ЗЕРКАЛО БЕЗ СТЕКЛА

В мире
№26 (584)

Говорят, среди политиков есть академики. Зато среди академиков редко встретишь политика. Что такое научное распределение труда, объяснять, думаю, не надо. Когда человечество упирается в тупик, оно зовет на помощь ученых. Но пока одни грызут гранит науки, другие, то бишь политики, воздвигают из него себе постаменты и ни в грош не ставят научный подход к делу. Ведь для них аксиома –  это семя, из которого произрастает древо политического выживания.
Военный переворот в Газе вновь поставил под сомнение уровень компетентности академиков от политики, их политического видения и стратегического мышления. Ибо оценкой ситуации в “горячих точках” занимаются целые институты, вырабатывающие предложения и рекомендации не для педагогов и школьников, а для первых лиц государства. На Джорджа Буша вдруг нашло озарение, и он устроил Эхуду Ольмерту настоящий экзамен. Президент поинтересовался, кто все-таки помог ХАМАСу так укрепиться – политики или разведка. Ольмерт не нашелся что ответить. Тогда Буш уточнил: кому он больше доверяет - “Моссаду”, ШАБАКу или армейской разведке АМАН?  И опять Ольмерт затруднился с ответом. Пришлось Бушу раскрыть карты: Ольмерт опирается на мнение Амоса Ядлина, возглавляющего АМАН, и постоянно тычет пальцем в небо, что, естественно, Вашингтон не радует.
Тут, надо признать, Буш попал в “яблочко”. Прогнозы Ядлина почему-то не сбываются с поразительной постоянностью. Именно он недооценил готовность “Хезболлы” к войне с Израилем и убеждал, что ХАМАС не стремится взять власть в свои руки. Решающим было его слово и при принятии решения о начале переговоров с Сирией. Хотя директор “Моссада” Меир Даган предупреждал, что лучше всего сохранить статус-кво, поскольку безрезультативные переговоры с Дамаском могут привести к войне. Ядлин же настаивал, что Башар Асад, по его мнению, искренне стремится к миру. Странно, что Ольмерт принял эту точку зрения, наверняка понимая, что Сирия ни при каких обстоятельствах не порвет с Ираном, поскольку для Асада это равносильно самоубийству.
Тем не менее, вернувшись из Вашингтона, Ольмерт снова встал на сторону Ядлина, утверждающего, что ХАМАС сейчас будет вести себя смирно, переваривая Газу. У директора ШАБАКа Юваля Дискина другие сведения: ХАМАС готовит покушение на Абу-Мазена и новые теракты-самоубийства на территории Израиля. Как бы то ни было, Буш ткнул Ольмерта носом, сообщив, что, по данным американской разведки, ХАМАС обладает гораздо большей мощью, чем об этом сообщают израильские спецслужбы. Преподал он Ольмерту и другой урок, дав понять, что отныне Белый дом будет иметь дело не с Махмудом Аббасом, полностью потерявшим политический вес, а с Салимом Фаядом, который и премьер-министр, и министр иностранных дел в одном лице.
В отличие от Ольмерта Буш понял, что Газа потеряна окончательно и бесповоротно. Поэтому все силы надо бросить на спасение так называемого “Западного берега”, чтобы не позволить ХАМАСу захватить власть и там. Это настоятельно советуют американская разведка и генерал Кейт Дейтон, который обучает “гвардию” Абу-Мазена. А что еще остается Белому дому, которому приходится выбирать из двух террористических организаций? Ведь ФАТХ ничем не отличается от ХАМАСа. Даже структура у них одинаковая – “политическое” крыло тесно смыкается с военным. Уже после переворота в Газе армейский спецназ задержал в Шхеме трех боевиков ФАТХа, планировавших теракт на израильской территории.
О том, что обе ведущие палестинские группировки совместно ведут диверсионную войну, секрет разве что для Ольмерта. Начальник военной разведки Абу-Мазена в Иудее и Самарии Тауфик Тирауи не на шутку обиделся на обвинения ХАМАСа в том, что ФАТХ продался Израилю. На пресс-конференции в Рамалле он рассказал, что ФАТХ всегда помогал и помогает хамасовским “шахидам”, в том числе и главному специалисту по изготовлению взрывных устройств Мухаммеду Дейфу. «Спросите Дейфа, кто прятал его от израильтян во время интифады, - сказал Тирауи журналистам. – Мы всегда действовали сообща в борьбе с сионистами. Без нас ХАМАС был бы нулем». Сейчас и сам Тирауи ноль, но при должности.
Надежды Джорджа Буша на «два государства для двух народов» тают на глазах. Он не без основания опасается, что благодаря иранским усилиям Палестинская автономия  превратится во второй Ирак. И, не питая доверия ни к Эхуду Ольмерту, ни к Махмуду Аббасу, пытается опереться на поддержку Каира и Аммана, которые тоже опасаются усиления Ирана. Но наталкивается на мощное противодействие.
Попытка поддержать Абу-Мазена, используя Совет безопасности ООН, окончилась ничем. Против этого предложения Соединенных Штатов выступили Россия, ЮАР, Индонезия и Катар. Несмотря на то, что введение чрезвычайного положения на территории Палестинской автономии было одобрено “ближневосточной четверкой”, включая и Россию. А посол ЮАР в ООН Думисани Кумало и вовсе обвинил в кризисе США, Израиль и “ближневосточный квартет”. Самое интересное, что и представитель Палестинской автономии Рияд Манцур также выступил против резолюции, назвав ее «вмешательством во внутренние дела палестинцев».
Восточная “дипломатия” весьма специфична: это зеркало без стекла. Только вчера, казалось, министр иностранных дел Египта Ахмед Абуль Гейт резко обвинял Иран в стремлении создать в Газе шариатское государство Хамастан. «Тегеран готов завезти в Газу, которая находится от нас на расстоянии броска камня, атомную бомбу и при этом рассчитывает на сближение с нами, - цитирует слова Гейта каирская газета “Аль-Мацри аль-Йом”. – Мы никогда не пойдем на это».  А президент Хосни Мубарак назвал переворот в Газе путчем. Но в телефонном разговоре с начальником египетской военной разведки Омаром Сулейманом все еще премьер-министр Исмаил Ханийя объяснил, что ничего в принципе не изменилось: Египет по-прежнему лучший друг, а «сопротивление сионистам – самое надежное средство в борьбе за свободу и счастье палестинского народа». После чего Мубарак объявил, что снимает блокаду с сектора Газа.
Такой “неожиданный” разворот на 180 градусов произошел как раз накануне саммита в Шарм-аш-Шейхе, куда Мубарак пригласил Абу-Мазена, Ольмерта и иорданского короля Абдаллу II, чтобы совместно обсудить, как наказать ХАМАС. Стоило ли вообще тогда туда ехать? Тем более что в минувшее воскресенье группе “полевых командиров” во главе с министром внутренних дел Саидом Сиамом, который и руководил переворотом в Газе, разрешили вылететь в Дамаск. Из Рафияха до каирского аэропорта кортеж сопровождали египетские пограничники. А довольный Мубарак сообщил Ольмерту, что будет выступать самым решительным образом против любой военной акции в Газе, несмотря на непрекращающиеся ракетные обстрелы.  Египетский демарш, по сути, спутал все планы Соединенных Штатов, а следовательно, и Израиля. Пресс-секретарь госдепартамента Шон Маккормак приветствовал предложение Мубарака организовать встречу в Шарм-аш-Шейхе, назвав ее “очень позитивным шагом”. «Она продемонстрирует поддержку нового палестинского правительства», - отметил он. Полон оптимизма был и Ольмерт. «Нет никакой альтернативы, кроме прямых переговоров с палестинцами», - заявил он на церемонии Еврейского агентства “Сохнут”, откуда отправился в Шарм аш-Шейх. Не с пустыми руками, а с планом «поэтапной помощи палестинскому правительству». Новому, но никем не признанному.
Что включает этот план? Размораживание 400 миллионов «палестинских налоговых поступлений» и передачу силам безопасности «военного оборудования, включая бронированные транспортные средства и пуленепробиваемые жилеты». Это уже с подачи генерала Кейта Дейтона. Даже “голуби” Ципи Ливни и Эхуд Барак не согласны с этим очередным ольмертовским “жестом доброй воли”. А Биньямин Бен-Элиезер, тоже никогда не слывший “ястребом”, напомнил, что почему-то «всякий раз оружие, которое мы передаем ФАТХу, в конечном итоге стреляет в израильтян».
Быстрее всех сориентировался Махмуд Аббас. Выступая перед активистами “Организации освобождения Палестины”, он метал громы и молнии: «ХАМАС поставил под угрозу палестинскую мечту о создании суверенного демократического государства. Знамя ООП растоптано боевиками. Они уничтожают наши национальные символы – разграбили и осквернили  резиденцию Ясера Арафата, уничтожили монумент Неизвестному солдату. Что может быть ужасней этого?». Если на кого и произвела впечатление эта риторика, то на Израиль. А Абу-Мазен тем временем начал прощупывать почву, чтобы выяснить, можно ли договориться с ХАМАСом и на каких условиях.  Судя по оптимизму, который излучал на саммите Хосни Мубарак, - можно. Египетский президент призвал к диалогу. Откликнувшийся Исмаил Ханийя заявил, что готов сесть за стол переговоров «незамедлительно». Будет ли там место  Саламу Фаяду?
Но об этом мы узнаем завтра. Будущее, как Небеса: все восхваляют, но никто туда не торопится. Саммит в Шарм-аш-Шейхе закончился на высокой ноте. Каждый услышал то, что хотел услышать. Ольмерт завлекает “новыми политическими горизонтами”, которые открывают возможность для возобновления мирного процесса. К своим “жестам доброй воли” он добавил еще один, пообещав освободить из тюрем 250 террористов «без крови на руках». Не знаю, посещал ли Ольмерт в детстве кружок художественной самодеятельности, но артистические способности у него налицо. «Я хочу обратиться к лидерам арабских стран, чтобы сказать им, что больше нельзя игнорировать призывы к нормализации отношений между Палестинской автономией и Израилем. Пришло время оказать нам поддержку и помощь. Это нелегко. Но необходимо во имя наших народов, во имя надежды и мира. Не упускайте своего шанса».
Так что же все-таки делать с Газой? Этот вопрос повис в воздухе.


Комментарии (Всего: 1)

Приглянулся данный пост. Щас буду заходить к вам чаще!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *