Музейная Миля празднует свой день рождения

Культура
№24 (582)

Всякий раз я страшно волнуюсь, когда приближается замечательный этот праздник – Фестиваль Музейной Мили – не повторенный нигде, чисто американский, всегда новый, шумный и необычайно интересный. Ну, конечно же, вы отлично знаете и рассказываете всем приезжающим в столицу мира и искусства (а именно таков статус нашего Нью-Йорка, признанный всей планетой), что Миля – это отрезок знаменитой Пятой авеню от 82-й до 104-й улицы. Отрезок необычный: на коротких его кварталах разместилось такое число высочайшего уровня музеев, которое сделало бы честь немалой стране. Вот почему Музейную Милю называют жемчужиной Нью-Йорка, а на её праздник стекается со всего мира множество народа.
Праздник этот молодой, как молодо само имя «Музейная Миля». 29 лет – разве это срок для истории! А именно тогда, весной 1978 года, принято было решение назвать так десятимузейные кварталы проспекта-красавца и учредить знаменательный этот фестиваль, знаковое явление американской культуры и уважения к музейному делу в величайшей державе мира.
 Как прекрасен великолепный проспект в обрамлении свежей зелени Центрального парка! Все музеи выстроились один следом за другим по другой стороне Пятой авеню, и только царственное здание Метрополитен, похожее на раскинувшую крылья птицу, органично вписалось в буйно зелёный парковый массив, став его частью. Обычно именно здесь, на дворцовых ступенях этого крупнейшего музея мира, и происходит торжественная церемония официального открытия праздника Музейной Мили. Но сегодня честь эта оказана самому старому на Миле музею Национальной академии художеств. Сейчас там открылась ежегодная выставка современного американского искусства. Интересно, что точно так же называлась первая выставка, представленная академией 182 года тому назад: тогда она была современной жившим в ту пору художникам и любителям искусства, прапрадедам нынешних американцев.
По старшинству музей этот в Америке третий – после Исторического Общества и Бруклинского. И создан он был не в Среднем Манхэттене, который стал застраиваться лишь в середине позапрошлого века после сноса бывшей на территории Центрального парка и вокруг неё деревни Сенека, а в недрах самой академии. Студентами, а потом профессорами академии были такие выдающиеся американские художники, как Томас Коул, Рембрандт и Рафаэль Пил из прославленной «художественной» династии Пилов, Анна Хантингтон, Питер Маверик, многоталантливый Сэмюэл Морзе – тот самый, чьей азбукой мир пользуется по сию пору...
 Академия, как правило, выставляет неординарные работы своих талантливых питомцев. Вот и сейчас в экспозиции поразительное полотно Стивена Пейса «Три чёрных коня», выполненное в технике дивизионизма, — невероятный динамизм, скорость, какая-то необузданная красота. Очень хороши импрессионистический зимний пейзаж Джейка Берхота и «Восхождение» Энтони Фрудакиса – не феминистические выверты, но женственность, приправленная и неизбежно видоизменённая амбициями, жёсткими требованиями и темпом сегодняшней жизни.
Но внимание! В увидительной красоты, на 3 этажа взметнувшемся вверх круглом холле, опоясанном литой баллюстрадой мраморной лестницы, начинается таинство торжественного открытия фестиваля. Аннет Блауграунд, директор музея, говорит об Академии, о ее многочисленных учениках и традициях, а Кейт Левин из управления по делам культуры ньюйоркского мэра, поздравляет собравшихся с открытием фестиваля и началом музейного лета, желает взрослым и детям плодотворно проводить много часов в музеях.
Короткая официальная часть завершена. Двери музея открыты – вход, как и во все «мильные» музеи в часы праздника, бесплатный. Играет джаз: почти у каждого музея оркестр. Из лучших. У академического – очень популярный джазовый коллектив Хайес Гринфилд Дуо. Ух!
У входа в будто ввинчивающуюся в небо построенную великим Фрэнком Ллойдом Райтом спиральную башню всемирно знаменитого музея Соломона Гуггенхейма тоже наяривает джаз – любимый в Нью-Йорке бэнд Дэнни Петрова. Люди с удовольствием задерживаются, прежде чем войти в высоченный холл, на пустотелый стержень которого наматываются бесконечные выставочные галереи. Его стали называть домом наиновейшего искусства ещё тогда, когда Пэгги Гуггенхейм, собирательница шедевров авангарда (и мужских сердец тоже), передала музею свою, одну из первых в мире коллекций молодого модерна. Она была потрясающей, эта Пэгги, большой знаток и ценитель нового искусства, один из ведущих искусствоведов ХХ века и привлекательнейшая женщина, которую в Париже называли неповторимой, в Венеции - последней догарессой, а в Нью-Йорке - еврейской принцессой и жемчужиной гуггенхеймовской коллекции.
А коллекция у Гуггенхейма знатная: Кандинский, Шагал, Лисицкий, Поллок, словом, авангардисты всех мастей. Сейчас в музее две примечательные выставки – радужная, сверкающая, интересная и для взрослых, и для детей «Образы космоса» и совсем иная - «Аркадия и анархия» - превосходное собрание оригинальных работ итальянских неоимпрессионистов, которое заслуживает внимания. Кроме пары отличных полотен классиков пуантилизма Поля Синьяка и Жоржа Сёра, большое впечатление производят и поэтические пейзажи Витторе Грубиси де Драгона, Максимилиана Люса, Плинио Номеллини, и остро политизированные картины Эмилио Лонгони и Анджело Морбелли.
 Но мы с вами задержались, пора в путь. Сквозь толпу, обходя группы цирковых артистов и прыгающих вокруг них детей, мчимся к тоже знаменитому (а какой тут музей не знаменит?) Институту дизайна, расположившемуся в подаренном ему Дейлом Карнеги красивейшем дворце. В его обшитых резным дубом роскошных залах не раз демонстрировались самые разные, оригинальнейшей фантазией асов прикладного искусства сотворённые нужные нам в повседневной жизни вещи. Недаром здесь всегда множество людей, желающих украсить свой быт и просто полюбоваться красивыми предметами современного обихода. Они знают, что удачный дизайн – это не только удобство, но и хорошее настроение.
Вот и сейчас Смитсониевский Купер-Хьюит Национальный музей дизайна (таков полный титул института) показывает зрителям новые образцы одежды (полезное сведение: модны приталенные платья и жакеты), спортивных изделий, машин, оформления интерьеров, полубезумной, скажем прямо, архитектуры, даже весьма рациональной изящной химической посуды.
 Ещё пара кварталов, и нас снова омывают волны чудесной музыки в замечательном исполнении всему миру известного оркестра еврейской камерной музыки «Метрополитен Клезмер», возродившего мелодии ушедшего в небытие местечка, чьё трудное бытие украшали клезмеры, безвестные, порой безмерно, подобно шолом-алейхемовскому Стемпеню, талантливые музыканты, сами сочинявшие и музыку, и тексты, опираясь на древние песнопения. Как часто использовали их музыкальные находки и советские, и польские, и немецкие, и американские композиторы! Огромная толпа замерла, слушая клезмеров.
103-летний Еврейский музей на Пятой авеню поселился уже шесть десятков лет, с тех пор, как семья Варбургов подарила музею свой шестиэтажный особняк. Как видите, щедрое меценатство в Америке стало традицией. В музее богатейшая постоянная экспозиция иудейских раритетов и следующие друг за другом выставки. Сейчас – «Израиль в фотографиях» (мы о ней рассказывали) и собрание монохромных скульптурных композиций легендарного ваятеля-модерниста Луизы Невельсон. Описать сложно, нужно увидеть.
Энергичный марш-бросок, и мы на замыкающей Музейную Милю 104-й улице, по обе стороны которой расположились ещё два музея и у каждого - по оркестру. У музея многонационального Нью-Йорка в этом году играет испанский ансамбль Сонидо Ильено, а в музее более всего заинтересовали меня выставки, посвящённые роли идишского издания газеты «Форвард», а особенно – «Лицом к фашизму», возвращающая нас во времена Гражданской войны в Испании и ещё раз открывающая непреложную истину: фашизм везде и всегда остаётся фашизмом.
В Эль Мюзео дель Барио, пропагандирующем латиноамериканскую культуру, выставка интереснейшая: «Те, что исчезли». Антонио Фраскони знакомит нас с именами и лицами борцов за свободу стран Южной Америки. Кажется, что над нами парят их вознесшиеся души. А у дверей музея, естественно, латиноамериканский молодёжный оркестр. Здорово!
После долгих переходов с полной выкладкой ноги гудят так, что заглушают оба оркестра. Пришлось до 86-й улицы добираться автобусом: ведь у нас ещё «не охвачены» три важных музея. Итак, мы подошли к роскошному особняку, бывшему когда-то резиденцией Вандербильтов. Сейчас здесь самый молодой на Миле музей немецкого и австрийского искусства «Новые галереи». Перед тяжёлыми резными дверями – огромная очередь. Люди стоят, несмотря на дождь. Они не огорчены тем, что приходится тратить драгоценное время: под аккомпанемент Дэвида Перла песни времён веймарской эпохи поёт сам Дэниэл Айсенгарт. Почему столько жаждущих попасть в «Галереи» - понятно: там всё ещё продолжают экспонировать шедевры гения экспрессионизма великого Ван Гога. К тому же выставка на излёте, через две недели она закрывается. Торопитесь, это подлинное потрясение.
 Время близится к восьми, но толпа не редеет, а уж сколько народу собралось возле Института Гёте, не передать: тут бушует ансамбль Санды Вайгл – поют и пляшут румынские и немецкие цыгане. Весело, хоть и немного неожиданно: зовущийся институтом музей немецкой культуры – учреждение чрезвычайно серьёзное, ещё в тридцатых годах прошлого века бежавшими от фашистов немецкими интеллигентами основанное. Здесь обширная библиотека, проводятся лекции, концерты, значимые выставки. Теперь, в рамках фестиваля фото-кинообъединения «Магнум», демонстрируются немецкие фильмы и фотодокументалистика журналиста из Германии Томаса Дворжака. Много нового.
 Наконец-то мы можем пересечь заполненную роящейся толпой авеню и, поднявшись по широкой мраморной лестнице, приблизиться к храмовому порталу Художественного музея Метрополитен. Он и задумывался, и стал истинным храмом искусства ещё тогда, в 1870 году, когда открыл свои двери для публики, а уж тем более в наши дни, после того как давно уже обогнал по величине площадей, по числу и общей ценности экспонатов, по размаху исследовательской и педагогической работы крупнейшие музеи мира.
Своими экспозициями Мет (так коротко, по-дружески зовут свой любимый музей ньюйоркцы) охватывает более чем пять тысячелетий общечеловеческой культуры. Тут и обширнейший, не намного меньший, чем в Каире, раздел древнеегипетского искусства (появились новые фаюмские портреты!), разделы искусств иудейского (вы, конечно, видели золотой трон царя Соломона), китайского, японского, греческого и римского и т.д. и т.д. И богатейшее собрание шедевров старых европейских мастеров, импрессионистов, художников ХХ века – всего не перечислить. А каковы разнообразные, всегда очень интересные выставки. Сейчас их тоже немало, о самых значительных наша газета вам рассказывает и постоянно представляет вашему вниманию обзоры экспозиций, которые дарит нам Мет, так что повторяться не стоит. Один из последних, более чем любопытных форумов – это блистательное собрание костюмов короля моды ХХ столетия Поля Пуаре, определившего её тенденции на десятки лет. Великий дизайнер сказал: «Модельер-творец обречён смотреть вперёд и должен освящать мыслью день, который придёт после завтрашнего, обозначая траекторию эволюции моды».
Любите искусство, оно лечит душу и помогает жить! И любите друг друга – этот девиз начертан на фронтоне прекрасного храма, украсившего Музейную Милю. До встречи через год на следующем, юбилейном празднике. Не забудьте: второй вторник июня.