“Средь шумного бала...”

Этюды о прекрасном
№15 (573)

[!1.jpg...Это было волшебство женской красоты и обилия шелкового великолепия...
Якоб Туггенер

В 1955 году Эдвард Стейхен показал миру свою знаменитую выставку «Род человеческий», содержавшую 503 фотографии, отобранные более чем из миллиона снимков. И среди них был снимок швейцарского фотографа Якоба Туггенера. Сегодня Laurence Miller Gallery впервые в Соединенных Штатах представляет его персональную выставку «Якоб Туггенер: Ночные балы, 1934-1962».
Около тридцати лет посвятил Туггенер фотографированию оперных балов в Цюрихе и Вене, а также светских балов в известном швейцарском горном курорте Санкт-Мориц. В отличие от многих других фотографов, снимавших балы в репортерском стиле, Туггенер сделал очень личные фотографии, отражавшие его очарованность ночной светской жизнью и обожание элегантных женщин. Сорок фотографий, представленных в экспозиции, – это захватывающее зрелище праздничного ночного шоу: от появления блестящих гостей до вида изнуренных от непомерного порой веселья людей.[!]
Туггенера в равной мере интересовала и парадная сторона бала: мужчины и женщины в блеске огней и нарядов, сервировка праздничных столов, изящество танцующих пар, светские разговоры, суета на кухне поваров и официантов, обстановка после бала. Он не оставлял без внимания разбитые бокалы и бутылки из-под шампанского, которые часто служили ему исходным материалом для натюрмортных композиций. Как тут не вспомнить слова великого американского поэта Уолта Уитмена: «Я не сомневаюсь, что величие и красота мира заложены в каждой йоте мира... Я не сомневаюсь, что в самых тривиальных вещах, в насекомых, в людях вульгарных, в рабах, карликах, в сорняках, в выброшенном мусоре заложено больше, нежели я предполагал». Он понимал, что каждая «йота мира» замечательна и многое может сама рассказать о себе. Нужно лишь представить ее так, чтобы она заговорила.
Якоб Туггенер это чувствовал и обладал даром представления. Он тонко улавливал настроение людей, выражения их лиц и фигур, выразительность и красоту окружающих предметов. Все эти приметы таланта фотографа отражены на таких его замечательных фотографиях, как «Блондинка, Grand Hotel Dolder, Цюрих» (1948), на которой молодая красивая женщина получает свои меха в конце вечера, как «Венгерский бал» (1935), снятый в том же отеле, с кокетливо прикуривающей дамой; как «Survetta Hous. Канун Нового года, Санкт-Мориц» (1946) – мерцающий натюрморт из пустых бутылок шампанского, разбитых фужеров и конфетти. Как юмористический снимок «Мой ужин. Канун Нового года, 1943/44, Санкт-Мориц», на котором почти все поле кадра заполнено серебряным подносом и одиноким огурчиком... И так что-то примечательное можно сказать о каждой фотографии Туггенера.
Художественная карьера Якоба Туггенера (1904-1988), родившегося в Цюрихе, началась во второй половине 1920-х годов под влиянием немецких экспрессионистских фильмов и фотографов “Нового видения”. Если об экспрессионизме в немецком искусстве нам немного известно по недавней выставке в Метрополитен-музее, то о художественном направлении в фотографии «Новое видение», во многом определившем ее последующее развитие, стоит сказать несколько слов. Провозвестником этого течения, включавшего в себя такое понятие, как Neue Sachlichkeit («Новая вечность», «Новая предметность»), был Альфред Ренгер-Патч (1897-1966). Он искал красоту в съемке окружающих предметов, растительного и животного мира в неожиданных ракурсах. Его фотографии воспринимались на рубеже 1920-30-г годов как вид новой поэзии. Ренгер-Патч говорил: «Оставим искусство художникам и попытаемся с помощью фотографических средств создавать изображения, которые могли бы защитить свою честь фотографическим качеством, не прибегая к предмету из области искусств». Вот откуда в дальнейшем мы увидим у Туггенера необычные ракурсы, крупноплановые фрагменты при съемке светских балов.
Его творческий талант проявился уже в раннем возрасте и к двадцати годам он становится известен как фотограф и художник. После годичного обучения в Reiman School в Берлине Туггенер в 1931 году возвращается в Швейцарию. Он много фотографирует. Его основные темы - завод, деревня и светские события. В эти годы формируется уникальный художественный стиль Туггенера, который после Второй мировой войны оказал влияние на целое поколение фотографов.
Фотографии Якоба Туггенера несут в себе искреннюю, поразительную чувственность - независимо от снятого им объекта. Это в равной мере относится и к изображениям рабочих, фермеров, и к лирическим пейзажам, а особенно к его уникальному циклу светских балов. Даже холодное и скучное изображение заводской трубы передает ее особую красоту. Туггенер снял также более двадцати немых фильмов, создал сотни рисунков, акварелей и живописных работ, оформил более шестидесяти книг. Два его фильма можно увидеть на выставке фотографий в Laurence Miller Gallery (212-397-3930).
Всю свою жизнь Якоб Туггенер стремился к уединению и был исключительно скромным человеком. В последние годы глубокие философские размышления привели его к восточной религии. Он умер в Цюрихе в возрасте 84 лет. Сегодня Яков Туггенер вернулся в искусство фотографии как один из ее замечательных творцов.
Лев Додин