Новые горизонты палестинского пиара

В мире
№44 (863)
Статья от 1 ноября, 2012 года
 
Пока из всех больших и маленьких мировых лидеров лишь один высказался одобрительно по поводу проведения досрочных выборов в нашей стране и гипотетической возможности создания нового левоцентристского блока во главе с только что почистившим перышки бывшим премьер-министром Эхудом Ольмертом. Этот один - Махмуд Аббас.
 
Трудно определить, как работает это заявление, - в пользу Ольмерта, Ливни, Рамона, Лапида и иже с ними или как раз наоборот. Поддержка Абу-Мазена - вопрос спорный, и, тем не менее, для Палестинской автономии сейчас наступает очередной исторический момент. И с выборами появляется шанс, и с голосованием в Генеральной Ассамблее ООН... В общем, Махмуд Аббас в очередной раз воспрял духом, и, конечно же, его пытается поддержать пропагандистская система автономии.
 
Каковы новые горизонты палестинского пиара? С вопросами на эту тему я обратилась к Омару Аводалю, который руководит штабом по разработке стратегии в Организации освобождения Палестины.
 
- Омар, в прошлом году, накануне встречи на Генеральной Ассамблее ООН, казалось, что победа на вашей стороне. Одной из ярких пиаровских находок стало тогда кресло с надписью “Палестина”. Оно должно было стать символом предоставления палестинцам своего государства. Но кресло не помогло - статус в ООН никто вам не дал. Вы проанализировали прошлогодние ошибки?
 
- Мы считаем, что в прошлом году была заложена хорошая основа для нашей победы в будущем. А кресло - это действительно была классная идея, которая запомнилась. Мы назвали его “летающим креслом”. Получился неплохой образ - вот летает себе кресло по миру - кресло, предназначенное для нашего представителя в ООН. Такой простой ход понравился людям. Мы никого не обвиняли, никому не угрожали, просто показывали: вот оно, наше место, мы хотим его занять, мы хотим свое государство.
 
Я думаю, в современном мире наступила эпоха прав человека. И нас, палестинцев, это тоже касается. Уверен, уже тогда баланс сил стал склоняться в нашу пользу. Доказательство тому - наша победа в ЮНЕСКО. Мы не прошли в ООН, но получили членство в ЮНЕСКО, ооновской организации, и это заметный прогресс. Понятно, что получение статуса государства требует времени, но это время уже начало свой отсчет. Кстати, напрасно нас пугали - процесс признания палестинцев на международной арене продолжился.
 
- Помнится, тогда международные эксперты признали речь Биньямина Нетаниягу на заседании Генеральной Ассамблеи очень эффектной, а речь Махмуда Аббаса - довольно невзрачной. На сей раз все было еще хуже. Полупустой зал Генеральной Ассамблеи, речь, которая никого по сути не взволновала... Нетаниягу все-таки прорвался в международную прессу с графиками и красными линиями, а Аббас - нет. Вас это не смущает?
 
- Мы считаем, что Абу-Мазен и тогда, и сейчас говорил то, что должен был сказать: палестинцы, как и другие народы, нуждаются в своем национальном самоопределении. Больше, по сути, сказать нечего. Формула простая, но постепенно мир ее усваивает. Мы находим все больше и больше сочувствующих среди простых людей. Когда их становится много, они начинают влиять на свои правительства.
 
- Что еще вы считаете своим достижением?
 
- Безусловно, статус Вифлеема - теперь с него начинается список палестинского культурного наследия, имеющего всемирную ценность. Это настоящий прорыв. Мы смогли добиться принятия решения об этом только благодаря тому, что получили официальный статус в ЮНЕСКО. Все движется в заданном направлении, но гораздо, гораздо медленнее, чем должно двигаться. Очень многие палестинцы устали, начали постепенно терять надежду...
 
- То есть обращение в Совет Безопасности ООН было правильным шагом, несмотря на отрицательный результат...  А как же критика международного сообщества в ваш адрес по поводу односторонних шагов?
 
- Даже не получив с первой попытки поддержку Совета Безопасности, мы сделали самое главное - создали прецедент. Все услышали, что мы решили с самой высокой трибуны заявить о своих требованиях на самоопределение. Это было важно в том числе и для нас самих. США изначально грозили нам применить право вето. У Генеральной Ассамблеи ООН такого права нет, так что шансов на победу здесь значительно больше. Мы знаем, что 183 государства поддерживают нас. Если нас признает Генеральная Ассамблея, значит, мы сделаем еще один шаг навстречу палестинскому государству. Терпения у нас хватит.
 
- И все-таки давайте будем честны. Прошлогоднее ваше поражение в Совбезе ООН - это поражение, и не что иное, а в нынешнем году, на фоне ядерной программы Ирана и бурных событий “арабской весны”, мир не проявляет особого интереса к проблеме признания палестинского государства.
 
- А нам теперь и не нужны бурные споры, пари, как это было в прошлом году. Мы хотим спокойного продвижения в рабочем порядке, и мы его получим.
 
- Но США постоянно повторяют, что не изменили свой подход к этому вопросу. Как быть с этим?
 
- Нас не останавливает такой расклад, потому что мы понимаем: со времен Буша-младшего в американском подходе ничего не изменилось и, соответственно, перемены неотвратимы. Слишком долго ситуация остается неизменной. Ведь американцы заявляют о том, что они верят в права человека. Значит, через какое-то время им все равно придется задуматься о том, что у нас, палестинцев, тоже есть права, в первую очередь - право на самоопределение. В конце концов американцам придется отказаться от идеи наложить вето под давлением собственной общественности, другого выхода у них просто не останется. Мы одержим еще одну победу, мы ее дождемся.
 
- Даже если к власти придет Митт Ромни?
 
- Неважно, кто придет к власти. Мы не болеем за Барака Обаму. Обещания, данные им палестинцам в начале его каденции, ничего никому не дали. Наивно было бы ждать, что во второй каденции он что-то для нас сделает. Так что если он проиграет выборы, палестинцы плакать не будут.
 
- Но вот об Ольмерте палестинцы тоже не особенно сожалели. Более того, представители Абу-Мазена вели переговоры с Ципи Ливни и прервали их по собственной инициативе по причине отсутствия продвижения, объявив нерезультативными. А сейчас Абу-Мазен заявил, что если бы Эхуд Ольмерт продержался на своем посту еще хотя бы два месяца, переговоры были бы завершены. Чем объяснить такую внезапно вернувшуюся любовь?
 
- Палестинцы, безусловно, озабочены тем, что правительство Нетаниягу в течение всей каденции не проявляло никакого интереса к возобновлению переговоров. Палестинская тема не стала главной во время протестного движения, она исчезла из программ израильских лидеров. Никто из тех, кто выдвинул кандидатуры самостоятельно, не вызывает энтузиазма. Кто может заявить о необходимости возобновить мирный процесс? Оппозиционный лидер “Аводы”? Но она высказывается только о “коттедже”. Яир Лапид? Но и его волнуют лишь социальные вопросы и армия, его позиция в целом аморфна. Кто может попытаться изменить ситуацию, кто понимает всю степень палестинского отчаяния? Ольмерт! Поэтому Абу-Мазен и напомнил о том, что когда Ольмерт ушел, до завершения переговоров было не так уж далеко.
 
- Трудно говорить о перспективах создания независимого государства на фоне едва ли не полного финансового краха, от которого палестинцев спасли все те же израильтяне. Не боитесь, что, став самостоятельными, не получите помощи? Да и как может существовать государство, не способное строить экономику, не развивающее бизнесы, несмотря на предоставленные кредиты?!
 
- Экономика не может процветать под оккупацией, и сейчас это постепенно становится ясно всем.
 
- В ходе своих пиаровских компаний вы прибегаете к услугам знаменитых зарубежных профессионалов?
 
- Нет, вся работа ведется самими палестинцами. Но мы обращались к представителям палестинских организаций и землячеств в разных странах мира, находили через них новые аудитории.
 
- Вы обращаетесь и к еврейской аудитории?
 
- Разумеется. Мы стараемся не упускать ни одну общественную группу. Мы вышли на отделение организации миротворцев “Женщины в черном” в Австрии, и они нас соединили с несколькими еврейскими организациями мира. Мы поставили себе цель работать со всеми и следовали ей. Наши штабы в Азии, Африке, Северной и Южной Америке не отказываются ни от какой помощи. Например, приходит к нам представитель какой-нибудь фирмы и говорит: “Деньги перевести не можем, но хотим чем-то помочь”. Мы говорим: “Купите двести флажков для демонстрации”. Нам отвечают: “С удовольствием”. Так оно работает. Кстати, хочу особенно отметить, что мы считаем приоритетным направлением работу на африканском континенте.
 
- Кроме Абу-Мазена, который воспрял с мыслью об Ольмерте, еще и Ханан Ашрауи, член исполкома ООП, теоретик, специалист по сравнительной литературе, сказала на днях: “Мировые силы вскоре поддержат нас”. На чем основывается подобный оптимизм?
 
- Мы считаем, что в Азии и в Европе у нас все больше поддержки, а вслед за европейскими странами изменится позиция и США.
 
- Палестинские пиарщики уже сравнялись в зарплатах с израильскими?
 
- Пока нет, но у нас принято говорить: “Гордость дороже денег”.
 
 “Новости недели”