не может не тревожить. Этого человека многие экономисты иначе как разрушителем не называют. Еще в бытность свою председателем Всеизраильского объединения профсоюзов (Гистадрут ) и функционером партии «Авода» Рамон требовал коренного увеличения правительственных расходов и призывал не бояться роста бюджетного дефицита. Окажись такой «великий эконом» сейчас во главе министерства финансов – и ничего от достижений предшественников не останется. Израильская экономика, несмотря на последствия бездарно проведенной войны, не скатилась вниз, и это воспринимается как чудо. Популист Рамон не из тех, кто верит в чудеса, он с ними готов бороться со всем пылом бывшего профсоюзного вождя. Кстати, не много ли деятелей профсоюзов разных лет замешаны в громких уголовных делах и позорных провалах последнего времени – Гиршзон, Рамон, Перец...
... Минуют национальные праздники, и начнутся скандальные будни. Что они принесут Израилю?