Патрули на самофинансировании, или возвращение на круги своя

В мире
№24 (582)

Одно из главных детищ грузинской “революции роз” стало резко терять популярность в народе. Патрульная полиция, которую попытались создать по образу и подобию американской и которая имела один из самых высоких рейтингов доверия у населения, постепенно приобретает образ прежних советских ментов.
Эта принципиально новая для всех стран СНГ полицейская структура родилась в 2004-м, когда в МВД Грузии прошли коренные преобразования. Одни службы перешли в министерства обороны и юстиции, другие вообще упразднили. Остались криминальная и охранная полиция, специальный оперативный департамент, следователи. Добавились служба по чрезвычайным ситуациям, в которую вошла пожарная охрана, пограничная полиция и главная гордость новой власти - полиция патрульная. Она взяла на себя массу функций: следит за порядком в общественных местах и на улицах, регулирует дорожное движение в городах и на междугородных трассах, руководит участковыми инспекторами, регистрирует автомобили и оружие... А главное, ее телефон “022” стал аналогом американского “911” – патрульных вызывают и при бытовых, а не только криминальных происшествиях.
“Пропиарили” новую службу по полной программе. Рекламные ролики по телевидению, плакаты на улицах, буклеты, объявления о строгих критериях отбора и о том, что Полицейская академия переключилась только на подготовку патрульных... Правда, люди с опытом работы в правоохранительных органах засомневались, что за 6 месяцев можно подготовить полноценных сотрудников с таким обилием обязанностей, но к ним мало кто прислушивался. Уж больно “достали” всех погрязшие в коррупции, самодовольные хамы, доставшиеся шеварднадзевской власти от советских времен. Тем более что к этому “наследию” за годы независимости Грузии добавились  вооруженные молодчики в гражданском и в “камуфляже”, которые разъезжали на машинах без номеров и ради только им известных “оперативных целей” проводили обыски и задержания. А  уж что говорить о печальной известных “гаишниках”, которых ненавидел и сам молодой президент Саакашвили, назвавший их “пузатыми вымогателями”!
Так что когда появились патрульные машины с экипажами из двух человек, их нельзя было встретить без симпатии. Вежливые молодые люди, не придирающиеся к мелочам, одетые в красивую, срисованную из американских фильмов голубую форму, стали символом обнадеживающих перемен. А то, что набор из пистолета, дубинки и наручников украшал и тонкие талии строгих, но корректных красавиц, привело грузин в особый восторг. Вскоре появились патрули “второй волны” - пешие, в том числе в метро, и новая служба прочно вошла в жизнь страны. Тем более что о ее “суровых буднях” регулярно рассказывают передачи проправительственного телеканала – “Патруль” и “Участковый инспектор”. Правда, и тут нашлись скептики, заявляющие, что нарушается презумпция невиновности. Даже “взятый” на месте преступления человек официально считается лишь подозреваемым, и показывать его, а тем более давать ему слово можно только на оперативной съемке, а не в передаче, идущей на всю страну. Но и это посчитали мелочью – народ должен знать своих героев-полицейских.
Однако прошло не так уж много времени, и оказалось, что на экране появляются лишь  кадры, представляющие патрульных в выгодном свете. А без всякой PR-кампании  становилось известным другое: и бравым молодцам в голубых рубашках не чужд ни один из пороков, присущих их предтечам. Сначала на лентах информационных агентств замелькали сообщения о грубости патрульных, неправомерном применении ими силы, поборах. Да, это были единичные факты и речь шла не об автопатрулях, а о “второй волне”, куда отбор, как оказалось, был не столь строг. Тем не менее, как говаривал Михаил Сергеевич Горбачев, “процесс пошел”. И в конце 2004 года патрульный застрелил 19-летнего парня при обыске автомашины, в которой сидели трое молодых людей, показавшихся подозрительными. Полиция утверждала, что в машине нашли автомат, и даже продемонстрировала его. Но дело было настолько “шито белыми нитками”,  что родственники убитого, пресса и оппозиция добились от правоохранителей признания: парень был безоружен. Вдруг оказалось, что полицейский убил его “случайно, неосторожно обращаясь с оружием”, за что и  получил всего 4 года лишения свободы. А вскоре и сам начальник столичной патрульной полиции вынужден был подать в отставку после того, как пытался помочь родственнику, замешанному в правонарушении.
Дальше - больше. Против патрульных уже выдвигаются обвинения и в других убийствах, и в пытках задержанных, и во взяточничестве, и в наркомании, и в покрывательстве преступников... Словом, милиция-полиция былых времен. То ли власть человека портит, то ли отбор стал не таким строгим, то ли не осталось подходящих кандидатов на этот отбор и берут кого попало. Желающих-то получить пистолет и право вершить судьбы людские хоть пруд пруди. К тому же и платят в патруле отлично, рядовой получает 600 лари ($360) - почти в 6 раз больше средней зарплаты по стране. Да еще обещают солидную прибавку. Правда, прибавка эта задерживается, хотя из госбюджета выделена субсидия почти в $360 тысяч. Пошли слухи, что большая часть этой суммы пошла на закупку в Израиле подслушивающей аппаратуры, а патрульную полицию переведут на самофинансирование. О первой части этих слухов сказать ничего не могу - она под грифом “Совершенно секретно”, а вот вторая оправдывается.
Что означает самофинансирование для полиции? Лишь одно - переход на “подножный корм”, с той лишь разницей, что штрафы идут не в карман полицейского, а в бюджет его ведомства. И вот с начала этого года большинство вполне легальных автостоянок были объявлены незаконными, а обязанность ловить нарушителей возложили на патрульных. Так что “самофинансироваться” теперь совсем легко: надо просто дождаться, когда припаркуется очередной водитель, и выписать штраф. А поскольку ездить для этого никуда не надо, большая экономия служебного бензина. С мая возобновился и другой, испытанный еще гаишниками источник - ночные рейды. Не успели водители порадоваться, что их перестали проверять всех поголовно, как вдоль обочин опустевших улиц вновь стали выстраиваться вереницы проверяемых машин, а перечень дорожных нарушений значительно расширился. Вот откровения газете “Алиа” самих патрульных, естественно пожелавших остаться неназванными: “Мы устали без причин останавливать и штрафовать людей. У наших экипажей должен быть бортовой компьютер для оперативной проверки информации о водителе и владельце машины. Но компьютеры есть только у командиров взводов, вот и приходится без причин останавливать машины”.  Ну а со штрафами стало совсем строго. Попробуйте запоздать с их переводом на счет патрульной полиции, и они  взвинчиваются невероятно. Скажем, не уплатили вы вовремя 15-ларовый штраф за езду с неработающей фарой – будьте добры выложить уже 150 лари. Если же первоначальная сумма была побольше, то пени могут дойти до 500 лари. А наиболее злостным неплательщикам грозит не только лишение водительских прав, но и... арест имущества. Конечно же, в пользу патрульной службы.
Вот и темнеет нимб, столь ярко сиявший для народа над головами патрульных. Хотя люди по-прежнему  вызывают помощь по “022” и по-прежнему в День патрульной полиции красочная церемония на главной столичной площади собирает тысячи зрителей. Но в рассказах тех, кто в последнее время непосредственно столкнулся с патрулями, звучат уже далеко не восторженные нотки. О какой объективности стражей порядка может идти речь, если их благополучие зависит от суммы изъятых ими штрафов? И в народе тут же вспомнили “бородатый” анекдот: “Может ли осел прокормиться на асфальте? “ – “Может, если на него надеть форму ГАИ”.
...На днях я встречал друга, который давно не был в Тбилиси. В зале прилета он охнул, когда мимо проплыли  белокурые девушки-полицейские, на которых голубая форма сидела, как на манекенщицах. Выйдя из здания аэропорта, он усмехнулся, заметив, что  парковкой руководит небритый патрульный в мятой рубашке. А у въезда в город горестно покачал головой, увидев, как выстроились в колонну проверяемые машины. И я  подумал: “Хорошо, что он не собирается зайти в МВД, где когда-то работал. Потому, что, как пишет все та же всезнающая “Алиа”, “на высокие посты в Департамент патрульной полиции начали назначать как раз тех “пузатых гаишников”, которых ранее так не выносил Михаил Саакашвили”.