Убить журналиста легко...

В мире
№24 (582)

“Это какая-то обочина журналистской жизни”, - сказала о Всемирном конгрессе журналистов, прошедшем в Москве, Елена Зелинская в интервью агентству “Интерфакс”. А госпожа Зелинская, между прочим, - член Общественной палаты, заместитель председателя комиссии по информационной политике. То есть она там представляет наш цех, отстаивает наши интересы.
Как же тогда понимать ее заявление?
Так и понимать: все участники конгресса, в том числе и хозяева, российские журналисты – никто, ничто и звать никак. Для Общественной палаты. Но ведь Общественная палата по своему официальному статусу “при президенте РФ”...
Допустим, Елена Зелинская не знает, как подобает вести себя человеку в ее положении, не ведает, как могут аукнуться ее слова, и вообще выражала личное мнение.
Но посмотрим, как отреагировали на Всемирный конгресс средства массовой информации России. Такого просто быть не может, но это так - главная газета страны “Известия” не напечатала ни одной строчки информации. Из четырех федеральных телевизионных каналов только один дал одно развернутое сообщение. Такого быть не может по самым элементарным законам профессии. Значит, здесь отсутствуют даже признаки профессии. Потому что, как выразился генеральный секретарь Союза журналистов России Игорь Яковенко, “лицом всех федеральных телеканалов сегодня являются не журналисты, а пиарщики и пропагандисты”.
Что же они пропагандируют? Игорь Яковенко дал точный ответ в своем докладе: “В 2000 году пропаганда президента и правящей партии составляла примерно 30 процентов от общего объема информации, а в 2006 году ее доля выросла до 92 процентов”.
В такой системе журналисты не нужны вообще.
И Всемирного конгресса, на который собрались делегаты из 160 стран, для такой системы не может существовать в принципе. Действительно, не сообщать же, что конгресс принял Заявление «Свобода журналистов в России и права Союза журналистов России». А в нем говорится: “Система СМИ в России, особенно в области телерадиовещания, не обеспечивает адекватного плюрализма и свободы слова для развития демократического общества... Безнаказанность в делах об убийствах журналистов является шокирующим нарушением фундаментальных прав работников СМИ и российских граждан, что служит тормозом для демократического развития в стране”.
Не давать же эфир директору Международного института безопасности журналистов Родни Пиндеру, который констатировал: “Убить журналиста можно легко, дешево и без особого риска”. Или представителю Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе Миклошу Харашти: “Самая главная проблема — это очевидная безнаказанность за убийство огромного числа журналистов”.
Они говорили не только о России, конечно. Мы не одни такие в мире. Мы в первой четверке стран, где на журналистов открыта безнаказанная охота - Ирак, Алжир, Колумбия...
А доклад президента Российского фонда защиты гласности Алексея Симонова, если привести выдержки из него, которые приводились по телевидению, даже в России подобен был бы взрыву информационной бомбы.

“С 1993 года более 220 смертей и более 1,5 тысячи случаев насилия в отношении журналистов... Вооруженное противостояние в октябре 93 года, когда 7 журналистов были убиты в два дня... Первая чеченская война... Вторая чеченская война... С каждой из этих смертей смириться нельзя, но в целом можно, по крайней мере, предположить, что жизни этих журналистов – та цена, которую человечество заплатило за право знать, что же происходит в горячих точках.
Однако две трети жертв – а это более 140 имен – журналисты России понесли в мирной жизни, где должен, казалось бы, главенствовать Закон, где должны действовать государственные учреждения, которым за защиту этого Закона платят, где мы – граждане, мы – профессиональное сообщество, вправе знать во всех подробностях, как и за что их убили, кто и каким образом понес ответственность... Так вот: более чем в ста случаях мы этого не знаем, и, боюсь, не узнаем уже никогда... Можно составить отдельный список, именуемый в правоохранительных органах как “убийства на бытовой почве”... И в каждом «бытовом» случае возникает вопрос: случайность или заказное убийство? И ответа, как правило, нет. А если есть, он всегда однозначен: случайность.
Такой случайностью сочли в 2000 году убийство журналиста «Новой газеты» Игоря Домникова. И только пять лет спустя, расследуя многочисленные убийства, совершенные преступной группировкой, базировавшейся в Татарии, случайно обнаружили, что это – спланированное по заказу героя статей Игоря избиение, закончившееся убийством... Известно стало все: и кто бил, и кто заказывал, и кто был посредником. Только заказчиков нет на скамье подсудимых и по сей день...
Владимир Алиев из города Прохладное, что в Кабардино-Балкарии, погиб в марте 1997-го во время допроса в стенах местной милиции. В полученном нами из тамошней прокуратуры разъяснении сказано: причиной смерти послужило «падение с высоты собственного роста»...
Летом 2002 года в Рязанской области погиб редактор маленькой газеты «Мещерская новь» Леонид Кузнецов. Как утверждает следствие, от падения с велосипеда и удара головой о камень... Наши товарищи выехали в Касимов, где это случилось. И на целом километре шоссе, где погиб Кузнецов, везший из типографии соседнего города часть тиража своей независимой газеты, не оказалось ни одного заметного камня или валуна... Пересматривать дело по вновь открывшимся обстоятельствам не стали.
Несколько слов об удивительном городе Тольятти. Здесь с 1995-го по 2003-й убиты 6 главных редакторов средств массовой информации. Четверо из них застрелены.
По всем шести делам - ни преступников, ни приговоров... Вокруг Волжского автомобильного завода, расположенного в Тольятти, изначально возникла особая криминальная среда, где передел собственности и война за влияние ведутся многочисленными криминальными группами...
Насмешкой над правосудием выглядит и дело редактора газеты «Курганские вести» Владимира Кирсанова, без вести  пропавшего. Следствие, под нажимом общественного мнения, возобновлялось несколько раз, но на кровавых следах в его собственной машине застопорилось. А 17 мая правоохранители запретили проведение пикета, который традиционно проводят в этот день журналисты Кургана. Мало того, что не нашли убийц, так еще не хотят, чтобы им об этом напоминали.
Остается предполагать, что наблюдающая за законностью прокуратура охотно закрывает глаза на беззаконие или бездействие милиции. Могу только с печалью констатировать, что ни разу при рассмотрении этих дел не был всерьез рассмотрен профессиональный их аспект.
По открытым данным, предоставленным Министерством внутренних дел РФ за 2004-2006 годы, раскрываемость по тяжким и особо тяжким преступлениям составляет около 50 процентов. В случаях убийств (и покушений на убийства) раскрываемость - около 80 процентов...
Когда связь преступления с профессиональной деятельностью журналиста очевидна... раскрываемость – 9 процентов! Но если учитывать раскрываемость всех преступлений против прессы, а не только тяжких, то мы получим аж целых 2 процента!”

Из доклада Алексея Симонова, президента Российского фонда защиты гласности, я выбрал лишь некоторые эпизоды, практически неизвестные и в России. Страна большая, и даже журналисты не имеют полного представления о том, что происходит во всех регионах, как там живут и как погибают наши коллеги. На виду – лишь самые громкие убийства, в основном московские.
Разумеется, Всемирный конгресс журналистов не свёлся только к обсуждению положения прессы в России. Это большой международный форум, там проходили семинары, заседания секций, “круглые столы”, анализировались все стороны профессиональной деятельности.
Но после доклада Симонова ни о чем другом писать невозможно.